Skip to main content

Современная семья. Часть 7

До обеда дочка не выходила из своей комнаты. Потом, когда Наташа позвала всех кушать, она таки появилась на свет — уже не целиком голенькая, а в шортиках и топе, который оголял плечи и животик. Я словил себя на мысли, что в такой по-летнему открытой одежде она выглядит еще сексуальнее, чем полностью обнаженная. Саша все еще дулась на меня, но я тем не менее решил, что от очередного окончания в ротик она не откажется.

— Доча, небольшой аперитив перед обедом. Ты не против? — спросил я ее, расстегивая ширинку.

Сашенька продолжала сидеть за столом с надутыми губками, явно давая понять, что все еще сердится на меня. Я встал со своего места, подошел к ней и хотел было потрепать дочь по волосам, но девочка уклонилась от моей руки и протянула:

— Маам, папа опять делает вид, что я интересна ему в плане секса! Это уже не смешно!

— Да нет же! Я просто хочу кончить тебе в ротик, не более того! Никакого секса! Поцелуи, ласки — фу! — я поспешил скорчить гримасу отвращения, раскачивая своим дрожащим членом прямо у лица дочери.

Саша посмотрела на меня с подозрением.

— Пап, я, разумеется, совершенно не против иррумации, но мне важно выяснить один момент — зачем ты так играешь лицом, притворяясь, что хочешь именно меня, а не просто кончить куда-нибудь?

— Ээ… Понимаешь, Сашуль, я просто люблю тебя как дочь и мне кажется, что иллюзия влечения поможет тебе во время процесса чувствовать больше удовольствия…

Глаза дочери расширились, а щечки покраснели:

— Какого еще удовольствия, пап? Сексуального?! — в ярости прошипела она.

— Механического! Чисто механического! Влага, трение, пульсация — вот это все. Ты же сама говорила, помнишь? Никакого сексуального подтекста!

— Помню, — буркнула доча, вздыхая. — Ну тогда, наверное, ты прав. Возможно мне тоже стоит притвориться, что собственный отец мне небезразличен в плане секса.

Я пожал плечами. Сашенька улыбнулась и открыла ротик. Наташа тем временем принялась разливать горячий борщ по тарелкам. Я чувствовал приятный аромат пищи и одновременно наслаждался прелестным видом Сашеньки, готовой принимать отцовский член своими невинными симпатичными губками. Как тут вдруг она закрыла свой волшебный ротик и строго на меня посмотрела:

— Но ведь стоит у тебя сейчас на маму?

— Конечно! — я не слишком кривил душой — Наташа в фартушке на голое тело с поварешкой в руках возбуждала меня без меры. Но вид дочери, готовой к глотанию отцовской спермы, и вовсе выбивал почву из-под ног.

Удовлетворенная моим ответом, доча снова разомкнула губки. Но потом опять отшатнулась и посмотрела на маму.

— Мам, но ведь нельзя сладкое перед обедом! Аппетит испорчу!

— Не испортишь, я попробую вставить поглубже, чтобы ты даже вкуса не почувствовала! — сказал я.

— Мам, точно не почувствую? — доча обратилась к маме, очевидно, уповая на ее гораздо больший опыт орального секса.

— Гарантирую, Сашуль! Но только если папа вставит совсем глубоко. Обрати внимание — у него головка больше, чем у Жоры, ты справишься? — обеспокоенно спросила Наташа.

— Думаю да! — доча кивнула и снова приняла выжидательную позу, слегка высунув язычок.

Наконец-то я качнулся вперед и пенис легонько коснулся ее ротика. А в следующий момент губки Сашеньки уже обхватили член, заставляя меня ахнуть от восхищения. Я совершал движения в нежном ротике дочери, наполняясь блаженством. А ротик дочери наполнялся слюной, рождая фантастические хлюпающие звуки.

Взяв девочку за затылок, я принялся двигаться чуть быстрее. Наташа как зачарованная смотрела на эту картину. Ее ротик удивленно приоткрылся, а я продолжал наслаждаться иррумацией в исполнении нашей дочери. Увидев, что она наблюдает, я завернул прядку волос дочери за ушко, чтобы Наташе было лучше видно. Интересно, что ладошки Саши не лежали спокойно — в процессе она теребила свои сосочки прямо сквозь ткань топика. Влажные хлюпающие звуки наполняли кухню, радуя и возбуждая всех, кто в ней находился.

И вот я почувствовал приближение финиша. Видимо, Саша тоже уловила пульсацию, поскольку поплотнее сжала губки, готовясь глотать мою сперму. Я помнил про обещание не испортить дочери аппетит, так что перед самым извержением надавил девочке на затылок, проталкивая член глубже. Сашуля отчаянно заглыкала, силясь не задохнуться, а я упорно давил, желая коснуться своими яйцами подбородка дочери.

В итоге это мне так и не удалось, но в чем я был точно уверен, так это в том, что сперма полилась Сашеньке прямо в горлышко, минуя вкусовые рецепторы на языке. Когда я убрал руки и доча смогла освободиться от душащего ее члена, я увидел в глазах девочки помимо слез еще и удовольствие и гордость за свое мастерство.

— Вот это да! Доча, ты просто мастерица! — Наташа поцеловала наше чадо в лобик.

— Спасибо, мам! — девочка расплылась в благодарной улыбке. Ее раскрасневшееся личико так и хотелось расцеловать, но я сдержал себя, помня про наши дурацкие правила.

— Да, Саша, я поражен, как быстро, ты освоила глубокую глотку.

— Ну, у меня ведь прекрасная учительница! — доча посмотрела на Наташу. Все втроем мы радостно хохотнули, а потом приступили к трапезе.

***

После обеда Наташа и Сашенька вдруг принялись шептаться. Я видел, как краснеют щечки то у моей жены, то у дочери, и весь наполнялся предвкушением. А что, если они говорят про двойной минет? Чтобы доченька лизала мне яйца, а Наташа насаживалась на ствол? Или наоборот? Или они обе брали бы с боков, пуская в ход язычки, да вдобавок целуясь при этом?! Я буквально захмелел от таких картин, которые услужливо подсовывало воображение. Но, как выяснилось позже, говорили они совсем не об этом.

— Аркаша, нам нужно серьезно поговорить, — сказала Наташа, подойдя ко мне.

— Да? — с надеждой посмотрел я на свою жену. Она переоделась в желтый сарафан, великолепно подчеркивающий ее округлости.

— Идем в гостиную, — моя избранница взяла меня за руку и повела к креслу. — Тебе лучше сидеть, когда ты услышишь наше предложение. И, пожалуйста, не руби с плеча, а сначала обдумай.

— Да что тут думать! — воскликнул я. — Согласен, можно прямо сейчас!

— Но ведь ты еще не знаешь, что мама тебе предложит! — озадаченно сказала Сашенька.

— Ну, ведь это наверняка… — осекся я, внезапно уразумев, что двойной минет вряд ли впишется в инцест-запреты дочери, поскольку она до сих пор никак не дала понять, что они уже в прошлом. И это несмотря на то, что я за сегодняшний день кончил ей в ротик уже четыре раза.

— В общем, Аркаш… Мы с Сашенькой хотели бы тебя спросить… — внезапно Наташа покраснела, как неопытная школьница.

— Да что там? Не томите!

— В общем, ты не хочешь попробовать секс втроем?! — это выпалила Сашенька, и мне показалось, что все барьеры сняты. Сердце мое наполнилось ликованием, а тело словно пронзил электрический ток. Но не тут-то было.

Как только я согласился, жена и дочь наперебой принялись описывать секс втроем, как они его видели. И внезапно выяснилось, что в их фантазиях фигурирует Жора, Наташа и я. А вот Сашеньки нет.

— Понимаешь, мне давно хотелось попробовать с двумя мужчинами, Аркаш… Ну пожалуйста, ты не против? — жена просительно заглядывала в мои глаза, надеясь найти там ответ. И ведь я был совершенно не против, меня даже возбуждала мысль о том, что мою жену будет сношать Жорик на глазах дочери… Более того, я находил, что эту пару и в трио превращать не за чем — Наташе наверняка будет очень хорошо с Жорой и со мной лишь в качестве наблюдателя, а не участника… Но все же изначально-то я ожидал совсем другого!

— Да, Наташ… Это будет здорово! Но…

— Что «но»? — с придыханием спросила Наташа, очевидно, уже рисуя в своих фантазиях секс с Жориком.

— Я думаю, что вы с Жорой можете справиться и вдвоем… Если честно, мне очень хочется быть просто наблюдателем!

— Наблюдателем? — тут уже голос подала Сашенька. — Но ведь в таком случае все очень легко преобразовать в две пары! Мама будет заниматься сексом с Жориком, а для папы у меня есть сюрприз!

— Какой еще сюрприз, доченька? — чуть ли не хором спросили мы с Наташей.

— А вот такой!

Доча сбегала в свою комнату и принесла телефон. А потом принялась показывать нам фото девушки.

— Боже, какая прелесть! — невольно воскликнул я.

— Я знала, что тебе понравится! Это моя одноклассница Карина. Она увидела тебя на моей страничке в соцсети и ты ей понравился. Карина несколько раз делала ударение на том, что ее родители свингеры, и поэтому они хотят, чтобы ее первый секс был со взрослым мужчиной под их контролем. Хотя я, честно говоря. не понимаю, при чем здесь танцы.

— Какие танцы, доча? — осторожно уточнил я, с вожделением рассматривая фото Карины. Эта девушка была просто фантастически сложена, с прелестным личиком и улыбкой богини.

— Ну, свинг. Это же танцы? Выходит, они танцоры.

— Эээ, вообще-то свинг это не только танцы. Тут скорее имеется в виду то, чем мы с папой собираемся заняться.

— Ааа, обмен партнерами! Ну, тогда все ясно. Хотя нет. Получается, Карина просто хотела рассказать, чем занимаются ее родители. Ну да ладно. Короче, я бы могла позвонить им и они пригласят тебя на ужин. Ты готов?

— Конечно, доча! Ну, если только мама не против, — я присмирел, глядя на жену.

— Разумеется, я не против. Развлекись там как следует, пока мы будем тут ублажать Жорика, — заявила Наташа.

— Эй, какие еще мы! — возмутилась Сашенька. — Если мы, то это будет секс дочери с мамой! Инцест! Фу, какой ужас!

— Ой, прости, Сашуль! Я имела в виду, что ты будешь рядом, сможешь и научить чему-то и научиться сама…

— Ааа… Но чему я могу вас научить? Я ведь всего месяц как начала заниматься сексом, да и только пока лишь оральным… Ну и петтингом немножко… — доча снова мило покраснела.

— Ну, например, я до сих пор не понимаю, как ты за такой короткий срок научилась брать глубоко в горлышко. Мне в юности потребовалось гораздо больше времени.

— Видимо, у меня талант с рождения! — хихикнула доча и пошла звонить Карине по поводу меня.

Я сидел, шокированный перипетиями беседы. У меня до сих пор не вписывалось в сознании, что доча хочет уступить меня своей однокласснице. А что, если Сашенька не притворялась и я действительно не интересен ей в сексуальном плане? По спине прошиб холодный пот. Да нет, как такое возможно? Ее стоячие соски, мычание во время иррумации… Что она там говорила? Чисто механическое удовольствие? Да уж конечно!

Но мои размышления прервала Саша, которая, видимо, уже закончила разговор с Кариной.

— Значит так, пап, завтра ты идешь на ужин к Домоседовым. Родителей Карины зовут Даша и Валера. Постарайся им понравиться, потому что Карине ты уже и так пришелся по душе, хоть она и видела тебя только на фотках.

— Ээ, ладно.

Я посмотрел на часы. День клонился к закату, через пару часов должен был прийти Жорик и впервые испробовать мою жену.

— Саш, а как насчет иррумации при Жорике? Ты ведь не будешь стесняться?

— А чего тут стесняться? Главное, предупредить его, чтобы он все правильно воспринял.

— Как насчет тренировки прямо сейчас?

— Конечно, пап! — доча улыбнулась и тут же скинула тапочки, залезла на диван и приняла коленно-локтевую позу.

— О, в этот раз ты хочешь в такой позиции?

— Ну да, решила немного разнообразить, — сказала доча и, протянув ладошку, коснулась моего члена.

Неожиданно для меня девочка прижала мой пенис вниз почти параллельно мошонке, а потом убрала руку. Член пружинисто взвился вверх. Потом она сделала это снова, и еще раз. Было невыразимо приятно чувствовать давление пальчиков дочери и упругую реакцию моей плоти.

— Пап, он у тебя такой забавный. Как чертик на пружинке.

Затем Сашенька решила поприжимать член влево и вправо. Всякий раз, когда она убирала руку, он возвращался в первоначальное положение, покачиваясь и дрожа. Я уже едва терпел, чтобы не схватить дочу за косички и не насадить с размаху на ствол, ставший жертвой ее игр. У меня даже мелькнула мысль, что это и была цель Сашиных манипуляций.

Дочка тем временем прекратила крутить моим членом и, открыв ротик, приняла выжидательную позицию. Облегченно вздохнув, я накрутил ее косички на свои кулаки и надел Сашеньку на член. Девочка заглыкала, мыча и фыркая, видимо, я насадил ее немного глубже, чем она привыкла. Но реакция Саши не смутила меня, я сделал движение тазом вперед, чтобы оказаться еще глубже. Доча стала стонать громче, в ее мычании появились протестные нотки.

Я немного подался назад, давая девочке вдохнуть, а потом снова занял влажную тесноту горлышка. Сашенька отчаянно замычала, пока я вгонял свой член в ее ротик почти полностью. Мне очень хотелось хотя бы на этот раз шлепнуть ее яйцами по подбородку, но опять не хватило каких-то считанных миллиметров. Я начал кончать, а доча в этот раз не стала сжимать губки, давая сперме стекать в подставленные ладошки.

Когда Саша смогла освободиться, ее ладони были полны белесой жидкости. Она принялась слизывать ее, как котенок слизывает сметану. Я с восторгом смотрел на эту картину, отмечая, что член не собирается падать, а наоборот, лишь набирает силы.

Тут в комнате появилась Наташа. Она надела туфельки на высоком каблуке и завила волосы.

— Какие прелестные кудряшки, любимая! Жду не дождусь, когда ты насадишься своей прекрасной головкой на Жорин член.

Наташа и Сашенька хихикнули, представив, как это будет выглядеть. Тут как раз прозвенел звонок в дверь — Жора пришел со смены сразу к нам, даже не стал заходить домой. Поэтому он прежде всего с порога не поспешил к Сашеньке, а ринулся в душ.

После водных процедур Жора вышел из ванной в одном полотенце. Мы с Сашенькой решили сразу продемонстрировать ему наши вовсе не сексуальные новые отношения.

— Дядя Жора, пока вас не было, мы с папой решили немного потренироваться, — Сашенька почему-то покраснела, когда начала объяснять Жорику ситуацию.

— Так вы теперь… — Жора одобрительно посмотрел на меня.

— Нет-нет! — доча замахала руками. — Никакого секса! Папа просто теперь иногда кончает мне в ротик, вот и все. У нас строгие правила, никаких поцелуев, ласк и прочего такого. Мне просто нравится ощущать член во рту… Да и сперма у папы довольно вкусная, почти как у вас, дядя Жора.

— Ничего не понимаю, — нахмурился Жора. — Так ты теперь делаешь папе минет, верно?

— Нет! Вот блин, я так и знала, что вы не поймете. Это называется иррумация. Все делает папа, я только спермоприемник! Он надевает меня на свой член, а я сама активных действий не совершаю!

— Ааа, кажется начинаю понимать. Но почему… почему именно так у вас все происходит?

— Как это почему? — глаза дочери округлились. — Ведь в противном случае это будет инцест!

Жора с недоумением посмотрел на девочку, но ничего не сказал.

— А вы бы не могли… ну, продемонстрировать. Очень интересно на такое посмотреть.

— Конечно, дядя Жора! — просияла доченька.

Она тут же встала на коленки прямо посреди комнаты и открыла ротик, готовясь принять мою сперму в который раз. В этот момент вошла Наташа. Ни слова ни говоря, она прошла мимо дочери в ожидающей позиции, положила ладошки на Жорину задницу, обтянутую полотенцем, и поцеловала его прямо в губы. В момент поцелуя жена украдкой покосилась на меня, а я сидел в полном восторге, наслаждаясь и видом дочери, стоявшей на коленях с призывно открытыми губками и высунутым язычком, и фантастической картиной обоюдных ласк и поцелуев моей супруги с дочкиным подарком.

Из забытья меня вывел голосок дочери:

— Пап, ну я же жду!

Я встал с кресла и подошел к дочери. Ее восхитительное личико опять заставило меня дернуться от осознания предстоящего удовольствия. Я не стал сразу насаживать дочь на пенис, а сначала решил легонько повозюкать членом по ее милым щечкам. А Наташа тем временем уже стянула с Жоры полотенце и целовала его живот и бедра. Стоящий колом член она пока обходила своим вниманием, то и дело бросая на меня взгляды, словно спрашивая «Ну как я тебе, любимый?» Я не ответил, но она и по выражению моего лица все поняла. С улыбкой Наташа взяла пальчиками член Жорика и принялась легонько ласкать его, пока не пуская в ход губки и язычок. А я буквально млел, оставляя влажные следы своим членом на лице Сашеньки…

 

(Всего 168 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг