Святая простота

Этим летом Никите, наконец-то, хоть немного повезло. Комната, в которой он пребывал весь рабочий день да еще и прихватывал иногда пару часов сверх того, выходила окнами строго на север, потому в эти изнуряющие жаркие летние дни в ней было хоть чуть-чуть, но прохладнее, чем в остальных помещениях бывшего общежития квартирного типа, кое-как переоборудованного под офисные помещения хватким приватизатором огромного восьмиэтажного здания.

Кроме сорокалетнего мужчины, в комнате обычно находились еще две девушки, совмещающие учебу на последних курсах института с работой в логистической, как стало модно с некоторых пор говорить, компании. Но сегодня ни одной, ни второй на рабочем месте не оказалось. Первая отпросилась, кажется, к стоматологу, а у второй возникли неожиданные проблемы с учебой, требующие личного присутствия в деканате именно в рабочее время… Впрочем, Никиты это никак не касалось, нагрузки в летний сезон на фирме было совсем немного, да и девчонки, честно говоря, важные участки не вели. А сам он старательно не лез в «чужой огород», давным-давно наученный горьким опытом. «Ты придумаешь, ты же и будешь делать, тебя же и накажут, что плохо сделал», – как говорил один знаменитый сатирик. «Не та у меня должность и зарплата, чтобы еще в ваши проблемы вникать», – ворчал Никита на очередную просьбу молодых коллег что-то разъяснить или помочь с «небьющимися» цифирками. Но – и пояснял, как умел, и помогал, если это не отвлекало его от основной собственной работы, а главное, никого из начальства поблизости не было.

Но сегодня Никита наслаждался одиночеством, прохладой северной стороны и возможностью законно, да еще и за деньги, побездельничать в рабочее время. Как он успел выяснить еще с утра, отсутствовали в офисе не только его сослуживицы. Практически вся верхушка фирмы отправилась на какие-то сверхважные и длительные переговоры то ли в банк по поводу кредита, то ли к новым партнерам, гарантирующим стабильный кусок давным-давно уже поделенного рынка перевозок.

Телефонный звонок шефа застал Никиту в самый разгар бездельного блаженства, когда он уже подумывал первым позвонить бывшей жене, с которой вот уже пять лет, как находился в официальном разводе и неофициальном гостевом браке. То сам Никита заглядывал «на огонек», то бывшая вдруг оказывалась неподалеку от его дома. И всякий раз эти встречи заканчивались дружеским, но вполне себе добротным и привычным сексом. Наверное, им изначально так и стоило строить отношения, а не жить под одной крышей, раздражая друг друга мелкими и безобидными на первый взгляд бытовыми привычками.

– Наконец-то, хоть кто-то в офисе отозвался! – проворчал недовольно в трубку шеф, после привычного «слушаю» от Никиты. – Куда весь народ подевался? И где Нина? Вот уже час звоню, никого застать не могу.

– Кот из дома – мыши в пляс, – меланхолично заметил собеседник. – Ну, вот только я бдительно стою на страже финансовых интересов фирмы.

– Я к вам, Никита Олегыч, претензий никогда не имел, – уважительно отозвался шеф.

Опыт работы, умение за сухими цифирками видеть перспективы или, наоборот, темноту финансовой пропасти, ну, и, конечно, возраст сотрудника заставлял достаточно молодого – чуть за тридцать – начальника проявлять сдержанность и несвойственное ему уважение к подчиненному. Пожалуй, Никита был одним из очень немногих на фирме, кого хозяин называл по имени-отчеству и на «вы».

– Не в службу, а в дружбу, – продолжил начальник. – Вы не могли бы глянуть, где же все-таки Нина прохлаждается?

Секретарша шефа была «блондинкой» по призванию. И светло-русой по цвету волос. Рослая стройная девушка чуть за двадцать, не так давно обустроившаяся в столице вместе с родителями и младшей сестрой, модной и броской, «тощей» красотой не отличалась, но была симпатичной на личико, длинноногой, с красиво округляющейся под юбкой или тонкими брючками попкой, с солидным тяжелым бюстом, постоянно рвущимся из-под строгих «офисных» блузок или свитерков в зимнее время. Впрочем, поговаривали, что при приеме на работу Нина прошла очень строгое собеседование с женой шефа, подвизающейся тут же, в диспетчерском отделе, но не столько работающей, сколько приглядывающей за остальными сотрудниками. В результате этой беседы «добро» было получено, но тем не менее, супруга хозяина ревностно приглядывала, чтобы секретарша излишне не оголяла ножки и не баловала коллектив большими декольте.

– Конечно, гляну, – ответил, поднимаясь с места, Никита, благо, в свое время озаботился радиотелефоном для своей комнаты, выдержав настоящую схватку с рачительной заведующей хозяйством, ведь стоимость такого аппарата втрое превышала привычную.

За дверями, в узком, залитым беспощадным солнечным светом коридорчике царила умиротворяющая летняя тишина, изредка нарушаемая городским дворовым шумом, доносящимся из распахнутых настежь окон за высокой модной стойкой перед секретарским столом, именуемым нынче «reception». Но едва Никита сделал пару шагов, как в безлюдном покое по особому звучно распахнулась дверь маленького офисного туалета, и оттуда, гордо задрав подбородок, вышла Нина. В белоснежной легкой блузке с кружевным воротничком, в бежевой юбочке длиной до колена, в босоножках на высоченном каблуке и… «Нет, – подумал мужчина, – не может быть… В такую-то жарищу?» И он внимательно уставился на передвигающиеся в модиумном ритме ножки секретарши. А ведь точно, она явно вырядилась в колготки, видимо, вычитав где-то в интернете дурное требование «офисного стиля» не являться на работу с голыми ногами даже знойным летом.

Увидев в коридоре деловито озирающегося Никиту, девушка слегка покраснела, будто он застал её за чем-то постыдным, но тут же опомнилась и хотела было что-то высказать, но мужчина опередил, демонстративно предъявив телефонную трубку и указав пальцем свободной руки на потолок, мол, это не я сам по себе, а «высшие силы» требуют ответа!

Ловко подхватившая из рук сотрудника телефон секретарша тут же принялась оправдываться перед несвоевременно позвонившим шефом, одновременно продолжая свой путь к рабочему столу. Никита невольно двинулся следом за ней, с аппетитом наблюдая, как гуляют, играют при ходьбе кругленькие смачные ягодицы Нины, задрапированные только тонкой тканью юбочки. Никаких следов трусиков под юбкой не наблюдалось, в этом мужчина мог поклясться самому себе, благо, опыт общения с противоположным полом имел богатый, неограниченный только недолгой семейной жизнью.

Девушка, шустро пройдя за стойку, резко припечатала соблазнительной задницей маленькое креслице без подлокотников, взмахнула, поправляя, густой копной шелковистых каштановых волос, подхватила с уголка стола, почти не глядя, какой-то листок и, откинувшись на спинку, принялась надиктовывать шефу номера телефонов и даже, кажется, какие-то адреса. При этом она исхитрилась вольготно, как никогда не позволяла себе при хозяине, закинуть ногу на ногу, и Никита невольно заметил, как из-под краешка изрядно задравшейся юбочки выглядывает ажурная резинка чулок. «Вот те на! – удивился мужчина. – Не думал, что это кто-то носит просто так, а не только во время постельных игр». Его бывшая такого рода аксессуары любила и частенько появлялась перед Никитой то в черных чулочках, то в блекло-зеленом или бежевом боди с пышными рукавами, то в тонких ажурных перчатках до локтя. Не сказать, чтобы эти аксессуары действовали на него, как афродизиаки, но нужное разнообразие порой вносили.

Наконец, Нина окончила диктовать и раздраженно, дав отбой, бросила трубку перед собой на стол.

– Вот козел! – беззлобно ругнула она начальника. – Теперь и в туалет не выйти? Мог бы и сам свои бумажки захватить, небось, не кирпич…

Девушка, казалось, не заметила любопытного нахального взгляда мужчины, упорно не отрывающегося от её бедер.

– А я вот почти засыпаю на этой жарище, – пожаловалась она. – Вчера полночи в клубе тусили, наплясалась – на отрыв, еле встала утром. А тут еще – в офисе никого, тишина, как на кладбище, вот меня и сморило. Ну, вышла на секунду, чего было орать, как белый медведь в жаркую погоду?

Никита все-таки нашел в себе силы и отвлекся от соблазнительного зрелища, подняв взгляд выше, но и тут, как на грех, было чем обольщаться. Под тонкую полупрозрачную блузку секретарша надела беленький облегающий кружевной бюстгальтер, практически не скрывающий, а только подчеркивающий в выгодном свете выдающиеся формы девушки.

– Верно говоришь, – поддакнул Никита, протягивая руку за телефонной трубкой, и тут же, будто спохватившись, поинтересовался, словно ни в чем ни бывало: – Давно хотел спросить… У тебя же грудь – «трешка»?

– Ну, да, – горделиво выпятила вперед упомянутое место Нина. – Полная «троечка», а перед месячными, так и больше бывает, даже лифчики некоторые малы становятся… Ой!

– Да ладно тебе, – засмеялся по-доброму мужчина. – Я же не «менеджор» из транспортного.

– Ой, точно, они только и думают, как меня где-нибудь зажать в уголку да полапать, – почти по-детски пожаловалась секретарша. – Прямо бзик какой-то, как у школоты, за сиськи потрогать. А вот ты никогда… Наверное, потому что сексуально удовлетворенный, не как они?

В отличии от хозяина компании, с большинством сотрудников, невзирая на их возраст и пол, Никита был на «ты» и по имени, вот, как сейчас с девушкой, годящейся ему в дочери.

– Не жалуюсь, – пожал плечами Никита, несколько ошарашенный неожиданными откровениями скучающей секретарши.

– Ну, вот, – с явным удовольствием от попадания в «десятку» констатировала Нина. – А им, видать, жены только по праздникам дают, вот и бесятся, как дети малые, честное слово. А ты каждый день сексом занимаешься?

– Как взаимное желание возникает, так и занимаемся, – понизив голос, будто от подслушивания, подмигнул ей мужчина. – Иногда и не один раз в день, особенно по выходным, когда спешить некуда.

– Вот это здорово! – даже привстала слегка секретарша. – Завидую белой завистью! Мне бы так! У меня же проблемы дома. Ну, сам посуди, «двушка» на четверых. К моему-то парню все уже привыкли, он и ночует иной раз, а если кто другой? Ну, как ты говоришь – по взаимному желанию. А у меня там мать фыркает на гостей, отец ищет, с кем бы выпить, да и сестра вечно брюзжит, мол, мне можно с разными, а ей, видите ли, нельзя даже с одним! Малолетка шустрая!

Кажется, Нину от скуки конкретно понесло в интимные откровения. Такое бывает и с более серьезными и взрослыми людьми, но собеседник её все-таки насторожился слегка, ожидая какого-нибудь подвоха, правда, пока речь шла только о жилищных и бытовых проблемах в семействе секретарши.

– Подумаешь! Что тут такого? Иногда и с разными можно, если не часто, верно? Ты же, к примеру, не только с женой каждый день?

– Не только, – согласился Никита.

Кроме бывшей, сейчас у него была еще и «текущая», считающая себя если и не единственной, то, как минимум не «одной из многих». Да и от нечастых случайных связей мужчина никогда не отказывался, памятуя лишь о средствах безопасности.

– Вот и я разок-другой в клубах знакомилась с ребятами, когда мой вместе пойти не мог, – продолжила нежданную исповедь девушка. – И куда потом? Для туалетных забав я не в том возрасте, как-то давно уже не тянет рачком над унитазом стоять. А если у него тоже места нет? Ну, не в подъезде же этим заниматься, как подростки шкодные, ей богу…

– Гостиниц полно, отелей на час, – вставил свои «пять копеек» мужчина. – Это же Москва… Какие сложности-то?

– Ага, а деньги? – вдруг расстроилась Нина, видимо, об этих самых финансовых сложностях подумавшая. – Не у всякого есть, кто мне понравился. А у кого есть – не все нравятся. Я же не проститутка, чтобы с любым, лишь бы только деньги были.

Никита с демонстративным огорчением развел руками, мол, тут уж ничем помочь не могу, зарплата на фирме целиком в ведении шефа, а тот в таких делах, как известно, даже жену не слушает. Но секретарша опять переключилась на свои домашние проблемы.

– Никита, ты прикинь, я эту поганку-сестру уже пару раз в подъезде засекала. Минетила она пацанам, повыше этажом поднялись, думали, не догадаюсь, ну, и там она за щеку… Ладно, я сама не святая, бывало такое и у меня, еще там, ну, дома, в Рязани, – продолжала искренне изливать душу Нина. – Но этой засранке еще пятнадцати нет. Я ей говорю, мол, принесешь в подоле, как в такой квартирке ютиться будем? А она ржет – от минета не беременеют, если во время рот прополоскать. Вот я думаю, может, её к гинекологу сводить? Ну, тайком от родаков. Или еще как припугнуть? То, что она не целка, я давно подозреваю, небось, пока все на работе, пацанов в дом таскает. Но – хитрая, следов никогда никаких нету. Даже резинок использованных в мусорном ведре, с собой, что ли, уносят? И что теперь с ними делать, когда с собой еще не разобралась?

– А с тобой-то что не так? – не понял Никита. – Парень есть, иногда и пошалить с другими можно, если местечко сыщется, что еще?

– Да тут, блин… – секретарша неожиданно замялась, а потом потянулась к стойке и понизила голос до шепота, будто с подружкой секретничает: – Трахаться прямо сейчас хочу, аж зубы сводит. Вчера ночью, в клубе, наплясалась, завелась, как… не знаю, кто. Даже пацанчику одному в туалете отсосала. Сама не думала, но так вышло, ну, считай, случайно, что ли. А мой – то ли заметил что-то, то ли просто не в настроении был. Взял и слинял после танцулек. Домой к себе уехал в общагу. У него там трое соседей в комнате, даже еще такие придурковатые! Но хорошо, хоть «до свиданья» сказал. А у меня, как проснулась, до сих пор в пизде зудит! И что теперь делать?

– Хочешь, чтобы я тебе помог? Прямо здесь? – искренне удивился мужчина, после этих слов безбоязненно и откровенно разглядывая секретаршу.

Конечно, от такой фигуристой и молоденькой девчонки, пусть и была она на каблуках почти на полголовы выше, чуток пошире в плечах и изрядно – в бедрах, он никогда не стал бы отказываться, тем более, сама предлагает, но уж больно затруднительно это было сделать в офисе, чуть ли не на глазах у всего немногочисленного коллектива, жуть до чего любящего перемыть чужие косточки. От таких приключений Никита всегда стался держаться подальше. Повидал, как на аморалке набивают шишки другие, и на самом себе испытывать такое не хотел.

– А почему нет? – недоуменно распахнула настежь пронзительные серые глаза девушка.

«Начальства до вечера не будет, транспортники перед обедом почти все рассосались по своим делам, бухгалтерия – тоже, диспетчерская на другом этаже, сюда редко кто заглядывает, тем более – когда шефа нет. Считай, тишина и покой в офисе, одни мы остались. Надо пользоваться моментом», – твердо решила Нина.

Быстро поднявшись с креслица, она без колебаний скользнула за стойку reception и деловито потрогала ладонью через тонкую ткань брюк уже изрядно напрягшийся от излишне откровенных разговоров член мужчины.

– Давай у вас в отделе, – предложила секретарша, резво шагая по коридорчику и даже не думая оглядываться на будущего партнера. – Твои-то девки тоже в отгулах, точняк?

Какой мужчина отказался бы от такого прямого и недвусмысленного предложения? Во всяком случае, Никита к таковым стоикам не принадлежал и послушно двинулся вслед за рослой, размашисто шагающей девушкой.

В прохладной и гулко пустой комнате Нина тут же наклонилась и оперлась локтями на ближайший стол, задирая к поясу подол юбочки.

– Только сиськи не трогай, – попросила она, оглядываясь и заправляя за ушко непослушную прядь волос. – Если хочешь, я тебе потом их дам пощупать в волю. А сейчас только блузку изомнешь. Ладно?

– Хорошо, – откашлявшись, согласился Никита, уставившись на загорелую голую задницу секретарши. – А ты что же, без трусов на работу ходишь?

– Я их в туалете забыла, – пояснила беспечно девушка, разглядывая странный узор на оклеенной старыми обоями стене. – Когда себя пальчиком ублажала. А потом услышала, как телефон надрывается. Ну, и вот…

Расстегнув ширинку, мужчина извлек уже вставший в полный рост член, слегка передернул шкурку для полноты ощущений, положил одну ладонь на защищенное капроном телесного цвета бедро и неожиданно легко и с первого раза вставил во влажную горячую глубину истосковавшейся и давно готовой к соитию вагины.

– Ой, ты без презика? – спохватилась Нина, оглядываясь на партнера.

Но опасливой тревоги в её словах не было, ощущалось лишь мутноватое, похотливое ожидание неизбежного и желанного действа.

– Не беда, – выдохнул Никита, начиная движения в удивительно тесной, мелковатой для его размера норке. – Я успею… вынуть…

– Смотри, – охотно согласилась секретарша, начиная смачно поохивать. – В меня сегодня… ох… никак нельзя…

Она была сильно возбуждена, да и хорошо разогрела себя предварительно и в туалете, и интимными разговорами на reception, потому спустя пару-другую минут принялась быстро-быстро подмахивать, лихорадочно скребя ноготочками по столу, а потом беспорядочно задергалась, виляя попкой, сбиваясь с ритма, и резко сжала ножки.

– Уф! Классно кончила! Вот так бы всегда, – пробормотала она, опускаясь грудью на столешницу и еще сильнее зажимая в себе член.

Положив ладони на упругую смачную попку, Никита неторопливо продолжил движения. Но необычность обстановки и спонтанность произошедшего мешали приблизить разрядку.

– Ты давай тоже поскорее, – поторопила партнера Нина. – А то, по закону подлости, кто-нибудь сейчас обязательно припрется. Зачем нам светиться-то в таком деле?

После этих слов мужчина послушно напрягся и постарался изо всех сил ускорить движения в расслабившейся вагине. И партнерша угадала, правильно поняла его старания и близкую готовность.

– В ротик, ага?

Нина двинула попкой, отталкивая от себя Никиту, и, моментально извернувшись, присела перед ним на корточки, широко расставив колени. Мокрая, бордовая головка члена тут же исчезла между её ярко окрашенных губ, чтобы уже через полминуты начать разряжаться струями спермы.

Девушка сглотнула попавшее её в рот семя и улыбнулась, легко поднимаясь на ноги. Деловито облизав губки и чмокнув еще не пришедшего в себя окончательно мужчину в щечку, Нина сказала, лукаво прищурив левый глаз:

– Ух, как много наспускал! Будто неделю постился!

– У меня всегда так, – переводя дыхание, заверил девушку Никита.

– Вот по жизни не люблю глотать, но у тебя – такая вкусненькая молофоейка, просто прелесть, – сделала замысловатый комплимент партнеру секретарша. – Ну, ты, думаю, трепаться-то не будешь? Мало ли чего было, да? Тут и говорить не о чем, верно?

«Зачем мне трепаться? Я не рекламное агентство, о твоих достоинствах распространяться, – подумал мужчина. – Тем более, разглядеть дала только попку. Ох, и смачная же! А тебя я еще не раз тут при случае попользую. И может, не только здесь… Офис все-таки не самое подходящее место для таких игр».

И он оказался по-своему прав.

Спустя почти месяц после первого спонтанного соития, Никита вечерком в пятницу, когда все офисные сидельцы браво и шустро разбегались по барам и кафе отметить конец трудовой недели, подошел к стойке reception. Нина деловито разбирала только-только принесенные из кабинета шефа бумаги, упрямо не желая откладывать это дело на понедельник. Впрочем, спешить ей в конце рабочего дня было некуда. Ни кино, ни клуб, ни бар, ни кафе, ни другие развлечения сегодня девушке не светили, а домашняя рутина «приберись, помой, постирай» энтузиазма и желания побыстрее закруглить текущие дела не вызывали.

– Какие планы на выходные, красотка? – демонстративно подмигнул ей мужчина.

– Дом, хозяйство, воспитание сестренки, – вздохнула секретарша. – Ну, вечером, может, куда в клуб выберусь с подружками.

– Клуб – это не для меня, возраст уже не тот, – посетовал Никита. – Да и не люблю я эти современные ритмы.

– Ладно-ладно прибедняться-то, – засмеялась Нина. – Ты еще многим молодым фору дашь!

После трех интимных, хотя достаточно коротких офисных встреч девушка в этом полностью уверилась. Не с каждым парнем она так ярко и желанно кончала. Да и не со всяким обязательно кончала, чаще бывало наоборот, и она оставалась «несолоно хлебавши».

– Фору давать никому не буду, – поддержал шутку Никита. – А хочу тебя пригласить в субботу в сауну. Как?

– Если одни мужики будут – не хочу! – категорически заявила секретарша, мол, «плавали – знаем» такие приглашения.

– Два моих приятеля со своими половинками, – понятливо улыбнувшись, пояснил мужчина. – И мы с тобой. Такой расклад годится?

– Такой – да, – согласилась Нина, моментально поверив словам любовника. – А во сколько? И где?

(Всего 90 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

14 комментария к “Святая простота”

                1. Никому не запрещаю, наоборот, буду только рад, если кто-то возьмется и напишет продолжение рассказа 💐 Ведь пишут фанфики на разных классиков и не только 😛

                  1
                    1. Вот и я про то же самое 😂 каждый может продолжить рассказ в меру своей испорченности 🥂

                      1
    1. Тут уж никаких сомнений не может быть 👍 А еще вполне возможен и такой вариант: мужчин окажется трое, а Нина одна. И ей такой расклад очень понравится 🤫 Ну, а дальше – просто простор для фантазии. Нина выходит замуж за своего парня, но временами балуется (очень аккуратно!) в групповухах с разнообразным количеством партнеров. Вот так. Можно целый роман насочинять 🥂

      1

Добавить комментарий