Skip to main content

Сто минут

Вы бывали на летних курортах поздней осенью? Когда нудный дождь вместе с морскими испарениями насыщает воздух влажностью и сыростью, когда улицы непривычно пустынны после летнего наплыва отпускников, когда в глазах продавцов и официантов сперва мелькает удивление, и только потом радость при виде нежданного посетителя?

В гостиничном холле были разные магазинчики-киоски: с едой и напитками, сигаретами и сувенирами, газетами и журналами. В этом последнем работала молодая девушка с колючим взглядом, привыкшая отшивать праздных отдыхающих летом, да так и не отключившая его в бессезонье.

Тогда и там я был занят важным делом: я ждал. Каждое утро, в половине одиннадцатого я делал один-единственный звонок, выслушивал уже надоевший своей неопределенностью ответ «пока нет, ожидайте», и приступал к убийству времени посредством прогулок под дождем, чтения прессы и просмотра малоканального телевизора.

В один из дней у девушки не набралось сдачи, и я купил две книжки на недостающую сумму. Увидев обложку первой, девушка свысока усмехнулась – «Анекдоты от Ромула до наших дней», какое-то такое было название. И удивленно приподняв брови, отрывисто бросила при виде второй:
– Это тяжелая книга, вам не понравится.
– Носильщик и грузовой лифт не помогут?
– Боюсь, что нет.
– А если позвать толкователей и комментаторов?
– Есть вещи, до которых надо дойти своим собственным умом.
– Что ж, тогда остается рвануть на груди рубаху и встать перед стеной в ожидании расстрела, как полковник Аурелиано Буэндиа.
– А? – будто ощутила удар током или увидала нимб вокруг моей головы.

Да, это был роман Маркеса «Сто лет одиночества».

Завтра утром, первый раз за четыре дня моего пребывания в гостинице, я увидел ее настоящую человеческую улыбку образованной девушки, а не дежурно-вежливое растягивание губ благодарной за покупку продавщицы.

Вечером я ее проводил до остановки. Вернее, предложил проводить до остановки, но, заболтавшись, мы расстались возле ее дома и вполне традиционно поцеловались перед подъездом. Несколько секунд вокруг меня царила жара Макондо и бурлила кровь от дурманящего аромата молодого тела.

На следующий день, в отличие от всех предыдущих, я был рад телефонному ответу «пока нет, но скоро». А вечером хлынул ливень, и не было шанса добежать до остановки, не промокнув до нитки, даже под двумя зонтиками. И я предложил ей переждать непогоду у меня в номере.

За стеклянным фасадом дождь шумел так, что приходилось чуть ли не кричать, чтобы расслышать друг друга, но мне показалось, что я услышал, как она дважды глубоко вдохнула и выдохнула, и затем тихо ответила:

– Хорошо.

Я поцеловал ее в крошечном тамбуре стандартного номера, ощутил нервное подрагивание губ и жар истосковавшегося по страсти тела.

– Проходи, – предложил я, повесив на вешалку ее плащ, нераскрытый зонтик и сумочку.
– Да, сейчас, а где? – ее взгляд зашарил по стенам. Я включил свет в ванной и ушел в комнату.

… Снова поцелуи, первые ласки руками по одежде, ухающее сердце в груди…

Какая она хрупкая и маленькая без одежды, красивая куколка в руках пацана, вышедшего из детсадовского возраста. Ее взгляд чист и непорочен, а объятия радуют тело и греют душу.

Губы, шея, грудь, животик, писечка, бедра, бока, грудь, плечи, губы – зацеловываю каждую ее клеточку. Девушка отзывчива и покорна, девушка нежна и страстна в ответных ласках. Прижимая к себе одной рукой за попу, другой она держит мой член и воодушевленно сосет его, легонько царапая ноготком под мошонкой.

Натянув презик, я даже побоялся навалиться всем телом на эту хрупкую красавицу. Встав полубоком и оперевшись пяткой об край кровати, я подтянул ее ближе к себе, дразнящими движениями раскрыл лепестки ее цветка и медленно, но неумолимо, вонзился до упора.

От света непогашенной лампочки в тамбуре падают причудливые тени на занавеску: то уродливо-гротескные, то сентиментально-романтичные. То грубое чудовище яростно насилует покорную пленницу, задрав ее ноги себе на плечи, то нежные голубки ласково целуются, еле соприкасаясь губами и проникновенно шаря руками друг друга по телу.

…Потом в блаженной истоме, плотно прижавшись друг к другу, мы слушали непрекращающийся шум дождя за окном и говорили о героях Маркеса, о той непривычной любви-страсти, превращающей жизнь в чудо, а ожидание – в праздник.

…И снова я стою у кровати, положив одну ногу на край, но девушка стоит на четвереньках, оттопырив попочку, и стонет разгорячено при каждом ударе поршня. Хватаю все, что попадает под руки – ягодицы, бедра, бока, груди, клитор; изогнувшись, целую волосы, затылок, спину. Наслаждаюсь каждым мигом близости: у меня впереди не совсем обычное и не совсем законное предприятие, и при наихудшем раскладе это мой последний в жизни секс.

Стоны переходят во всхлипы-вскрики, она на мгновенье как бы становится на дыбы и с протяжным криком: «А-А-А» падает на кровать. Отдышавшись, садится передо мной, щелкает по резинке, мол, сними, и начинает усиленно ласкать член губами, а тело – руками, чтобы побыстрей довести до оргазма.

– Можно в ротик?
– Я бы хотела на лицо, если тебе нетрудно.

Последний кадр, как в порнофильме: ее открытый рот, высунутый язык, теребящий клитор пальчики одной руки и соски груди второй, и капли спермы, покрывающие ее лицо белой маской. И наши восхищенные друг другом взгляды, достойные мелодрамы.

Сто минут блаженства после ста часов ожидания – чем не «Сто лет одиночества» на современный манер?

(Всего 173 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

9 комментария к “Сто минут”

  1. Автор я Вас знаю Я Вас знаю ВАС нельзя ни с кем спутать Рассказ приятный на слух и на вкус И оставляет интересное послевкусие Мои Вам самые наилучшие пожелания! Успехов в творчестве и реальном мире!!! “10+”

    1
    1. Ага, я тоже его знаю. И Диана, скорее всего, тоже. А вот удивительно, что его знаешь ты, Андерс. Под каким ником ты присутствовал на премьере, интересно? )))

      2
  2. Не будь тега “Реальные истории”, я бы тоже, как и на прошлом анонимном рассказе, задался бы вопросом: ну и что? Курортное приключение пусть и поздней осенью, пусть и с нагнетанием неопределенности в жизни и судьбе главного героя, пусть и с “девушкой с колючим взглядом”, столь непохожей на типаж стандартных героинь эрорассказов… ну так и что из этого, какой вывод должен сделать, какой жизненный урок осознать читатель художественной прозы?
    Но пометка “реальные истории” превращает беллетристику в документалистику, и позволяет игнорировать явное или косвенное “мораль сей басни такова”. И на самом деле (если, конечно, героиня не стала для парня впоследствии основной девушкой или даже постоянной спутницей), вывод (с изрядной долей цинизма) можно сделать лишь следующий. На некоторых девушек в нелегком деле завлечения в постель играет большую роль не красота и накачанность, богатство и мажористость будущего партнера, а его эрудиция и начитанность. И это верно: плавали – знаем! )))
    К плюсам рассказа я еще бы отнес ряд удачных сравнений-описаний: тот самый “колючий взгляд”, который можно включать и отключать, описание курорта осенью, отдельных штрихи, позволяющие зримо увидеть персонажей и прочувствовать обстоятельства не только “ста минут”, но и подводки к ним.
    К минусам – попытку примазаться к действительно Великим в виде якобы глубокомысленной сентенции последнего предложения произведения.
    Школьные пять с минусом, это в Макондо на Табу-Стори, девять баллов.

    1
  3. Вообще, замечательная идея дать авторам возможность стопроцентно получить внимание читателей – опубликовать рассказ анонимно! Админу зачет, рескпект и уважуха. Хочешь не хочешь, а комментарий напишешь.

    Долго я думала, к чему бы придраться? Ну не может быть всё хорошо. Но я же добрая, белая и пушистая, не придумала…

    Говорят, что люди делятся на две категории. Те, кто старательно развязывают упаковочный пакет и те, кто остервенело его рвёт. А фиг вам, есть третья категория – это которые сначала развязывают, потом психуют и остервенело его рвут. О чём это я? Ах, да – о тонкой грани порно и эротики. Для кого-то поцелуй ниже шеи – это уже порно, а для кого-то

    Губы, шея, грудь, животик, писечка, бедра, бока, грудь, плечи, губы – зацеловываю каждую ее клеточку.

    даже не эротика.

    Сойдемся на том, что этот рассказ – классический образец романтической эротики, и не более того)))

    Рассказ написан красиво, что уж говорить (ну умеет этот автор писать красиво!)

    Иногда бывает так, что полутона сияют ярче и выразительнее, чем контрастные насыщенные цвета.

    Лиричность повествования усиливается намеками на какое-то там мифическое ожидание чего-то бытового, банального, производственного.

    Увядание природы, опустевший курорт, вместо тоскливых картинок, видится таким оазисом легкой грусти. И даже убитого времени вовсе не жаль…

    И очень нежная эротическая сцена пронизана взаимным удовольствием.

    И даже “пока нет, но скоро” обещает начало чудесного приключения.

    Короче, говорить о красивостях рассказа можно еще долго.

    О! Я нашла, к чему придраться 😎

    Где категория “Романтика”? Упущение!

    И если совсем серьёзно. Понравилось мне всё, причем так, что даже что-то умное сказать просто не получается, а глупости говорить не хочется (тем не менее, наговорила их выше 😉 )

    2
  4. В этом последнем работала молодая девушка с колючим взглядом, привыкшая отшивать праздных отдыхающих летом, да так и не отключившая его в бессезонье.

    Вот тут я сразу спотыкаюсь. Не отключившая что, лето? Слишком далеко «взгляд» от «его».

    «Презик» не в тон. «Поршень»… Может, ещё шатун и коленвал воткнуть куда-нибудь? Автор из механиков? В том же предложении орфографическая ошибка.

    Пока тройка с плюсом, тяните дополнительный билет. Ну ладно, ладно, четвёрка, так и быть.

    0
  5. Не стану подвергать сомнению правдивость истории: к качеству литературного произведения это не имеет никакого отношения, хотя тот вид, в котором автор предпочёл преподнести этот эпизод из жизни, вызывает недоумённые вопросы у читателя и подозрение в искренности происходящего – например, в части скоропалительного согласия мадам на близкие контакты третьего вида.

    Ну и пусть с ней: в конце концов моральный облик героев тоже не имеет отношения к данному очерку.
    А что имеет?

    Мы с сожалением наблюдаем неловкую попытку автора остаться в образе джентльмена и описать обмен жидкостями, не скатываясь в пошлость и порнографию. Удалось ли автору? Безусловно нет и этому есть прямое доказательство в самом тексте.

    Если некоторые скабрезные слова относятся к внутренним читательским тараканам – такие, как «писечка», например, вызывающие желание личным примером доказать, что рукописи горят и ещё как! – то фраза:

    при каждом ударе поршня

    бьёт наотмашь, как молот по наковальне. И мне совершенно непонятно, каким образом автор, написавший:

    мы слушали непрекращающийся шум дождя за окном и говорили о героях Маркеса, о той непривычной любви-страсти, превращающей жизнь в чудо, а ожидание – в праздник.

    немедленно вставляет в текст убогий диалог, который неправдоподобен так же, как и российская демократия:

    – Можно в ротик?
    – Я бы хотела на лицо, если тебе нетрудно.

    Героине осталось только сделать книксен и взять член вилкой, изящно отставив мизинец под сорок пять градусов по отношению к линии горизонта.

    Текст можно с лёгкостью отрихтовать, убрав очевидные стилистические несоответствия.
    Например, вырвать с корнем писечку (не у героини, разумеется, а из контекста), убрать эти «ротики» и вежливое обращение к гражданину в посткоитальном пространстве, сосредоточиться на Маркесе – не самый худший пример для подражания – и тогда благодарный читатель преклонит колено, а читательница, вероятно, все оба, ибо так сподручнее… Благодарить.

    У меня нет ни тени сомнения, что автору подобная циркумцизия по плечу: пока же текст выглядит в некоторых местах необрезанным и лохматым.

    Но не всё так потеряно и безнадёжно. 🧚

    2
  6. Странно, почему “Сто лет одиночества”, а не “Осень патриарха”. Ведь в рассказе и осень, и патриарх – главный герой… Но почему то “Полковнику никто не пишет”, особенно во время “…коронавируса”. Есть над чем задуматься в поисках женского тела.)))

    0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг