Skip to main content

ТОЛЬКО ТРИ ЧАСА

Иногда нам не хватает решимости взять в свои  руки то, что почти уже дали тебе… Сделай лишь еще одно небольшое усилие… Но нет, давишь почему-то в голове на тормоза…

Моя длительная командировка подошла к концу. Уже взяла в кассе билет, купила подругам экзотичных якутских меховых кукол в подарок, а любовнику – резную курительную трубку… Словом, настроение уже было отлетное. Подумаешь, три часа на самолете и я дома! Но в аэропорту, куда отправилась вечером, ждал неприятный сюрприз. Не стоял мой рейс на электронном табло отправляемых в ближайшие часы. В чем дело? Обратилась к работникам аэропорта. Оказывается, он отложен по метеоусловиям в пункте посадки. Там  нелетная погода – сильный туман. Ну что ж, бывает.  Хотя и неприятно просидеть несколько часов в кресле, а куда деваться? Сходила в буфет, попила кофе с коржиком, снова вернулась в зал ожидания. По громкой связи объявили:

– Рейс номер… задерживается по метеоусловиям…

Да, это мой рейс. Задерживается уже до полуночи.  С досадой села в свободное кресло. Вот уж невезуха так невезуха!  Аэропорт продолжал работать. Шумно, многолюдно. Рядом со мной сел мужчина, развернул газету, стал читать. День для меня выдался тяжелым. Надо было успеть «закрыть» подписями последние документы.  А это – с одного конца города на другой несколько раз. Сейчас мои ноги «гудели», усталость навалилась, незаметно для себя задремала. Сквозь полусон-полуявь услышала:

– Рейс номер…

Это было снова сообщение о задержке моего рейса. Я вздохнула, посмотрела на часы. Без малого подремала почти полтора часа.

– Кажется, мы летим одним рейсом? – спросил мужчина.

Я повернула голову. Вместо газеты он уже читал журнал «Time». (Почему-то мне запомнилось название. Может, потому, что короткое). Он перевернул страницу, продолжил:

– Задержка вылета до двух часов ночи. Так что можете дальше спать. Я вас разбужу.

– Спасибо, но уже не хочется.

Краем глаза я стала смотреть, что он там читает и про себя переводить на русский язык.

– What do you call this in Russian? – неожиданно произнес он и щелкнул пальцами по странице  с фотографиями мусора в каком-то городе. Я почти машинально перевела его вопрос для себя «Как это называется по-русски?» и на полном автомате ответила:

– Бардак.

Потом спохватилась и удивленно спросила:

– Как вы поняли, что я владею английским?

– Ну, это же так просто, Ватсон! Вы шевелили губами, когда читали!

Мы непринужденно рассмеялись. Оригинальный ход для знакомства нашел этот мужчина. Я спросила:

– Вы работаете следователем?

Он сделал вид, что занят чтением, а спустя минуту задал мне встречный вопрос:

– Преподаете английский?

– Нет, просто хорошо его знаю.

– Точно? – он улыбнулся и спросил. – What is your name?

– Лена.

– I`m pleased to meet you. Igor.

Мы снова рассмеялись. Он подал мне руку и легонько пожал мою протянутую, потом чисто по-джентльменски поцеловал ее.

– Ну вот, для полного комплекта не хватает только роз! – пошутила я.

– Они обязательно будут для такой красивой и обаятельной женщины!

Кажется, я немного зарделась от похвалы, поскольку Игорь произнес:

– Ну-ну, не надо смущаться. Я ничего лишнего не сказал. вы на самом деле мне нравитесь.

Видя, что я продолжаю смущаться, перевел разговор на другую тему:

– Улетаете навсегда или…

– Я просто почти месяц была в Якутии по служебным делам. А вы, наверное, геолог и ищите сокровища тут?

Он потрогал свою аккуратную бородку, погладил усы, сказал:

– Похож на геолога-романтика?  Клады и сокровища? Допустим, что-то я уже нашел. Будет очень обидно, если это сокровище уже кому-то принадлежит.

Я смущенно опять слегка зарделась, но все же ответила шуткой на шутку:

– Нет, оно свободно и никому не принадлежит.

– Тогда будем бурить до коренной жилы!

Такого интересного и такого легкого знакомства с красивым флиртом у меня еще не было ни с одним мужчиной! Поддержала сначала по инерции, а потом все больше и больше мне стало нравиться то, как совершенно незнакомый мужчина всего лишь словами обаял меня. Уже через какой-то час стало казаться, что я всегда была с ним! Это ощущение было на грани эйфории. Мы то и дело переходили на беседу по-английски, совершенно не замечая этого, тут же затем говорили по-русски. Сначала я боялась, что ему не понравится мое произношение, но он лишь слегка вскинул брови, сказал:

– У вас очень интересный диалект… откуда?

– Тренировалась на магнитофонных записях.

– Понятно. А они, конечно, из какой-либо зачухонской провинции оттуда…

В самолет мы уже зашли как давние друзья. Выждав, когда все разместятся, сели в хвосте на оставшиеся свободными места. Третий час ночи! Никому до нас никакого дела нет. Даже стюардесса, проверяя билеты, не стала делать замечание на тот счет, что мы сидим не на своих местах.  Всех вымотала задержка вылета. Народ просто тупо хотел спать.

Самолет медленно вырулил на взлетную полосу, турбины стали  набирать обороты. Толчок и … быстрый набор высоты. Сам взлет почти не ощущался. Лишь в салоне впереди все стало подниматься под углом.

В салоне зазвучал усиленный аппаратурой голос старшей стюардессы:

– Уважаемые пассажиры! Мы просим извинить нас  за задержку вылета. Наш полет будет проходить на высоте десять тысяч метров… Температура за бортом сейчас… Экипаж и лично командир, летчик первого класса… желают вам  приятного  полета!

– Хоть извинились, – произнес Игорь. –  Если хотите перекусить,  у меня с собой в дипломате вареная курица. Тут кроме кофе в столь поздний час ничего больше не дадут.

Он, не дожидаясь моего согласия, достал из дипломата курицу,  разломил ее на части.

– К сожалению, соли нет. Забыл про нее.

– Да ладно, пойдет и так.

Уже не помню, о чем говорили дальше, пока ели курицу. Впрочем, в самолете особо ведь не поговоришь. Но вот то, что наши колени вроде как случайно прижимались, когда самолет проваливался на мгновения в очередную воздушную яму, помню отлично. Это было настолько эротично и так приятно мне, что  я с нетерпением ждала, когда под ногами снова станет уходить на секунды пол, чтобы прижать свое колено к его колену и почувствовать, что он тоже самое сейчас сделал. И чувствовать  при  этом, как твой бок мягко трется о его бок… Мне стало сносить голову. Я стала возбуждаться. Возбуждение быстро нарастало. Накануне месячных (а по моему циклу они должны были начаться через день) мне всегда очень хотелось секса. А тут мужчина, который нравится… И ощущать близость его тела… тепло его бока…

– Извините, – сказал Игорь, собирая остатки от курицы,  уминая все в газету. – Я на минутку отлучусь, чтобы выбросить этот мусор.

Он ушел, а я искала глазами, чем бы вытереть руки.  На столике лежали наши билеты. Ими? Но я должна свой билет приложить к командировочному отчету.  Вероятно, Игорю билет тоже нужен. Я развернула его билет, прочитала фамилию, номер паспорта…

Он вернулся, сел. Я снова своим боком стала ощущать его бок.

– Можно, мы перейдем на ты? – спросил он

– Да, конечно.

– Если хочешь, можешь поспать у меня на плече. Я буду стараться не шевелиться.

– Но сначала мне нужно помыть руки. В туалете есть вода?

– Есть. Я уже помыл.

Игорь встал, выпуская меня от иллюминатора в проход.

В узком и тесном туалете я первым делом справила малую нужду – еще при посадке в самолет хотелось пи-пи. Разумеется, следовало сначала помыть руки. Но мне очень хотелось пи-пи. Сейчас стояла со спущенными до колен трусами. Конечно, надо подмыться. Но не холодной же водой! Б-р-р! И все же… Открыла кран, пустила воду, помыла руки и влажной ладонью стала водить внизу киски, чувствуя ТАМ волосы. И тут меня снова нестерпимо потянуло на секс. Рука просто сама пошла работать по клитору… Но что это? В голове у меня? Тело жаждет оргазма, а голова… там происходит нечто странное в ней. Я вдруг почувствовала себя грязной и развратной женщиной. Впервые мне стало противно от того, что делала сейчас рука. Прекратила акт мастурбации, подтянула трусы, оправила платье.

Спать на плече мужчины, чувствовать  его дыхание, ощущать, как он заботливо старается не шевелиться… Нет, это такое наслаждение для женщины, которое сложно  с чем-либо сравнить.

Приземлились уже утром. Всюду большие лужи. Так вот почему здесь был туман! Дождавшись экспресса, поехали из аэропорта в город. На Привокзальной площади автобус остановился. Игорь взял дипломат:

–  Мне в Дом печати. Дай свой номер телефона.

– 233-62…

– Молодой человек, не загораживайте двери!

Игорь судорожно искал по карманам  авторучку и не находил, сказал:

– Говори заново, я запомню!

– 233-62…

Но автобус стал трогаться, двери стали закрываться. Игорь еле успел выскочить, помахал мне рукой. Что я наделала?! Я не знаю его телефона! Не знаю, где он живет! Не знаю, где он работает! А вдруг он не запомнил  мой телефон?!

Я была просто в шоке от случившегося. Какая–то дикая нелепость! Разве не могла та тетка промолчать? Разве не мог шофер нажать кнопку закрытия двери чуть позже?  Весь день я была в подавленном состоянии. Вечером кто-то позвонил в дверь. Открыла. На пороге стоял мой любовник.

– Третий день тебя караулю! Давно прилетела?

– Утром.

– А почему не звонила мне? Ладно, я не обижаюсь.

Он обнял меня, стал целовать, сказал:

– Что-то ты какая-то не такая…

– Устала.

– Усталость мы сейчас быстро снимем.

Он взял меня за руку и потянул в спальню, посадил на кровать, стал расстегивать рубашку:

– Раздевайся!

– Знаешь, мне не хочется сейчас секса…

– Как это не хочется? Да ты что! Я тут почти месяц с воздержанием, а тебе не хочется? С чего бы это?

– У меня завтра месячные начнутся…

– Тогда тем более раздевайся! Или хочешь посадить меня на голодный паек?

Он быстро стал расстегивать ремень на брюках, подошел ко мне:

– Раздевайся!

– Но я не хочу…  Ты это понимаешь?

Он повалил меня на спину, на халатике с треском стали отлетать пуговицы.

– Дашь! Куда ты денешься!!!

Я стала сопротивляться, но он сильнее подмял меня под себя:

– Дашь! Не первый раз! – услышала уже возле самого уха.

После того, как любовник меня изнасиловал, прошло какое-то время. Я не могла забыть Игоря. И однажды меня осенило. Он сказал тогда, что ему надо в Дом печати! Значит, он … журналист? Я бросилась к газетным киоскам и скупила все областные газеты. Лихорадочно стала просматривать их дома. Одна, вторая, третья… Стоп! Вот та самая фамилия, что была в билете! И инициал впереди тот же самый И. (Игорь!) Я должна пойти к нему! В Доме печати меня остановили на входе:

– Вы к  кому?

Я назвала фамилию Игоря. Сидевший за столом человек в форме посмотрел что-то у себя.

– Ваша фамилия?

Он снова посмотрел:

– Вас нет в списке заявок на пропуска. Но вы можете вон с того телефона позвонить ему, он перезвонит мне,  вам  выпишут пропуск.

На каких-то ватных ногах я подошла к телефону, висевшему на стене, там  же был длинный список фамилий и номеров всех редакций. Нашла фамилию Игоря, набрала номер. Услышала в трубке его голос. Что я ему скажу?  Что втюрилась в него как девчонка? Может,  он женат? Может, у него уже ребенок есть? Какое я имею право влезать в его личную жизнь? Опустила трубку на рычаг и вышла из фойе Дома печати.

Я надавила в своей голове на тормоза.

(Всего 102 просмотров, 1 сегодня просмотров)
9

7 комментария к “ТОЛЬКО ТРИ ЧАСА”

    1. История реальная – было у меня такое. Целоваться в самолете с практически незнакомым мужчиной? Сейчас такое можно, наверное, где угодно – свободная любовь. А тогда были времена советские… облико-морале действовало во всем. Тогда даже за видеокассету с порно давали срок отсидки, если находили при обыске по стуку в органы неизвестного “доброжелателя”. Ну, не было в СССР секса! Дети были от непорочного якобы зачатия. Хотя, конечно, все было. Но только это не афишировали и держали, по возможности, в секрете от посторонних глаз и ушей. А уж любовный треугольник… за такое и партбилета лишали, если жена стучала на мужа из мести. Короче, всякое было. И если начинало сносить голову от желания чего-то, то многие давили на тормоза в голове.

      2
      1. Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть.

        Я в этом уверен на все сто, особенно с высоты прожитых лет. Только вот… сам столько раз нажимал на тормоза, что о многих ситуациях теперь жалею, что не набрался смелости и не сделал в своё время первый шаг.
        … На первом курсе университета мне отчаянно нравилась девочка из параллельной группы. Не выпускал её из виду ни на минуту. Но так и не подошёл к ней…
        А потом, когда было уже поздно, выяснилось, что я ей очень нравился и она млела от моих взглядов.
        Но не подавала виду.

        Два дурака.

        2
    1. Остались лишь воспоминания. Мне не хватило решимости стать стервой и занять место в личной жизни мужчины. Да, понравился. Очень! Но.. . он мог быть женатым, иметь ребенка… Зачем ему еще я? Может, поступить следовало иначе? Не знаю. Сожалею ли? Да. Но история давняя. Была замужем за другим, разошлась из-за его пьянства, Теперь живу одна. Детей нет. Как-то с этим не сложилось. В части отдушины от работы и проблем – книги. Иногда пишу сама.

      2
  1. Десять!

    Очень понравилась и история, и как написано. Трогательно, душевно и по-женски очень понятно. Деталь про совместную трапезу в самолете с поеданием курицы тоже очень понравилась – прибавила еще больше “жизненности” рассказу. И эпизод с любовником очень понятен.
    И Ваша нерешительность с одной стороны понятна, но как жаль, что Вы тогда “надавили на тормоза”.
    Ведь он мог оказаться неженат, разведен и свободен. Но я Вас понимаю, у самой пару таких случаев было, когда не хватало решимости.

    Пишите еще, FUGUE !

    1
  2. Согласен с предыдущими ораторами(так раньше говорилось)! Обязательно нужно было решить вопрос с этим мужчиной!
    Меня так кадрила одна весьма милая юная дама в автобусе, а я (полный козёл) не пошёл с ней, спешил к шефу после командировки. До сих пор жалею!

    1

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг