Странные фотки жены с незнакомцем. Часть 1

Уважаемые читатели. Приглашаю на свой телеграм-канал aquastory

Приятного чтения.

— Встань боком. Ага. Вот так.
*щелк-щелк*
— Подбородок выше, веки расслабь. Ага. Хорошо.
*щелк-щелк*
— Теперь медленно снимай сарафан… Отлично.
*щелк-щелк*
— Ну всё, Олечка. Думаю, что всё прошло прекрасно, будет отличный материал.
— Я очень рада! – улыбчиво ответила девушка.
— Через две-три недели будет отличный материал. У меня ещё целая очередь, которую надо полгода монтировать, но мы подвинем их немного.
— Хорошо, Дмитрий, спасибо вам! – засияла голая дева.
Оля вышла из студии.
— Никчемный овощ, куда она лезет со своим кирпичным лицом… — я ворчал себе под нос, пока собирал всю аппаратуру в студии.
Меня зовут Дмитрий, мне 35 лет. Я фотографирую в жанре ню.

В один из вечеров…
— Марина, поехали в свинг-клуб? – предложил я своей девушке.
— Опять ты за своё? Ну, поехали. Ты же знаешь, я ничего не обещаю.
— Да-да… знаю. Ну может в этот раз тебе кто-нибудь понравится.
Мы сели в каршеринг. Проверив все документы, я приподнял сиденье и немного его откинул назад. Само сиденье я пододвинул ближе к рулю и руль приподнял т.к. не люблю заниженную езду юношеского максимализма. Как же эти болваны умудряются себе создать дискомфорт. Опять же, вы сочтете это всё субъективно, а меня заносчивым. Всё же, дело во взглядах на жизнь.
Дорога предстояла через всю Москву. Мы жили в Балашихе, а предстояло нам ехать до Проспекта Вернадского. В одном из более-менее узнаваемых тематических заведений у нас должна была состояться стрелка с очередной парочкой, которая благополучно не приехала. На этот раз я ехал наобум.
Да, мне интересен свинг, и я себе в этом признался уже давно. В компании друзей из более близкого мне окружения, почти все знают, что я так или иначе причастен к этим кругам. Но мало кто знает, что именно меня в действительности привлекает. А привлекает меня наблюдать за сексом других людей. Некоторые считают это дебилизмом, но о вкусах не спорят.
Моя девушка не решалась ни с кем знакомиться и не подпускала к себе никого. И на этот раз всё пошло по такому же сценарию. Я пил вина на баре, а к моей девушке иногда подходили более опытные и разговорчивые свингеры-мужчины, которые хотели от неё секса. Я к этому скептически относился. Марина, как всегда, оправдывала свою натуру — она просто миловидно произносила “потом может быть подойдём к вам”, и на этом обычно контакт исчерпывал себя.
Дорога обратно была занимательной. Всю дорогу мы ехали и ржали, обсуждая какие забавные индивидуумы нам попадались в том заведении. Порой мы с Мариной переглядывались и мне было интересно, о чём она думала.
По пути к дому я вспомнил, как она заговорила с барменом, который не мог участвовать в свинг-тусовке. Печально, но парню надо было работать. В этом общении не было никакого секса, никакого флирта, я бы даже сказал. Обычное общение, но оно меня зацепило…
… Зацепило…
Какие-то струны в моих ушах были задеты в том разговоре. Нет, не ревность, а что-то другое. Марина разговаривала с парнем, пока я отвлекался. Чего тут такого — скажете вы. Всё по-другому. Она другая, разговор другой, другой лад и поведение. Как-будто я близкий человек, но мы бываем разными в жизни с разными людьми, а эту разницу я не могу увидеть. Только поверни я голову к ней… и всё, снова та же Маринка, что и была.
— Странно…
— Что странно? – спросила Марина.
— В каком смысле? – переспросил я.
— Ты сказал: “Странно” … – ответила моя девушка, — Всё нормально, Димась?
— Да. Странное чувство охватывает в свинг-клубе… — поправил я себя.
— Ну да, я же говорила – это не для нас.
Странно. Как я этого не замечал раньше, ведь с Мариной мы уже два года вместе…
Кстати, Марине 24. Да, разница у нас приличная. Однако, Марина классная девушка, с отличным потенциалом. Она своей головой не только ест, а ещё и хуй сосёт прекрасно. Шучу, она не ест. Ладно, снова шучу. В общем, шевелить зубчатыми шестернями у неё получается.
У моей очаровательной Марины стройная фигурка. Рост 172 см., с длиннющими пышными русыми волосами до попы. У неё светлые радужки глаз и приятные черты лица. Когда она улыбается, её щеки в области скул превращаются в две красные дольки. Она моя мечта, моя муза. Я её безмерно люблю.
***
1. Непонятные ощущения
Прошло пару дней…
Во время секса, я вспомнил про тот ничем непримечательный разговор с барменом. Что в нём было особенного помимо разительного поведения моей девушки? Возможно то, что бармену было около двадцати пяти и им было о чём поговорить. Но, опять же, у них был некий разговор душ, между мужчины и, как мне показалось, тоскующей женщины.
От этих мыслей я сильно перевозбудился и кончил довольно быстро.
Ничего не сказав Марине, я поцеловал её в щечку и убежал в душ. Под теплыми струями воды, я думал о том, как бы разглядеть эту туманную часть в своей девушке.
Мы постоянно проводили для Марины фотосессии. Она не возражала и полностью мне доверяла. Я сумел организовать более тридцати профессиональных фотосессии для неё в разных локациях. Естественно, в ню формате. Больше всего мне нравилась домашняя фотосессия и на природе, но мы постоянно экспериментировали.
В очередной раз, когда мы съездили загород в поле на пикник, я захватил собой фотик, чтобы сделать пикантные кадры со своей музой. Марина позировала для меня, слегка обнажая свою попку, задирая юбку.
Она так по-детски крутила своей попкой и при этом вызывала у меня смешанные чувства.
— Маленькая блядь играется со мной. У самой, наверно, чертики бегают в голове.
Вдруг я заметил приближающегося к нам здорового деревенского мужика с соломенной шляпой на голове. Он был в джинсовом комбинезоне. Марина его не видела – она стояла раком на коленках. Мужик её тоже не видел, пока направлялся к нам навстречу.
Я хотел было сказать Марине, что к нам навстречу идёт мужик – передумал, притворившись, что не вижу его – продолжил снимать свою красавицу. Почему я это сделал – не знаю.
— Э-э-э. Извините, не заметил, что у вас тут ещё кто-то… — сказал мужик, подойдя вплотную и раздвинув в стороны подсолнухи.
— Ой! – крикнула тихо Марина.
Марина начала суетиться и прикрываться, а мужик на неё рьяно таращился. Я включил дурака и просто поздоровался.
— Здравствуйте. Чем можем помочь?
— Да вот, хотел узнать, чем вы тут, сударь, занимаетесь на моем поле. Кажется, ответ я уже нашёл… — отвечал мне мужик, продолжая пожирать мою девушку глазами.
— Не знали, что это частная собственность. Мы решили пикник устроить и заодно пофоткаться.
— Мм… — почесал бороду мужик, полностью игнорируя моё присутствие.
Марина уже стояла рядом со мной, вся красная. Она на мою рекацию на его взгляд. Я максимально старался казаться непринужденным и продолжал диалог, будто я один такой наивный не вижу, как он пялится на мою обворожительную красавицу.
— Знаете что? – неожиданно начал мужик, — Вы продолжайте свой “пикник”. Если что, вот мой дом неподалеку, можете зайти на чай.
— О, спасибо большое! – продолжил я этот спектакль с глупой миной.
Марина просто улыбнулась, замешкавшись, не понимая, что здесь происходит.
Вскоре мужик удалился, и мы сели на скатерть.
— Кошмар! – покраснела Маринка.
— Неловко вышло.
— Ты его не видел?
— Нет, как я мог видеть, если у меня одним глазом в объектив, а второй закрыт?
— Ну не знаю, ты же отрываешься от камеры?
— Да, но подсолнухи высокие, а я наклонялся.
— Понятно.
Марина всё смотрела по сторонам. Ощущения были странные, я не понимал почему я это делаю, но это любопытство меня цепляло.
У Маринки тоже была пунцовая моська от всего происходящего. Она думала об этом, пока мы ели жаренные сосиски. Мужик ещё такой интересный попался. Выглядел он немного моложе меня, но при этом потолще телосложением и покрепче. Интересно, думала ли она об этом? Оценивала ли она его взгляд и тело?
После трапезы я достал из кейса свой фотик.
— Что ты удумал? – спросила Марина.
— Хотел ещё пофоткать…
— Ничего, что мужик этот снова может выскочить? – изучающим взглядом спросила моя красавица.
— Ну и ладно, он, итак, уже всё увидел, ха-ха… — ответил я, просмеявшись.
— Ха-ха, — саркастический смеялась Мариша.
Неожиданно для меня она повернулась спиной и начала позировать.
— Ну, рули, маэстро.
— О! Вот это другой разговор.
Я повел Марину в сторону берёзы, которая росла возле дома мужика. Мы взяли собой другой наряд, в котором моя принцесса выглядела весьма горячо. Это было легкое платьице деревенского стиля, всё в принте в цветочках. Самое забавное, что платье стоило четыреста рублей. Почему-то такой секонд-хенд на красивой загорелой девушке смотрится невероятно сексуально.
Пока я снимал кадры с Мариной, я замечал, как мужик выходил на крыльцо покурить и посматривал на фотосессию нашу. Марина тоже его заметила. Она посмотрела на меня, и не видя в моем взгляде возражения и дискомфорта, она продолжала позировать.
*щелк-щелк*
— Классно… — комментировал я.
Мужик облокотился одной рукой на уголок дома, а второй рукой курил. Я решил сделать кадр, как Марина рачком нагибается в корзинку, чтобы что-то достать, а в этот момент на неё таращится этот мужик. Причём, Марину-то я взял в боке, а на мужика навёл фокус.
Марина знала, что он там стоит и ещё больше наклонилась, поворачивая немного ягодицы в его сторону. Это было так завораживающе. Интересно, о чем она думала в этот момент?
… Интересно…
После мы собрались и уехали. Естественно, заходить на чай к незнакомому мужику мы не стали. Не надейся, читатель.

2. Мания
После того случая, я много об этом думал, фантазировал, и блуждал где-то в пространствах собственных иллюзий того, как всё можно развернуть. Мысли мои пересекали любые грани дозволенного по отношению к своей девушке.
Через пару месяцев отношений мы решили расписаться. У нас не было никакой свадебной церемонии, мы просто съездили на отдых в Турцию.
На отдыхе мы почему-то иногда ругались. Я сам не понимал, как я к этому подводил, но зачастую все эти ссоры были связаны с тем, что я её оставлял где-то на отдыхе одну, но по факту возле неё оказывались разные мужики, которые пялились на мою красавицу-новоиспеченную жену.
— Ты можешь внятно объяснить, что происходит? – пошла в атаку жена.
— Ты о чём?
— Не притворяйся. Я вижу, что ты всё понимаешь. Каждый раз, когда кто-то из нас замечает, что на меня смотрит мужик, ты просто через мгновение встаёшь и куда-то уходишь. То в туалет, то на бар, то в заплыв, то в магазин. Что происходит?
По правде говоря, я не знал, что ей ответить. Я сидел с плохими картами и не понимал, как мне отбиваться. Мои мысли в тот момент пересекали стратосферу.
— Марин.
— Что?
— Если я тебе кое-что покажу, обещай не психовать?
— Ну, попробуй.
— Обещай.
— Как я могу обещать? Вдруг ты мне трупа сейчас покажешь?!
— Да нет, фотки покажу.
— Фотки трупов?
— Очень смешно.
— Ладно, обещаю.
Я достал свой планшет, куда я выгружал фотки. Я открыл папку “V”, что означало voyeur – подглядывание за сексуальной сценой.
В папке были фотографии с того пикника, но только те, где мужик подсматривал за моей женой. Далее были фотки уже с пляжа, где жена купается и к ней плывет мужик, чтобы спросить одна ли она на отдыхе. Затем на других кадрах на неё смотрел мужик, который лежал на соседнем лежаке от неё. Кадры, где мы в клубе ночном на этом отдыхе, а Марина одна танцует и к ней пританцовывают мужики.
— Извращенец.
— Марина, ты обещала.
— Да. Но ты – извращенец.
— Неплохие кадры?
— Зачем они тебе?
— Новое направление открываю — Вуайеризм.
— Что это означит.
Я вкратце объяснил жене значение этого слова.
— И почему тебя туда потянуло?
— Не знаю. Интересно.
— Мм…
— Тебя это смущает? – посмотрел я на жену.
Марина погрузилась в свои мысли.
— Я не знаю, Дим… — вздохнула Марина, — ведь это же чужие мужики, а я твоя жена, а не какая-то модель для твоих снимков.
— Ты – больше, чем модель. Ты – муза.
— Не знаю…
— Это направление может даже будет очень прибыльным.
— А ничего, что я там? Меня тоже надо спросить.
— Ну да, согласен.
Наступила тишина. Марина сидела на кровати и о чем-то думала. Мне было интересно, о чем она думает, но в то же время я не мог у неё об этом спросить.
Её открытая позиция мне понятна – это неправильно и несёт последствия. Если объективно смотреть на это, то это ненормально. Однако, всегда есть доля сознания, которая ищет опровержения. Назовём её первобытной или “низшей” долей ума.
Поглядывая на свою красавицу-жену, ощущался конфликт в её голове “низшей” и “высшей” долях.
— Ты меня не ревнуешь? – вдруг спросила она.
— Ревную.
— Я ничего не понимаю, Дим… — вздохнула она, схватившись за голову.
— Мне нравится то, что я тебя ревную.
Мне казалось, что я переломил ситуацию в наших отношениях. Обстановка была располагающей для того, чтобы поговорить в форматах «была не была» и «человек-человек». Я ясно дал понять о своих интересах и сейчас до моей супруги дошло осознание.
Учитывая её склад характера, она ко всему подходит ответственно: Учеба – до дыр всё учила; Работа – не уходила с неё, пока всё не доделает; Дом – не ляжет спать, пока все домашние дела не закончит, хотя бы основные.
Сейчас, будучи моей женой, она не спешила разворачиваться. Марина действительно забеспокоилась, но она пыталась всё взвесить в своей голове.
Это добрый и отзывчивый человек с праведными взглядами. Она шла на какие-то шалости ввиду того, что мы тогда встречались и еще не были мужем и женой. Она совершала какие-то шаги больше из желания угодить мне. Её радовала сама возможность меня удовлетворить. Но на этот раз, я хотел достать из неё тёмных демонов, где я буду не причём, а она будет действовать не под диктовку, а по своей инерции.
— Ты не возражаешь если я так пофоткаю тебя ещё?
— В контакте с другими мужчинами?
— Ну да.
— Главное, чтобы они ко мне не прикасались.
— Э-э-э. Да-да.
— Что такое?
— Ну, я подумал, что можно было бы организовать небольшую фотосессию с местным массажистом.
— А. Ну, массажист – это другое… — как-то наигранно согласилась со мной Марина, — А кто будет массировать?
— Я пока не решил, а что?
— Ничего. Просто хочу понять, кто выбирает мне партнёра для фоток.
— Ну, знаешь, это можешь сделать и ты. Но если я сочту, что у него не фотогеничное лицо…
— Ну, он Турок, я не знаю… — проговорилась Марина.
— Так у тебя есть кто-то на примете?
— Ну… на пляже проходил мужчина и предлагал массаж, пока ты там ходил в бар.
— Интересно…
***
Конец вступительной части
***
3. Марат
— Алло.
— Сергей Викторович, задерживаюсь на двадцать минут, плохо себя с утра чувствовал.
— Я тебя услышал. Зайди ко мне, как приедешь в офис.
— Хорошо.
Мой голос был сиплым от волнения. В очередной раз, я прослушал четыре будильника, но они так и не подняли меня с постели. Меня поднимал с постели только страх, угроза того, что я уже опаздываю и чего мне ожидать на работе от шефа.
Меня зовут Марат, я Осетин.
Я занимался в детстве много футболом, иногда нерегулярно посещал тхеквондо, а теперь езжу в местную качалку на Выхино, недалеко от дома.
Открыв глаза, я посмотрел на обшарпанные стены, старую советскую мебель и грязь, которую не убрать, сколько не пытайся. Квартира не моя, я здесь снимаю комнату, в соседней живет парень из Волгограда, я его почти никогда не вижу.
Собравшись за четыре минуты, я вышел из дома и направился в метро. Доехал я до Славянского бульвара. Здесь я работаю старшим инженером в одной молодой компании по переработке отходов. Звучит неплохо, но по факту, я просто продаю оборудование для компаний, которые занимаются переработкой.
Начальника своего я предупредил, поэтому я неспеша шагал по подземному пешеходному переходу. Меня всегда тянуло к этому месту. Каждое утро я слышал, как в этом переходе играла лирическая музыка одного старичка. Обычная дискотека девяностых и шансон на электрогитаре. Забавно, но я слушал её с упоением. Музыка подбадривала меня перед тяжелым рабочим днём.
Я люблю свою работу, но порой её действительно много. Я вник в суть своих обязанностей и того, как всё работает. Меня устраивал коллектив, но строгость и объем работы вызывали утомления. Я почти ничем себя не радовал, потому что откладывал деньги.
Добравшись до офиса, я посмотрел в зеркало и увидел своё помятое лицо в отражении. “Плохо, наверно шефу не понравится мой вид”.
Войдя в кабинет Сергея Викторовича, тот оторвался на секунду от монитора и указал глазами, чтобы я присел за стол возле него. Ожидание затянулось, но спустя пару минут шеф отвлёкся от работы, встал и прошёлся по всем своим стеклянным окнам. Он прокрутил рукоятки, разворачивая жалюзи, и тем самым закрыл обзор в свой кабинет.
Шеф направился в угол кабинета, где красовалось деревце, и начал ковыряться где-то возле, в одной из тумб.
— Ах вот ты где… — спокойным тоном произнес Сергей Викторович, достав из тумбы бутылку Remy Martin XO.
Он начал смешивать некий коктейль пополам, наливая вишневый сок с этим коньяком.
“Будет серьёзный разговор” – подумал я. Нет — не потому, что он постоянно наливает всем, когда их ждёт серьёзный разговор, наоборот, потому что я никогда такого не видел.
— Пей! – вручил он мне бокал.
— С утра? – взволновано спросил я.
— С утра.
Я осторожно отпил немного рокса, в котором плавал мой утренний коктейль. Вкус был отвратительно приторным и совершенно отталкивающим, но через мгновение пошло послевкусие и легкое жжение в горле, довольно приятное.
— Марат.
— Я.
— Не паясничай.
— Извините.
— Есть несколько причин, по которым мы должны расстаться, — начал Сергей Викторович, — и скажу тебе, что я этого не хотел и долгое время искал причины, по которым ты должен с нами остаться.
— Но ведь… — затрясся я от такого удара, — неужели из-за опоздания?
— Марат, поймай тишину.
— Хорошо.
— Ты славный парень. Добрый. Это все знают. Но нет такой профессии – хороший человек.
— Я перевыполнил годовой план продаж на 794%.
— Да, но частично в продажах мы оказались единственными и нам повезло, а частично этот план состоит в том, что около 600 процентов из твоего перевыполнения – это та большая сделка, на сепараторы. За неё ты получишь свой бонус, ты знаешь.
— Так почему же меня увольняют? Это несправедливо. Я больше всех продал.
— Давай тезисно начну перечислять. Первое – стабильные опоздания пару раз в неделю. Второе – постоянные разговоры с коллегами о выручке, у нас это запрещено. Третье — много ошибок в заказах, на которых компания потеряла не малое количество от выручки. Четвертое – отношение к работе, постоянно где-то не на рабочем месте. Пятое… — и так он перечислял и перечислял.
— Сергей Викторович, мне Двадцать четыре года… — я его перебил.
— И что?
— И я продаю больше всех в компании.
— Видишь, Марат. Ты не учишься. Ты бахвальствуешь тем, в чем ты хорош, но не готов принять и работать над тем, что у тебя плохо. По продажам – мы заведомо взяли низкий план, не сумев спрогнозировать продажи. Ты действительно молодец, но давай смотреть правде в глаза: многое – абсолютное везение.
Поговорив ещё немного, я доковылял ватными ногами до своего рабочего места. В нашей компании никто не отрабатывал две недели, а значит мои документы уже готовила HR.
На обеде я с коллегами обедал в Макдональдсе. Когда мы вышли, я обнаружил что нет при себе кошелька. Коллеги пошли в офис, а я вернулся в Мак. Я понял, что по ошибке вроде как скинул поднос с кошельком, но возможно и кто-то украл со стола. Камеры нечетко показывали изображение, после чего я попросил посмотреть мусорку.
— Мусор увезли. – ответил мне охранник.
“Ну что за блядский день” … — подумал я.
Меня провели в задний отсек, где попросили уборщиков покопаться в мусоре. В огромной тележке лежало несколько мусорных пакетов, в которых запросто уместилось бы пару человек. Один из уборщиков распаковал два пакета и осторожно начал раскидывать мусор в разные стороны. Я смотрел на это и понимал, что у меня не так много времени, на работе также готовят мои документы. Я вырвал у него швабру и раскидал весь мусор в камере. Вонище стояло такое, что ни козы на родине, ни в отбойнике, нигде так не воняло. Если вы поскользнулись и упали мордой в лошадиное говно, то поверьте, по сравнению с той вонью у вас парфюм.
По итогу кошелька я так и не нашел. Там были важные документы. Разрешение на работу, водительское удостоверение, немного наличных и куча разных карточек кредитных, от магазинов и визиток клиентов, которые могли бы пригодиться.
Я расстроенный вышел и направился в сторону офиса. По дороге меня догнал уборщик и вручил мне кошелёк.
— Как?
— Лежал на верхушке в третьем пакете, даже разбирать не пришлось.
— Спасибо, дружище! — я достал из кошелька тысячу рублей и вручил ему.
Они с другом бежали такие радостные, будто выиграли джекпот. В этот момент я задумался об относительности счастья. Что одни могут доить корову и быть счастливыми, другие довольствоваться тысячью рублями, покопавшись в вонючем мусоре, а такие как я жалуются на жизнь с зарплатой в сто пятьдесят тысяч.
У меня не было семьи здесь. Не было своего жилья. Всё что у меня есть это мое образование и усердие. Но где-то я недоглядел. Это было хорошим уроком. А кошелёк в мусоре… моя рассеянность… заставили меня задуматься. Не должно быть все размеренно. Может у кого-то должно быть, но видимо не в моей жизни.
Я побрел в центр, мне нужна была перезагрузка.
Московский вечер был холодным. Пытаясь выдохнуть камень в груди, я всего лишь выдыхал небольшой пар теплого воздуха.
— Снова без работы… — начал я диалог внутри себя, — И как же ты Марат будешь её возвращать? Ты же хотел обманом через подруг её выманить на встречу и продемонстрировать свою силу воли. Чуть получше стало и сразу обмяк, сука.
Да, моё сердце было занято. Дамой, которую уже не вернуть. Хорошая, воздушная и добрая. Она любила танцы, розово-малиновые цвета и работала хореографом для детей. Однажды я не сдержался и ударил её, когда мы начали спорить о моем будущем, что мне надо расти. Я тогда никого не слушал. Как дурак, ограничивал себя своими же словами. Хотя, почему “как” …
Я не хотел работать по профессии. Я пытался открыть бизнес на какой-то ерунде. То ресторан в кредит, то кальянные. В общем, чепуха какая-то. Без четкого плана, распределения средств, без подушки. Долго я еще потом закрывал свои долги.
Мне хотелось быстро, а “быстро” это не ключ.
Далее я встретил друга, который меня выручал как старший брат. Он мне занимал денег из месяца в месяц, а я подтягивал его в спорте, помогал с девушками. В общем, нашли друг друга. Я ещё о нем обязательно упомяну. Он бурят и мечтает стать музыкантом. Я почему-то верю в его успех. Не просто потому, что он мой друг. В нём есть некая энергетика ума. Знаете, когда человек не обязан вам что-то говорить, чтобы вы поверили в силу его интеллекта. Костя именно такой. Мой дорогой друг-интроверт-социопат.
— Привет, — поздоровался я с Костей.
— Снова пиздастрадальство началось? – ухмыльнулся друг, посмотрев на мое угрюмое лицо.
— Нет, братка. Я уволен.
— Нихуя себе. Пошли в бар.
— Пойдём.
Взяв B52, мы тут же опрокинули по рюмочке. Стрельнуло в горло мерзким горючим, затем моё обоняние согревали шоколадные следы сливочного ликёра.
Вечер прошёл пустыми разговорами. Немного обсудили работу, немного женщин.
У меня была цель. Приехать одним зимним вечером к ней на Maybach в снежную пустыню. Выйдя из машины тихо подойти к ней, хорошо одетым в красивом пальто, шарфе, кожаных перчатках и аккуратной стрижкой. С холодной румяной головой подойти и подарить ей цветы и сказать:
— Прости.
4. Странные ощущения
— Алло, Марина.
— Привет, Димочка.
— Я в зал заеду, надо немного жирок погонять, чтобы не отставать от твоей красоты.
— Хорошо, солнце. Но в следующий раз скажи заранее, а то я планировала сегодня вместе время провести, особый ужин думала приготовить.
— Понял. В следующий раз буду заранее предупреждать. Не серчай, малышня.
— Хорошо…
— Целую! – мягко попрощался с женой.
— Целую… — вздыхая ответила Маринка.
Я действительно давно не был в зале и оброс жирком. Тем более в зал обещал подрулить мой друг, Мишка.
Мишаня был мелкорослым и с таким немного глуповатым выражением лица, каким русский человек пытается не казаться. Иногда его поддразнивали, что у него некая форма аутизма. Впрочем, меня это не заботило. Я хорошо знал своего старого дружаню. Он никогда не был человеком умственно отсталым. Наоборот, много умного мог выдать при своей короткой речи. Просто человек любил по ушам ездить своей добрым образом. Я не скажу, что меня его образ подкупал, просто я знаю все его тузы в рукаве, поэтому общение наше уже тянется целых восемнадцать лет, с институтских времен.
Покрутив педали и накачавшись на скамье, мы направились в раздевалку, чтобы переодеться в баню. Мужская душевая была устроена следующим образом: четыре кабинки, с одной стороны, четыре напротив. Перед заходом в зал бассейна, где расположена баня, нужно пройти через душевую. Пока я немного успокаивался под теплой струёй воды, Мишаня быстро ополоснулся и побрел в парилку.
Я думал о своем внешнем виде. Мы с Мариной действительно красивая пара. Я невысокого роста, но при этом, светловолосый с аккуратными чертами лица. У меня феноменально чистое лицо, борода и усы не растут. Всегда выгляжу лет на двадцать три. Только недавно начал просвечиваться поясок жирка, однако все эти годы я сохранял хорошие пропорции. Член у меня, к слову, тоже хорош. Сантиметров шестнадцать, средней толщины с заостренной головкой. Я был всем доволен и знал, что Марина со мной вообще не комплексует. Старость меня настигнет позже, чем её, хех.
Я обернулся и уже думал выходить. Вода еще была включена, поэтому я всё еще стоял. В мой обзор попал стоящий передо мной мужчина. Он стоял ко мне спиной, поэтому не смог я его разглядеть. Чем была примечательна его внешность, так это непропорциональное телосложение. Он не был жирным, но у него были толстые волосатые ноги, огромный зад, но при этом он имел обычные руки, даже немного тоненькие, как и в целом всё туловище. На обычном человек руки казались бы накаченными, и спина тоже, но он был внушительной высоты, под два метра.
Когда он развернулся, передо мной представился молодой парень. Я с уверенностью мог сказать, что это был парень моложе меня, моложе тридцати. Он был нерусским, но при этом имел нестандартный внешний вид кавказца. У него были большие глаза, небольшой короткий нос, а его челюсть не обладала той массивности, присущей кавказцам. Настолько непропорционального человека я встречал редко. Его длинная шевелюра обмокла под струёй душа и волосы легли ему на лицо. Он окинул меня взглядом и почему-то посмотрел в область моего паха. Я невольно сделал тоже самое и посмотрел на его пах.
Да уж, такое не заметить невозможно, даже боковым зрением. У этого коряво слепленного парня болталась толстая колбаса сантиметров двадцати, в спокойном состоянии. Пиздец, можно банки грабить этой пушкой.
Дальше обмениваться взглядами с этим чудаковатым парнем я не был настроен и вскоре вышел.
— Двигайся, — сказал я Мишане, усаживаясь на скамейке, — тепло тут у вас. И ароматно. Чо за запахи?
— Чебрец, сушеные розы, — ответил мужичок с редкой бородкой, который подливал свой волшебный коктейль на камни.
Вскоре в парилку вошел тот самый парень, но уже в плавках — слава тысячам индийским богам. Не будет людей смущать своей палкой.
Хотя, почему меня он смущает? Он, конечно, странный, но я человек ненавидящий страхи и неловкости, поэтому меня не устраивала моя эмоциональная неполноценность к нему. К тому же, парень действительно интересный. Его можно было бы пофоткать…
— А что если… — подумал я.
— А что если что? – спросил Миша.
— Это я в слух?
— Ну да. Перегрелась, собачка?
— Ага, пошли окунёмся.
Зайдя в воду, я не отпускал направление своей думы.
— Слушай, Мишань. Как думаешь, как мне подойти к парню из зала и предложить ему пофоткаться для моего портфолио.
— Хм… — прикинул друг, заглядывая куда-то в потолок, — так ты же женщин голых снимаешь, натурщиц и так далее. Зачем он тебе?
— Ну ты же знаешь, чисто профессиональный интерес… — слукавил я, не обличив свою глубокую мысль.
— Не знаю. Ну подойди расскажи, что ты делаешь и предложи ему ради пробы сфоткаться с голым торсом для начала.
Я так и поступил.
Не буду вдаваться в подробности этого странного и комичного разговора. Скажу только то, что если бы в парне не было бы этой доли странности, то скорее всего он бы посмеялся или бы дал суровый отказ. Я ему не предложил сниматься голым. Я ему предложил фотосессию с моей женой в белье, объяснив это тем, что мы снимаем необычные направления искусства, какого именно – неважно. Парень взял паузу в разговоре, смотрел куда-то по сторонам, улыбаясь. Потом начал задавать вопросы подозрительного характера: зачем, почему с женой, как я на это реагирую, зачем это ему. Для него кроме как дружбы и фотографий я ничего не предложил, но, как ни странно, его завлекло ожидаемое приключение, и я протянул ему руку.
— По рукам. Меня, кстати Дима звать.
— Марат.
5. Знакомство
— И почему он? – спросила Марина, глядя на фотографию, которая была установлена у Марата в мессенджере.
— Потому что у него странное строение фигуры, ну и… — хотел я сказать про член, но передумал, — потом поймёшь! – подмигнул Марине.
— Но он мне не очень…
— Что не очень?
— Ну, он неприятен мне, что ли. Не моё.
— Ну мы тебе не жениха выбираем, а партнера для съемок. Не все же тебе приходили по вкусу, с кем я тебя спонтанно фотографировал.
— Да, но это-то не спонтанно, Дима-а…
— Ну-у-у-у… Начало-о-о-ось… — вздохнул я с небольшой грустью, — Что, говорю ему нет?
Марина замялась, посмотрела еще раз на фото.
— Зови.
— Точно?
— Зови, всё нормально.
— Ты мой ангелочек! – чмокнул я её.

В пятницу к нам приехал Марат, я его встретил внизу, чтобы у него не возникло ощущения, что он один входит в чужой дом. Ощущение такое могло возникнуть, поэтому было проще с ним встретиться внизу.
Дома нас встретила Марина в коротких шортиках и в топе. Марат глазами бегло обсмотрел Марину с ног до головы и улыбнулся. Мы сели за кухонный стол, и я налил всем по стопке рома с соком.
— Немного, чтобы расслабиться. – сказал я, — Обычно во время съёмок все волнуются, особенно когда без опыта.
Марат действительно волновался. Сидел парень с немного шуганным лицом.
Я решил сильно не накалять. Аргументируя, что мне нужен будет дневной свет, я уговорил Марата остаться на ночь в соседнем зале. А сегодня вечером снять под софтбокс в обычной домашней одежде.
Марину попросил так и остаться в своем домашнем прикиде, а Марату выдал шорты и футболку.
Сначала они встали ко мне лицом.
— Марат, подойди сзади и приобними Марину за талию.
Марат послушался и осторожно положил свои руки ей на талию. Марина немного шире открыла глаза и улыбнулась.
*щелк-щелк*
— Вот так, да.
*щелк-щелк*
— Теперь Марина, приподними левую руку, демонстрируя бицепс, а ты, Марат, правую.
*щелк-щелк*
— Хмм. Нет, давай ты тоже левую. Здесь симметрия смотрится лучше.
*щелк-щелк*
— Так. А теперь, Марат, подтяни правую руку с талии Марины до груди.
Марат замер.
— Давай-давай. Всё в рамках работы.
Марат медленно провел по телу моей супруги. Я видел, как она вздрогнула. Его пятерня легла на грудь.
*щелк-щелк*
Марина убрала взгляд в сторону, немного приспустив веки. Что-то её гложило. Я не стал акцентировать на это внимание, а пытался приободрить супругу.
— Красотка моя. Ты отлично смотришься. Люблю тебя.
Марина немного улыбнулась, но взгляд все равно отводила.
*щелк-щелк*
— Так, теперь повернись к Марату лицом, и положи свои ладони на его шею.
— Э-э-э… окей… — замешкалась Марина, но всё же повернулась.
Ощущалась какая-то борьба в её сознании, но я максимально всё кратко делал, чтобы не вызвать у Марата тоже сомнения на этот счет. Главное правильно вести съёмку и всё пойдёт.
*щелк-щелк*
— Холодные… — прошептал Марат, глядя с высоты своего птичьего полёта на мою жену.
— Что холодные? – спросил я.
— Ручки.
— Ой… — Марина убрала руки.
— Нет, всё нормально. – Отрицал Марат и взял её за руки и положил их на место, — наоборот, приятно.
— Хех… — застенчиво засмеялась жена.
*щелк-щелк*
Я на них смотрел и думал, нравится ли меня это. Что-то не то. Ведь я что-то другое ощущал раньше, а сейчас этого нет. Я посмотрел на снимки в камере.
— Просто два столба… — подумал я про себя.
Я выключил камеру.
— Так ребят, пять минут пауза, пока поворкуйте. Мне нужно поменять объектив и поставить штатив.
Они отстранились друг от друга и сели на диван. Я в этот момент ушел в спальню в поисках другого объектива, для крупного плана. Широкоугольная мне не выдавала тот результат, который я хотел видеть.
Найдя объектив, я услышал смех Марины и Марата.
— Ахах, да не… — что-то говорила Марина, но я не смог разобрать.
Я не стал заморачиваться со штативом, меня больше волновал их разговор. Немного приоткрыл дверь и увидел, как они сидят рядом, и Марина показывает Марату какие-то фотографии в своем телефоне.
Марат наклонился довольно близко и их щеки почти соприкасались. Одна его рука лежала на спинке дивана за головой у Марины и телефон она продолжала держать близко к лицу.
В комнате играла легкая музыка в стиле дипхауса. Я мог только надеяться, что они не услышат щелчок фотокамеры. Она хорошо фиксировала этот кадр…
*щелк-щелк*
Марина подняла голову.
— Бля… — матюгнулся я.
Посмотрев в камеру, я увидел отличный снимок.
— А можете представить, что меня нет и продолжить смотреть то, что вы там смотрели?
Марина замешкалась, но вернула взгляд в телефон. Марат сделал тоже самое.
*щелк-щелк*
*щелк-щелк*
— Так. Хорошо. Марат, положи, пожалуйста, правую руку на коленку Марине, а левой немного приобними за плечо.
Марат положил свою ручищу ей на голое бедро, а второй рукой немного к себе прижал. Марина старательно искала, что показать в телефоне Марату, но неловко покраснела и фразы в их разговоре были вялыми.
— Вот. Посмотри на эту фотку… — говорила она.
— Ага… — говорил он.
*щелк-щелк*
*щелк-щелк*
— Тоже неплохая.
— Ну да.
*щелк-щелк*
*щелк-щелк*
Я подошел посмотреть какие фотки они смотрят. Там была какая-то ерунда про новости. Их взгляд абсолютно не фокусировался на том, что в экране. Значит они увлечены процессом. Хмм. Интересно.
— Так не пойдёт… — сказал я, аккуратно выхватив мобильное устройство из рук Марины.
Я зашел на порно сайт и включил какой-то ролик, где мужик с большим членом жестко трахал какую-то порноактрису. После чего вернул обратно Марине в руки.
— Дима! Это что?! Ахахах… — Засмеялась жена, прикрыв рот.
Марат тоже засмеялся.
Я решил снова взять паузу.
— Марина, подойди ко мне… — подозвал я супругу в спальню.
Она посмотрела на меня уставшим взглядом и начала зевать.
— Всё, мы закончили на сегодня? – спросила она.
Почему-то я услышал этот голос. Волнение какое-то, которое я тогда услышал, когда она говорила с барменом.
— Нет.
— А что.
— Снимай шорты.
— Что?
— Ну да, ты же помнишь, я говорил, что буду вас потихоньку раздевать.
— Ты уверен что уже пора?
— Шорты только сними, а вместо топа надень худи. Ничего страшного.
Марина меня послушалась и начала переодеваться, стаскивая с себя короткие шортики. Она осталась в одних трусиках и вместо топа надела худи. Это худи было неклассическим. Он был покороче, приблизительно как топ. Он еле прикрывал живот.
Мы вернулись в зал. Марат нас ждал недолго. Его взгляд сразу бросился на голые бёдра моей супруги, а точнее, на домашние трусики. Я быстро сбегал и налил им ещё по одной стопке рома, на этот раз без сока.
Ребята сделали кислые лица, когда выпили ром. Я включил более активную музыку и возобновил съёмку.
— Марина, сядь обратно к Марату и закинь одну ножку к нему на коленку. А ты Марат положи руку на её ножку, ближе к паху.
Обнаженная нога лежала на волосатой ноге кавказского мужика. Мои шорты были для него так малы, что они были для Марата почти как трусами. Поэтому их тела, можно сказать, соприкасались впервые голыми частями.
— Дорогая, продолжай сидеть в телефоне. Марат, а ты поглаживай ей своей левой рукой её праву ножку с внутренней стороны. Просто наглаживай. Солнце, ты просто покачай этой ножкой, которая болтается на его ноге. Ага, вот так…
*щелк-щелк*
*щелк-щелк*
— Теперь тоже правую ручку положи Марату на его руку, которой он гладит. Поковыряйся в его волосах на руке.
*щелк-щелк*
*щелк-щелк*
— Молодцы… — сказал я.
Теперь ситуация начала немного накаляться. Я решил сыграть в дурачка и сказал что мне нужно быстро сбегать в туалет. Дверь я в зал не прикрыл, а туалетной дверью я хлопнул, но сам не зашёл.
Нужно было немного выждать времени, чтобы ребята разгулялись.
Я взял и налил себе по-тихому одну рюмашечку и заглянул аккуратно за край стены, чтобы посмотреть, как идет процесс “знакомства”.
К моему сожалению, ребята досадно расселись по разным углам диванам и уткнулись в свой телефон. Пришлось вернуться в зал и закончить на сегодня съёмку. Жена уже была немного утомлена, да и Марат сидел уже вялым.
Мы разлеглись по комнатам.
Я в зале, а Марат с женой. ШУЧУ. Хех.

Лёжа в кровати, я был возбужден, да и Марина вроде не засыпала еще. Я начал свои приставальческие манипуляции.
— Дим.
— Ау.
— Когда ты ушел. Меня Марат поцеловал резко в губы.
— Что?
— Что слышал.
— Как так вышло.
— Ну вот так. Молча. Как целуют девушку. Наклонился и поцеловал.
— А ты?
— Что я?
— Ты не ответила?
— Нет. Я просто молча сидела в шоке и мои глаза вылезли из орбит. Он сразу же отстранился и извинился.
— Хм. Ничего себе.
— Что?
— Ну, неожиданно.
— И всё?
— В смысле всё?
— Ты ничего с этим делать не собираешься?
— Ну, я думаю я вас зря в такой позиции оставил замереть.
— И что? Это не повод целовать чужую жену.
— Ну да. Может быть он нафантазировал что-то себе. Ладно. Завтра с ним поговорю. – решил я тихо завершить диалог.
— Хорошо.
Жена молча лежала с открытыми глазами и смотрела в потолок. Жаль нельзя было залезть в её мысли, но видно было, что эта ситуация в ней вызывала какие-то смешанные эмоции. Они передавались через запахи, через сбивчивый вздох. Она грустила, или нет. Не знаю. Что-то в ней было другое, и это “другое меня цепляло”.
6. Бельё
Наступило утро, в мои закрытые глаза проталкивались солнечные лучи, вследствие чего пришлось приоткрыть их и окончательно проснуться. Я повернул голову направо, но Марины не увидел.
— Кофе наверно варит. – подумал я.
Я вышел в домашних трениках и пошел на кухню. На кухне никого. В ванной играла вода. Я пошел посмотреть или Марат еще спит, а Марата не было в постели. Его и в комнате не было.
У меня резко заколотило сердце. Зал, кухня – никого. В ванной включена вода.
Я подошел к двери и у меня сердце уже готово было выпрыгнуть из груди. Открыв дверь, я увидел Марата, стоящего за Мариной. Марину за его огромным телом невозможно было увидеть. По телодвижениям было понятно, что Марат трется об попу моей жены. Он стоял в одних клетчатых трусах, а руки держал при себе на боках поясницы. Марина молча стояла и одной рукой начищала зубы.
— Гхм. Доброе утро, – сказал я.
— О, Дима, привет. А я к Марине подошел тоже доброе утро сказать! — сказал Марат и направился на выход.
Когда Марат вышел, я закрыл дверь изнутри и подошел к жене.
— Он что, тёрся об тебя? – спросил я.
Марина сплюнула пену и ответила.
— Ну да.
— А почему ты ничего не сделала?
— Ахах, я должна была сделать?! – вспыхнула иронически Марина, — он подошел и спросил или я тебе рассказала, что он меня поцеловал и я ответила ему, что рассказала.
— А он что?
— Он спросил, что ты сказал и как ты отреагировал. Я сказала, как есть, что никак не отреагировал и списал это на то, что оставил нас в такой позе.
— Ну дела… — сказал я.
— Только и бубнишь… — сказала Марина и продолжила чистить зубы.
Уходя, я заметил, что Марина стояла также в одних трусиках и в топе. Её не особо смущало прикосновение Марата.
Подойдя к Марату, я затеял разговор о случившемся в ванной. Я выбрал спокойный тон для разговора с нотами строгости, но неожиданно для себя, вместо оправданий, Марат поменялся в лице и заговорил совсем поразительно выдержано и холодно.
— Дима, ты же сам вчера пытался уловить момент нашей близости в спонтанной ситуации.
Я взял паузу и задумался.
— А ведь он прав. Они же не марионетки… — подумал я про себя.
Марат ожидал от меня какого-то ответа.
— Марат, это был экспромт. Спасибо за инициативу, но я тебе сообщу, если мне такие сюжеты пригодятся.
Я поспешил обратно в спальню и начал готовить оборудование для съемки. Марина крутилась на кухне и готовила легкий завтрак. Марат, приодевшись, направился к ней за чашкой кофе.
Я вошел в другую комнату, из которой я сделал студию для съемок. В ней уже вся локация была готова, мне нужно было только переместить с места на место какую-то мебель и настроить камеру.
Всё это время неугомонно смеялась моя Марина. Марат её чем-то веселил, отчего моя жена бесконечно смеялась.
Я подошел на кухню и услышал разговор.
— Ну разве я не прав? – спросил Марат.
— Прав-прав… — рассмеялась Марина.
— Гхм… — закашлял я, войдя на кухню.
Марина стояла в углу возле раковины, а Марат боком стоял возле неё. Я не видел, что происходило между ними, но одна рука Марата исчезла из моего поля зрения и я не знал, чем он там занимался.
— Пойдёмте? – спросил я.
— Да, — хором ответили оба.
Через пару минут Марина вместе с Маратом сидели в кресле. Всё их теплое общение стёрлось, когда я попросил её сесть к нему на колено.
*щелк-щелк*
*щелк-щелк*
Пара умиротворенных кадров, затем в ход пошли более щекотливые инструменты.
— Марина, разденься до нижнего белья, пожалуйста. Марат, и тебя тоже попрошу раздеться до трусов.
Они переглянулись и начали раздеваться.
— Может низ оставить? Я, итак, в шортах… — пробормотала жена.
— Не нужно, – отрезал я, — снимай.
Марина негодовала, но молча сняла с себя шорты.
*щелк-щелк*
*щелк-щелк*
Сфоткал я для пробы.
— Марат, приобними Марину. Схвати её за одну ножку и задери наверх, под руку. Наклони Марину под собой и сам наклонись.
Марат притупленно на меня посмотрел. Марина поняла, что я хотел, но видимо была еще надежда, что я передумаю.
Я схватил воображаемую женщину и продемонстрировал в какой позе я хочу их увидеть. Марат кивнул, но занервничал. Видно было, что его смущала ситуация, что он в одних трусах.
Тем не менее, он безукоризненно схватил мою жену с первого раза, как нужно. Наклонился над Мариной, что их головы в одном уровне вертикали. Их лица смотрели друг на друга и глаза встретились с неким интересом. Они смотрели друг на друга изучающе.
Я собирался сделать снимок, но вдруг услышал хлопок на кухне. Затем ещё один.
— Это вода кипит. Не выключила… — только пробормотала Марина, не вырываясь из рук Марата.
— Пойду выключу… — сказал я и направился на кухню.
Выключив огонь, я протёр плиту и вернулся обратно.
Они стояли в той же позе, но Марина не отрывала своего взгляда от Марата. В комнате слышалось чуть учащённое дыхание. Я и сам, почему-то, сдавленно задышал. Волнение, которое когда-то я ощущал на пляже или тогда на пикнике, оно вернулось ко мне. Что это за волнение? Почему меня тянет узнать об этом побольше?
*щелк-щелк*
*щелк-щелк*
Я продолжил руководить процессом.
У Марата пробудился бугорок, и он внушительно выражался на его трусах. Я подошел ближе, чтобы сделать очередной снимок. Я услышал, как глубоко дышит Марат, что аж обдавал меня ветром из своих ноздрей.
— Так. Теперь, Марина, подойди на этот коврик и встань на колени, пятки сверни под попу и немного прогнись, но не наклоняйся.
Марина выполнила мою просьбу.
— Марат. Теперь ты подойди к Марине и упрись пахом ей в лицо.
— Что?
— Подойди к Марине и упрись пахом ей в лицо! – повторил я.
— Как это “пахом в лицо”?
— Просто иди на неё. Когда упрёшься ей в лицо, остановишься.
Марина на меня мрачно посмотрела, а Марат молча начал идти на неё. Жена вытянула одну руку, чтобы отстранить его от себя, но неловка задела его член через трусы и резко одёрнула руку.
— Марина, держи руки под ногами.
— Но… — снова что-то пыталась пробормотать жена, но Марат тут-же членом уперся ей в лицо.
Я начал снимать странные кадры сплюснутого лица моей жены в паху этого парня. Она просто прикрыла глаза и вдыхала носом его запах. Меня эта причудливая ситуация завораживала. Никогда ничего подобного не было. Чтобы она, будучи моей девушкой или женой вытворяла такое. Когда мы ходили в свинг-клуб, нам так и не удавалось ничего сотворить.
После этого я нарочно сделал ещё одну паузу.
— Замрите, объектив поменяю.
Перед уходом, я сделал музыку чуть погромче. Уткнувшись в свой фотоаппарат, я вышел из комнаты. Быстро сменив объектив, я тихонько подкрался к комнате. Марина не послушалась меня и отпрянула от Марата. Меня это немного разозлило, но я никак это не прокомментировал.
— Так, встаньте в исходное положение, только теперь, Марат, нужно снять трусы.
— Нет! – сказала Марина.
— Почему? – спросил я.
— Я не хочу.
— Марат, ты мылся?
— Да. – коротко ответил тот.
— У тебя побрито там?
— Да, всегда.
— Хорошо. Марина, давай попробуем несколько кадров и потом Марат оденется?
Марина промолчала.
— Только быстро.
— Конечно.
— Я не готов снимать трусы… — сказал Марат, — это уже перебор.
— Никакого перебора. Твоего лица в кадре вообще не будет. Дальше живота. В добавок я буду снимать как-бы немного за твой спиной сбоку.
Он задумался и молча посмотрел на мою жену.
Марат медленно стянул трусы и перед лицом моей жены качнулся огромный длинный орган. Она на него посмотрела и немного даже испугалась. Марат сделал шаг вперед, затем еще шаг, пока не упёрся в её лицо. Марина прикрыла глаза, уткнувшись носом куда-то в правое яйцо Марата. Яйца у него тоже были большими. Ноздрями моя Марина могла мягко вдыхать аромат его яиц, но было видно, как она дышала ртом. Его член полностью закрывал правы глаз жены вдоль всей щеки. Он покойно свисал, но проявлял нотки твердости. Эрекция просыпалась, но небольшая. Видимо ввиду того, что я всё это дело снимал.
*щелк-щелк*
*щелк-щелк*
— Блин, не тот я объектив взял… — буркнул я и снова вышел.
Подождав немного с другим объективом в руке, я решил вернуться.
— Скорее всего она отскочила от него… — подумал я.
Приблизившись, я увидел в отражении шкафа их силуэты. Шкаф был глянцевый, отражение достаточно четко вырисовывалось. Я приблизил объектив камере, и увидел фактический всё происходящее в съёмочной.
Марина никуда не отпрянула. Она немного шаталась. Марат тоже. От этого его орган колыхался постоянно у неё перед лицом. Он тёрся по её лицу, было слышно томное дыхание супруги. Член иногда неуклюже ударял ей по щеке, отскакивая от маленького носика, от чего Марину ещё больше укачивало в сторону, но она ничего не делала.
*щелк-щелк*
*щелк-щелк*
Это были ценные снимки. Мне будет интересно спросить потом Марину, что она ощущала в тот момент или о чём думала.
*щелк-щелк*
*щелк-щелк*
В рот она член не брала, но его полувисячий член инстинктивно поддевал её небольшие губки.
*щелк-щелк*
*щелк-щелк*
— Да-а-а-а… — про себя радостно откликнулся, — почему я этому радуюсь? Что меня так волнует в этом?
Я начал загоняться этими мыслями. Они как-то резко пролезли мне в грудь, от чего стало тяжело. Вернувшись в зал, я сделал несколько снимков, затем остановил съёмку и сказал, что на этом “пока всё”.
Марина вопросительно посмотрела на меня. Видимо, она подумала и была готова, что будет более откровенное продолжение с её раздеванием. Если говорить откровенно, то я на это и сам рассчитывал, но мои мысли испортили мне настроение. Я хотел разобраться в себе.
Марат за все поблагодарил нас и поспешил уйти.
До вечера каждый из нас занимался своими делами. Марина сходила сделала ногти, затем съездила в спортзал, а я тем временем обрабатывал фотки, а после решил немножко покурить для настроения со знакомым, живущим этажом выше. К вечеру я для себя всё решил.
Вернувшись домой, я застал жену переодевающейся.
— Ну ты пошире дверь открой, чтобы все видели… — сказала она.
— А ты бы хотела этого?
— Не знаю, но ты бы точно этого хотел.
Мы оба посмеялись.
Закончив все свои дежурные дела, мы встретились на кухне. Марина ковыряла мандаринку, тщательно отчищая кожуру со шкуркой. У неё было игривое настроение, она смотрела на меня любопытным взглядом, а я почему-то молчал – настроения для бурных разговоров у меня не было.
Эта пауза… длилась вечно.
Я встал и приблизился к супруге, чтобы поцеловать. Она немного отпрянула от неожиданности, но в итоге наши губы соприкоснулись. Сначала это были разовые поцелуйчики, от которых мы одёргивали себя, затем наши рты буквально пожирали друг друга. Я вращательными движениями облизывал её язык, крепко придерживая за шею.
— А-а-а-а… — простонала жена.
Через мгновение, на ней уже не оказалось одежды. Она сама разделась, хотя обычно эта прерогатива оставалась за мной.
Я достал свой крепко вставший орган, пока жена сидела, и запихнул ей в рот. Она тут-же проглотила его всего. Ей довольно тяжело брать глубоко мой средних размеров член, но на этот раз она превзошла все свои предыдущие минеты. Она держала его в своей глотке почти полминуты, упираясь в мой пах и стремительно продвигаясь вперёд.
Это был незабываемый вечер. Полночи мы трахались как сумасшедшие и обсуждали разные грязные гадости. Как бы случайно Марина взяла в рот член Марата. Как бы она это сделала в отпуске где-нибудь на море. Фантазии, конечно, уносили нас в астрал…
— Но что будет дальше?

(Всего 233 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Tony Aqua

Телеграмм: https://t.me/aquastory

Добавить комментарий