Skip to main content

Такая профессия

Денис долбил меня, словно поршень, выдерживая определенный темп. При этом на его лице установилось такое выражение сладострастия, что даже я готова была поверить, что о сексе со мной он мечтал чуть ли не сызмальства и наконец-то мечта осуществилась. Лишь только в глубине взгляда мелькали смешливые нотки. Закатив глаза от блаженства, почти беззвучно спросила его:
— О чем думаешь?
— Пытаюсь вспомнить — оплатил я кредит перед вылетом или только собирался.
Я про себя хихикнула. Думаю, если бы фильмы для взрослых продавали без монтажа и обработки, их покупали бы исключительно люди, желающие поржать. Зачастую диалоги между актерами не соответствуют процессу, снимаемому камерой. Иногда действительно было смешно. Помню, как-то зарубежная компания выпустила ролик, который обрабатывали люди, не знающие русского языка.
“— Скока еще поз?”
“— Две”.
“— Фух!”
Мы ржали до слез… Режиссер, мужчина примерно моего возраста по имени Миша, придирчиво смотрел на нас, потом скомандовал:
— Ксю, меняем позу. Денис, давай ее сзади.
Я встала на четвереньки, а партнер, пристроившись, снова заработал членом во мне. Такая поза мне нравилась, появилось знакомое чувство легкого возбуждения. Вообще-то, это старый миф, что актеры на съемочной площадке постоянно находятся в состоянии возбуждения и кончают бесчисленное количество раз. Но иногда он находил свое подтверждение. Не часто. Иногда. Ну сами подумайте. Человек не может находится в состоянии возбуждения восемь – десять – двенадцать часов, а именно столько обычно длится съемочный день, если, конечно, он не законченный нимфоман. Но такие в нашей профессии редкость, исключение из правил. Тем не менее чувство легкого возбуждения меня порой посещало во время съемок. Далеко не со всеми партнерами по площадке, не во всех позах, и совсем не гарантировало переход к стадии сильного возбуждения. Хотя именно с Денисом такой переход вполне был возможен. Что-то в нем было этакое, что возбуждало, вся его аура дышала сплошным сексом. В нашей тусовке он появился относительно недавно, но уже успел снискать репутацию актера, с которым хотят сниматься. Это очень важный момент. Если у актеров нет симпатии друг к другу, то хорошее видео не снимешь. Проверено, и не раз. Денис нравился, если не всем, то многим. Поговаривали, что раньше он работал стриптизером в ночном клубе, пока хозяйка не решила подложить его под выгодного клиента. Денис отказался. Из клуба пришлось уйти, в другие стараниями уже бывшей хозяйки его не брали. Тут ему и предложили попробовать себя в фильмах для взрослых. Парень подумал – подумал, да и согласился.
Режиссер подал знак и Денис задвигался еще активнее. Оператор и его ассистенты флегматично фиксировали происходящее тремя камерами. После смонтируют в полноценный материал с разными ракурсами.
— Денис, сам кончишь или нужна помощь? — поинтересовался Миша.
Мой партнер что-то в уме прикинул и крякнул:
— Да, смогу сам.
— Окей. Только не затягивай.
Под помощью подразумевалось не то, что многие могли подумать. Обычно, если актер не готов к выбросу семени, а по сценарию уже пора снимать финиш, ему в член закачивали заранее приготовленную субстанцию, например, кефир или сметану, подваренную в дистиллированной воде до клееобразного состояния и сдобренную противовоспалительными препаратами. Понятно, что когда трахаешься на камеру пять – семь раз в день, своя сперма рано или поздно заканчивается, вот и приходится идти на разные уловки.
Спустя пару минут Денис сообщил, что готов завершить наш коитус.
— Отлично, отлично… Так, Ксю, вставай перед ним на колени, а ты, Ден, брызгай ей прямо на грудь.
Мы выполнили указания режиссера и партнер, несколько раз передернув свой орган, принялся орошать мою грудь семенной жидкостью. При этом смотрели друг на друга с непередаваемым выражением лиц, смеси блаженства и восторга. Без этого видео будет неубедительным. Пока я вытирала сперму Дениса, режиссер вместе с оператором просматривал отснятый материал. Если ему покажется неискренним, придется делать еще дубль. Я внутренне содрогнулась. Хотелось уже в душ, ужинать и спать. Все-таки, на минуточку, девятый час кувыркаемся. Правда, знакомые девчонки поговаривали, что у того же Рокко Сиффреди съемки нередко и по двадцать часов проходят. Но ставить рекорды очень уж не хотелось. По крайней мере, не сегодня.
Мы выжидающе уставились на Мишу. Тот, досмотрев записи со всех трех камер, наконец резюмировал:
— Ребята, вы просто молодцы! То, что нужно! На сегодня отдыхайте, а завтра заснимем “камеди”.
Фух! Душ, ужин и спать! Я накинула на себя протянутый ассистенткой режиссера халатик и отправилась в гримерную, чтобы привести себя в порядок и одеться. Завтрашний “камеди” — это как легкая прогулка. Для тех, кто не в теме, камеди — это то, что обычно зрители в начале ролика перематывают. Начальные диалоги, завязка сюжета перед непосредственно прелюбодеянием. Кому-то из актеров эта часть съемок не очень нравится, почему-то считают, что это тяжелее, чем просто трах перед камерой. Кто-то, вроде меня, наоборот очень любит. Лично я всегда отдыхаю на камеди. Ну, во-первых, не требуется столько физических усилий, как при коитусе. Во-вторых, мне всегда нравились игровые фильмы. Не раз, и не два представляла себя на месте актрис, проговаривала вместе с ними диалоги, играла мимикой. Возможно, если бы судьба не занесла меня в фильмы для взрослых, то попробовала бы себя в обычном кино… Поймав себя на этой мысли, почему-то вспомнилось, как много лет назад впервые оказалась на съемочной площадке…

(Отрывок из новой книги)

(Всего 194 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

5 комментария к “Такая профессия”

  1. Как все это происходит описано качественно, с душой, я бы даже так сказал. А вот где? Ни помещение, ни даже «местоимения» в рассказе просто не упомянуты. Из-за этого пропадает атмосфера, достоверность происходящего. Остается «голый секс».

    0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг