Современная семья. Часть 9

Я продолжал сидеть за столом с приспущенными штанами, ошалев от поцелуев Карины. Девочка кушала и изредка поглядывала на меня, улыбаясь. А я находился буквально в шоковом состоянии — во-первых, от пережитого, а во-вторых я не мог представить, как мне выбираться из-за стола в таком виде. А лезть руками и застегивать брюки было бы слишком неловко, так я точно нарушу правила. Так что я на автомате отправлял в рот куски курицы, пытаясь взглядами подать Карине знак, чтобы она помогла мне вернуть штаны на место.

Но Карина покушала и упорхнула в другую комнату. Я продолжал ощущать, как пряжка ремня шкрябает по полу, но все еще стеснялся протянуть руки и натянуть брюки на место. Словно почувствовав мое замешательство, Даша, мама Карины, сделала неловкое движение и уронила под стол солонку.

— Даш, ты что, соль рассыпала? — возмутился Валерий, папа Кариночки.

— Да она вроде закрытая была. Не должна была рассыпаться. Я сейчас проверю, — сказала Даша, улыбнувшись мне, и нырнула под стол.

Я почему-то решил, что Даша хочет помочь мне с брюками, и даже приподнялся немного, чтобы ей было удобнее. Но я ошибся – мама Кариночки вовсе не собиралась выпускать меня из-за стола с эрекцией. Она приблизила свое милое личико к моему члену, который опять поднялся перпендикулярно столешнице и уже даже касался ее головкой. Даша аккуратно лизнула пенис, а потом взяла его ручками и направила пульсирующий ствол себе в ротик. Я ощутил накатывающую волну удовольствия и вцепился в стол руками, шумно дыша и чувствуя, как краснею.

Глава семейства оглянулся в сторону дверного проема, а затем кашлянул и, встав из-за стола, подошел к нам. Валерий даже не скрывал своей очевидной эрекции – член оттопыривал штаны так, что я испугался, не больно ли ему.

— Пока Карина у себя, вы можете временно прекратить игру и спокойно заняться любовью с моей женой, – шепотом заявил Валерий, пока Даша делала мне хорошо ротиком. Восхитительные минетные звуки разносились по комнате.

— Но… А если она зайдет? – также тихо спросил я, наслаждаясь влажными хлюпающими ласками Даши.

— Не волнуйтесь, я сейчас принесу ширму, – заявил Валерий и вышел из комнаты. Через минуту он вернулся с медицинской ширмой на колесиках. Единственное ее отличие от ширм из врачебных кабинетов – она была ниже, где-то полтора метра в высоту.

Дашуля на время выпустила мой член из ротика и, улыбнувшись, вылезла из-под стола. Теперь, благодаря ширме, она могла не сгибаться в три погибели, а занять удобную позу – все еще на коленках, но теперь ее темноволосая головка была на уровне моего пупка, а не в районе ног, то есть во время ласк член теперь был не вытянут вперед, а стоял в направлении потолка. Заботливый муж принес подушку с дивана и Даша встала на нее, попутно подняв вверх топик и обнажив свои круглые тяжеленькие груди. Я было потянулся к ним, но сначала посмотрел на Валеру – не против ли он, если я начну трогать его супругу руками.

— О, не волнуйтесь, можете ласкать Дашу где угодно, пока она будет делать вам минет. Только обязательно прекратите ласки, если сюда зайдет Карина.

— Ага… – я с наслаждением впился пальцами в упругие полушария, пока Дашуля элегантно обнимала мой член губками. Меня будто пронзали электрические разряды от каждого причмокивания Дашеньки, пока пенис упирался в ее маленький юркий язычок, горячие губки плотно сжимали кольцо, а холодные пальчики тихонько лежали на моих бедрах. Валерий не стал оставаться в стороне – он опустился на колени, снял с жены шортики и утопил лицо между ее булочек, то и дело заставляя супругу приглушенно повизгивать и подергиваться всем телом.

Сумасшедшая радость переполняла все мое естество. Чтобы усилить удовольствие, я начал немного дергать бедрами, двигаясь внутри теплого влажного ротика. У Даши скопились слюнки и постепенно они стали стекать вниз, образуя на стуле мокрое пятно. Хлюпающие звуки добавили влажности в свое звучание, а когда Даша принялась во время мерных движений взад-вперед головой еще и двигать своим язычком, охватывая мой член с разных сторон, то я почувствовал, что вот-вот кончу.

Валера был увлечен вылизыванием попки жены, так что мне было никак не узнать у него, не против ли Даша окончания в ротик. Я не нашел ничего лучше, как попытаться произнести вопрос, пока Дашуля в быстром темпе насаживается на мой член:

— Даш, а ты не против?… – я не успел завершить фразу, так как понял, что уже поздно. Впрочем, в последний момент Дарья промычала что-то утвердительное, возможно, мой вопрос таки достиг цели и она дала согласие. Пенис начал пульсировать во влажном горячем ротике, я с восторгом ловил каждый звук отчаянно глыкающей Даши – она изо всех сил пыталась не упустить ни капли. И в этот момент я с ужасом услышал голосок Карины:

— А что это вы тут делаете?

Я отпрянул от Карининой мамы и застыл в ожидании. Сама Даша сделала пару глотательных движений и вытерла ротик, даже не посмотрев на дочь, надеясь, видимо, что она не заметит маму за ширмой. Но Кариночка, которая, кстати, уже переоделась в кружевной пеньюарчик, тут же заявила:

— Мам, не прячься, я тебя вижу! Зачем ты стоишь перед дядей Аркашей на коленках? И что там папа делает у тебя сзади?

В соответствии с правилами игры нужно было придумать какое-то объяснение. Я отчаянии воскликнул:

— Это гимнастика! Мы с твоей мамой тут разрабатываем гимнастические упражнения. А папа фиксирует мамин корпус, пока она.. эээ. Качает мышцы горла!

— Мышцы горла? Но зачем? – Карина недоуменно сморщилась.

— А это последний тренд. Все тик-токерши сейчас так делают. Чтобы шейка казалась длиннее.

— Пап, да какие тик-токерши? Что ты несешь?

— А вот такие! Ты-то сама смотришь, чем твои одноклассницы увлекаются? Вон, Саша, дочка Аркаши, вчера нам в чат скинула!

— Нет, пап, я в тик-токе не сижу! Ты же знаешь, там сплошной разврат и пошлость!

— Ээ, ну это да. В любом случае, такая гимнастика сейчас очень популярна. Доча, ты лучше скажи, чего вдруг вырядилась так, почти голая перед гостем стоишь?

— Аа, да я как раз хотела показать дяде Аркаше свое новое белье!

Иллюстрируя свои слова, девушка повернулась к нам задиком, оттопырила его и облокотилась на дверь. Я почувствовал, как у меня внутри словно прыгают слоники. Член задрожал и вновь начал наливаться соками.

— О нет, доча! Это же так развратно! Ты ведь сама только что…

— Да ничего подобного! Что же тут развратного? Это белье просто красивое с эстетической точки зрения! – Карина возмущенно надула губки и скрестила руки на груди.

— Но ведь оно подчеркивает изгибы твоего юного тела, Кариночка! Разве можно выставлять его напоказ?

— Пап, да какие еще изгибы?! Мне ведь всего восемнадцать! А дяде Аркаше все пятьдесят! Разве может его заинтересовать такая маленькая девочка как я?! – глаза Карины расширились от праведного гнева.

— Нуу, тут ведь не только дядя Аркаша, – Валерий покраснел и отвел глаза от дочери.

— А уж ты тем более, пап! Я ведь твоя дочь, тебе и подавно мое тело неинтересно в сексуальном плане! Так что тут точно никакого разврата! Я ведь не расхаживаю в таком виде перед одноклассниками! – увлеченная спором, Карина даже притопнула своей стройной ножкой. Она не только переоделась, но и вместо тапочек обула замечательные босоножки на каблучках, так что звук “цок!” о паркет был весьма отчетлив.

— Ну ладно, доча, твоя взяла. Но ты не могла бы выйти, а то наш гость смущается, мы никак не можем закончить.

— Ну уж нет! Я не для того переодевалась! Пусть дядя Аркаша смотрит на меня в белье, пока мама занимается гимнастикой для горла, а ты фиксируй ее корпус, как и раньше.

— Но ведь эта гимнастика весьма интимный процесс, доча! – тут в разговор вмешалась мама Карины. – Дяде Аркаше будет сложно сосредоточиться в твоем присутствии!

— Нет проблем! Я закрою глаза повязкой для сна и надену наушники. Буду слушать “Сплинов” и сидеть тут, пока вы не закончите. А потом мы с дядей Аркашей пойдем в мою комнату, я хочу показать ему пару фокусов!

— Хорошо, доча! Только не подглядывай, эта гимнастика довольно щепетильный процесс! – предупредил ее папа.

— Ладно, не буду! Хотя чего там щепетильного? – Карина пожала своими прелестными плечиками и удалилась в свою комнату.

Воспользовавшись отсутствием дочери, Даша тут же во второй раз насадилась своим мягким горячим ротиком на мой член. Я почувствовал, как он распрямляется уже в ее сладком влажном плену и восторге обхватил своими ладонями затылок возбужденной сосулечки, вталкиваясь как можно глубже. Валерий тем временем обеими руками раздвинул половинки Дашиной попы и принялся влизываться в ее дырочку. Его жена охала и стонала, но не могла делать это во весь голос, так как ее горлышко было занято моим пульсирующим стволом.

В этот момент послышался цокот каблучков. Мы тут же сбавили обороты, но на сей раз Даша даже не выпустила мой член из ротика, продолжив двигаться на нем, только в гораздо менее быстром темпе. Карина была уже в наушниках, в которых еле слышно играла музыка. Она демонстративно надела повязку на глаза и села на вертящийся стул в паре метров от ширмы. Ладошки девочка положила на коленки, даже близко не делая попытки приласкать себя или хоть как-то коснуться интимных мест. Ее возбуждение выдавали лишь слегка покрасневшие щечки и частое дыхание.

Александр Васильев протяжно пел “Скажи, что я ее люблю”, пока мама Карины тихонько хлюпала моим членом. Но вот Валера не собирался отказываться от мечты довести свою жену до оргазма ласками анального колечка. Через некоторое время она стала буквально конвульсивно подергиваться, изредка даже выпуская мой член, так, что приходилось возвращать прелестные губки на место.

Я неспешно поднимал и опускал прелестную сосульку, с удовольствием ловя ее стоны и украдкой поглядывая на дочь своих новых знакомых. Она сидела отстраненная, будто даже не понимая, чем ее родители сейчас заняты. Тут мне в голову пришла мысль о том, что мой член также может исчезнуть в юном ротике Карины, как сейчас исчезает в возбужденном ротике ее мамы. От таких мыслей у меня задрожало все тело и я принялся кончать, во второй раз за несколько минут. И надо же было такому случиться – в этот же момент ласки Валеры достигли цели и Дашу накрыло волной экстаза. Она выгнулась дугой и соскочила с моего пениса, как щука с лески.

Судорожно хватая воздух, Даша лежала у ширмы. Из ее губок вытекал мой нектар. Почувствовав, что за ширмой происходят некие события, Карина вскочила со стула, отбрасывая наушники.

— Что случилось, мам?

— Все в порядке, доча… – улыбнувшись, мама провела пальчиком по подбородку и отправила белесый сгусток себе в ротик.

— Это гимнастика такая? – понимающе спросила доченька.

— Ага, Карин. Упражнение наконец закончили.

— А что это у тебя вытекает из ротика, мам? – Карина удивленно сложила губки буквой “о”.

— Это? А, это… – мама язычком начала подхватывать капельки.

— Это гимнастический крем. Специальный, пищевой, – нашелся я.

— Пищевой? – переспросила Карина, садясь на коленки рядом с мамой. Валера и я все еще были скрыты за ширмой, так что Кариночка не видела наши возбужденные пенисы.

— Ну да. С банановым вкусом. Доча, хочешь попробовать? – Даша внезапно взяла немного моей спермы и на руке протянула дочери. Карина послушно облизнула ее и посмаковала на язычке.

— Мм, какая вкусняшка! И давно вы этот крем для горловой гимнастики купили? Почему не говорили, что у вас есть такая сладкая штучка?! – в Каринином голоске вновь появились обиженные нотки.

— Ну, так это для дела. Гимнастикой ведь не позанимаешься без крема! Это же не просто лакомство, Карин! – отец укоризненно посмотрел на дочь.

— Все ясно. Ну хорошо, раз вы закончили, я пойду к себе в комнату. Дядя Аркаша, заходите, как только будете готовы! У меня еще пара купальников есть, очень милые, и трусики с Микки-Маусом! Обязательно посмотрите, папе вот они очень нравятся! – и Карина вприпрыжку убежала куда-то в глубину квартиры.

А мы с Дашей и Валерой с улыбками смотрели друг на друга. Несмотря на то, что Валерий так и не кончил, в отличие от меня с Дашей, он был весьма доволен разворачивающимися событиями.

— Трусики с Микки-Маусом она, скорее всего, будет показывать топлес, – тихонько сказала Даша, вытирая губки.

— Да уж. И не забудь попробовать фокус с газировкой, не отказывайся, если предложит, – сказал папа, ободрительно шлепая меня по плечу.

— Ага… – хрипло сказал я, застегивая штаны.

— Впрочем, возможно, до газировки сегодня не дойдет. Помни, что правила игры – это самое важное. Ты здорово придумал про крем! Но будут еще подобные эпизоды, постарайся не сплоховать. Карина очень любит все эти… сопроводительные моменты!

Даша хихикнула и они чуть ли не силком вытолкнули меня за дверь, показав, где находится дверь в комнату Карины. Я пошел по коридору, пока не оказался в типичной комнате восемнадцатилетней девочки-подростка. На стенах плакаты любимых групп и героев сериалов, розовые подушки и здоровенный плюшевый медвежонок у изголовья кровати – все это отлично сочеталось и настраивало на нужный лад. Сама героиня моих фантазий раскладывала ширму посреди комнаты – почти точную копию той, что закрывала наши с Дашей и Валерой занятия “гимнастикой” от Карининых глаз несколько минут назад. Только это была поменьше и бирюзового цвета.

— А… а зачем ширма?

— Родители любят заходить без стука. Я не хочу, чтобы они узнали секреты фокусов, которые я буду вам тут показывать.

— Аа, понятно.

Я так и стоял перед Кариной, которая сидела передо мной на коленках, поджав под себя ножки. Босоножки она аккуратно сняла и поставила у стеночки. Я с восторгом глядел на ее милое личико, точеные губки и высокую упругую грудь, которую едва скрывал кружевной бюстгальтер. Хотелось плотно обхватить девичьи сисечки и мять их, выкручивать соски, щипать и облизывать ее, вдавливаться лицом между грудей и скользить руками дальше, вниз, под трусики…

Я тяжело задышал и почувствовал, как в штанах вновь поднимается напряжение. Карина тут же перевела взгляд на мою ширинку и густо покраснела.

— Дядя Аркаш, вы простите меня…

— За что? – искренне недоумевая, я продолжал наслаждаться видом невинной восемнадцатилетней девушки в одном белье, которая сидела передо мной на коленях и каких-то десять минут назад касалась своими губками моего члена.

— За поцелуи. Ну, под столом. Я не смогла себя сдержать… Видела, что вам неловко, понимала, что папа с мамой могут заметить… И все равно.. Понимаю, что вы сердитесь, но поймите – мне очень нравится целоваться! Правда-правда! Я ничего плохого не хотела, только ощутить губками, какой у вас…

— Карин… Вообще-то все в порядке. Это же мечта любого мужчины!

— Какая еще мечта? Вы о чем? – Карина отшатнулась и посмотрела на меня с подозрением.

— Ну… Поцелуи под столом… Когда красивая девушка…

— Какая еще красивая девушка? Я ведь просто использовала вас! Использовала, зная, что это неправильно, использовала в надежде удовлетворить свои потребности, не думая о том, что при этом испытываете вы!

— Но… Но ведь вы сами сказали, что ничего плохого не хотели…

— Не хотела. Но тем не менее причинила. Вот и сейчас я причиняю вам боль – у вас от механического возбуждения член скоро штаны порвет, а я даже ширинку не расстегнула! Заходите скорее за ширму.

Я послушно скрыл нижнюю половину тела за ширмой и девочка наконец освободила мой пенис. Он предстал перед ней, словно осадная башня перед крепостной стеной. Карина приоткрыла ротик, но тут же поспешно заявила:

— Какой же он у вас красивый!

Член покачивался перед лицом девушки, дрожа и притягивая к себе ее взгляд. Но она нашла в себе силы скинуть эти гипнотические чары и вновь пуститься в оправдания.

— Дядя Аркаша, вы не представляете, какое это удовольствие – брать член в ротик, чувствовать как он пульсирует там, растет и дрожит! Я только из-за этого так делаю, честное слово! А мальчики… Ну, мои одноклассники – они вообще дураки! Дегенераты, у них только одно на уме!

Я сейчас меньше всего хотел слушать эти тирады про ее мальчиков, стоя с каменным стояком после двух эякуляций. Но тем не менее я нашел в себе силы не прерывать откровения Карины, а вежливо их выслушать. А она тем временем продолжила:

— Буквально на прошлой неделе, дядя Аркаш, представляете – Даня из параллели заманил меня под лестницу. Я думала, что он просто разрешит поцеловать его в писю, ну, кончит там в ротик и разбежимся. А он, гадина, начал во время ласк меня за грудь трогать, представляете!?

— Какой ужас! – я картинно возмутился, немного качнув пенисом в сторону очаровательного ротика Карины, который быстро шевелился, выдавая фантастические слова и фразы.

— А потом того хуже! Он наклонился, да так, что член аж выскользнул у меня из губок и рукой полез ко мне под трусики!

— Вот же тварь! Подонок! – воскликнул я, с восторгом замечая, как выбившаяся прядка волос Карины вот-вот щекотнет меня по головке члена.

— А еше был случай в мае, перед последним звонком. Мы просто целовались с Васей на заднем дворе школы, как раньше сто раз делали. А я… ну, короче млею от поцелуев, – девочка неожиданно покраснела опять. Удивительно, как рассказывала про минет, не краснела, а как зашла речь про поцелуи в губы, так застыдилась.

— Вася еще так хорошо языком делает, умеет, в общем. Ну, у меня в глазах и потемнело, – продолжила она, перебарывая смущение, будто и не замечая мой член, качающийся в миллиметре от ее носика. – А потом я очнулась, а он уже мою попу тискает! Такая мразь оказался! Я он ведь мне нравился…

Я совершенно не мог понять, как перевести разговор в, так сказать, предметную область, а Карина все говорила и говорила. И каждый ее рассказ все сильнее наполнял мой член энергией. Но просто взять Карину за волосы и натянуть на член я не мог, поэтому продолжал одновременно страдать и наслаждаться этой дикой ситуацией…

(Всего 74 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Добавить комментарий