Skip to main content

Тропические приключения русских студенток. Часть 1

Глава первая, в которой наши герои прилетают на тропический остров, знакомятся с загадочным проводником и узнают некоторые тайны

– Отлично, теперь ещё ждать, когда он проедет в следующий раз, – прошипел Дима, – Даш, я тебя очень прошу, будь хоть немного пособраннее.

Даша нервничала. Она не успела протиснуться среди других пассажиров и вовремя ухватить рюкзак с багажной ленты, и теперь приходилось выслушивать нотации бойфренда. Она обернулась, разыскивая глазами Катю и Илью; те, уже с рюкзаками, стояли поодаль, залипая в телефоны.

– Даша, не верти головой, следи за лентой. Уже сейчас наш гид подойдёт, я хочу побыстрее уже ехать. У тебя записан его номер машины? Вдруг он уже приехал? – бесконечно гундосил рядом Дима.

Эта поездка стала логичным завершением года, наполненного ссорами, взаимными претензиями и недовольством. Дима постоянно ныл и выкатывал претензии, в духе что, мол, Даша не разделяет его интересы и не уделяет ему внимания, а Даша в ответ стыдилась, злилась и огрызалась. Она не очень хорошо знала Илью и Катю, но, понаблюдав за ними в течение перелёта, поняла, что и с этими двумя особо не повеселишься – тихая маленькая студентка Катя почти все время сосредоточенно молчала, а умный и взрослый Илья лишь изредка отрывался от смартфона, чтобы продемонстрировать молчащей девушке своё интеллектуальное превосходство в том или ином вопросе. В целом Даша решила, что Катя ничего, но клуша, а Илья из тех мужчин, которые в женщинах ценят молчание и сиськи. Благо и с тем, и с другим у Кати было всё в порядке.

И все же было жаль отказываться от путешествия в Шри-Ланку из-за фатально протухших отношений. Билеты были куплены сильно заранее и стоили всем четверым почти двух месяцев нервов и сверхурочной работы. К тому же Илья и Дима давно мечтали о такой поездке – море, горы и тропический лес, с целым комплексом безопасных горных и водных приключений, которые обеспечивал специально нанятый гид. Даша, в свою очередь, рассматривала поездку как шанс наладить отношения с Димой. Впрочем, девушка, ответственная в этом предприятии за все, вплоть до места хранения влажных салфеток, с удовольствием променяла бы эти приключения на пару недель отпуска перед телеком, а сэкономленные деньги… да бог его знает, на что могут понадобиться сэкономленные деньги в зимней Москве.

– Хей, гайз! Я ищу Илиа Морософ. Это вы? – внезапно пророкотал у неё над ухом чей-то голос на ломаном русском. Даша подпрыгнула, обернулась, и уставилась на обратившегося к ним мужчину. Пару секунд рассматривала его, а потом, не выдержав, прыснула смехом.

Мужик выглядел очень колоритно. Этакий двухметровый Крокодил Данди в выгоревшей зелёной рубашке, шляпе с узкими потёртыми полями, оливкового цвета бриджах и сандалиях. Лицо мужчины занимали пронзительно-голубые глаза, шрам на левой щеке и свирепые, стремящиеся вниз усы, переходящие в бакенбарды. В огромных волосатых лапах он держал листок бумаги, на котором квадратным детским почерком красным маркером было выведено кириллицей: «ИЛИR МОРОZОВ». При этом мужик лучезарно улыбался своими голубыми глазами и железно-золотой разбойничьей улыбкой. Ничего более комичного Даша в жизни не видела.

– Простите, – сказала Даша по-английски, пытаясь спрятать улыбку, – мы говорим английский. Они говорят, – уточнила она, кивнув в сторону друзей, – я понимаю, – В порыве веселья она чуть не забыла, что Дима просил её помалкивать с её убогим английским.

– Это круто что ты понимаешь! – мужик кажется совершенно не обиделся, – а я понимаю, почему ты смеёшься. Между прочим, я – Хэнк, и добро пожаловать в демократическую республику Шри-Ланка, настоящий, черт побери, рай на земле, – он протянул Даше свою лапищу, затем пожал руки Илье, Кате и Диме. – Кмон, гайз, нас ждёт машина!

Хэнк повёл ребят к выходу, где стоял видавший виды «Хамвик» с брезентовой крышей. Главной отличительной чертой этой машины был черный и невероятно лохматый пёс балбесистого вида, очевидно, бастард терьера. «Хот-дог, подвинься!» – весело рявкнул Хэнк, и пёс убрался с сиденья под ноги водителю. Насвистывая, гид по очереди забросил все рюкзаки назад, галантно улыбаясь помог девушкам расположиться на заднем сиденье и поинтересовался удобно ли все устроились. Хэнк был доволен – ему ещё не приходилось водить группы из загадочной снежной России, и он даже сделал им серьёзную скидку. К тому же ребята ему сразу понравились. Парни, конечно, были явно не спортсмены, но казались вполне готовыми для похода. Ну а уж девушки были на загляденье: миниатюрная блондиночка, ростом может чуть больше пяти футов, с задумчивым взглядом и аппетитной фигуркой, явно была гораздо более шустрой, чем казалась на первый взгляд. А эта рыжая и худенькая – просто загляденье: огромные изумрудные глазищи, мальчишеский характер, хрипловатый голос и умопомрачительно сексуальный акцент. Хэнк представил себе, как будет любоваться на этих красоток ближайшие полторы недели и мысленно поздравил себя.

До лагеря было недалеко, и пока они ехали Хэнк расписывал им детали маршрута. Даша понимала далеко не всё, но утвердилась во мнении, что Хэнк очень смешной и странный – у него была манера постоянно говорить о себе в третьем лице, а ещё он всё время использовал выражения в духе «разрази меня небо!», «да чтоб мне провалиться в глубины ада на этом самом месте», и даже «святая Мария, матерь господа нашего Иисуса Христа и муж её, плотник Иосиф!».

Лагерь представлял из себя четыре постоянные жилые хижины на первой полосе роскошного пляжа, а также несколько временных тентов, ещё ближе к воде. К берегу был пристроен раздолбанный деревянный пирс, а совсем недалеко от него – хижина побольше, в которой располагались кухня и жилище Хэнка. В лагере тусовались несколько женщин-ланкиек, и туристы из предыдущей партии – немецкая парочка лет двадцати, явно студенты, оба рыжие и очкастые, да две японки в купальниках и пляжных шляпах, сидевшие под тентом. Даша сразу обратила внимание на японок: это были молодая мама и дочка, обе маленькие, немножко пухленькие но с красивыми фигурками и у обеих (вот чёрт!) был такой себе неплохой третий размер. Даже не глядя на своего парня, Даша уже представила себе выражение его лица и поморщилась. И действительно, Дима стоял, уронив рюкзак, и приоткрыв рот, и откровенно раздевал глазами обеих женщин. У него разве что слюна изо рта не капала. Мыслями он, очевидно, уже нырял между грудей молоденькой японской дочки.

Хэнк заселил ребят в две хижины и удалился готовить ужин в сопровождении одной из ланкиек, объявив, что соберёт всех через час. Катя и Илья по-быстрому переоделись для купания и помчались к берегу, Катя – весело подпрыгивая, как козочка, а Илья – чуть более степенно, трусцой, как старший и более ответственный. Дима хотел было оставить Дашу разбирать рюкзак, и пойти «поближе познакомиться с другими туристами», но потом увидел, что их друзья убежали купаться и приуныл: один подойти к японкам он стеснялся.

Когда они всё-таки собрались за ужином было уже довольно темно, и Хэнк запалил костёр. Он попросил ребят рассказать о себе и представил других туристов. Рыжих немцев звали Ролло и Кристина, и они не особенно участвовали в общем разговоре, будучи заняты исключительно друг другом. Японскую маму звали Акико, она была из какого-то провинциального города, и муж отправил их на остров отметить день рождения дочки, Момо. Сам он остался работать в Японии, но они по нему очень скучают и скоро к нему вернутся – так заявила Акико. Вообще про своего мужа она упомянула ещё раз пять в очень уважительном тоне. Японки были белыми как молоко, они вообще не загорали, всё время проводя под тентом и явно очень следили за собой. Дима, который весь ужин не сводил взгляда с отблесков пламени, игравших на ухоженных японских грудях, пытался завести с ними светскую беседу, но японки его вежливо проигнорировали. При этом они явно были расположены к Хэнку, по крайней мере Акико постоянно следила за проводником каким-то ищущим взглядом и вздыхала. Илья рассказывал про свою работу в фирме и аспирантуру, которую никак не мог закончить, Дима не смог сконцентрироваться, чтобы что-то рассказать, а Катя просто сказала, что ей здесь очень нравится, а ещё она занималась альпинизмом и ей не терпится уже куда-нибудь залезть. Хэнк надеялся услышать и что-нибудь от рыжей и глазастой, как он её назвал про себя, но она почти ничего не говорила.

Весь следующий день был посвящён отдыху на пляже. Перед походом ребята хотели накупаться как можно больше и поэтому побежали к берегу ещё до завтрака. Немцы купались недалеко, а японок нигде не было видно. Акико появилась только к концу завтрака, вся заспанная и какая-то помятая, Момо и вовсе не стала выходить. После завтрака Хэнк свалил в город закупить продуктов и объявил, что будет поздно, обед и ужин приготовит ланкийка.

Накупавшись, ребята, уткнулись в ноутбуки, Катя легла загорать, а Даша от нечего делать пошла шляться по пляжу. Настроение ей портил Дима, который в упор её не замечал уже второй день. Отношения, если честно, и так-то были не очень, а, с появлением этих двух «сисястых покемонов», как обозвала их про себя Даша, – вообще разладились. С утра Дима вообще вёл себя ужасно – громко обсуждал с Ильёй японок и их формы, после чего оба парня пришли к гениальному выводу, что «большая грудь у девушки при некоторых недостатках, это, конечно, большое преимущество». Отойдя дальше по пляжу, Даша достала телефон и включила селфи-камеру. Некоторое время она смотрела на себя, потом оглянулась по сторонам и подняла вверх топ купальника. «Нормальные сиськи, – подумала она, рассматривая себя на экране, – главное – свои!». Не такие уж и маленькие, торчат вверх, коричневые соски стоят. Сверху на груди и по бокам – россыпь веснушек, под грудью плоский живот да и пресс прикольно проступает. Она инстинктивно сжала пальцами сосок и прикрыла глаза, некоторое время стояла так, а затем вздохнула и сделала пару снимков. Потом, подумав, отправила один Диме в ватс-апп. Ответа не последовало.

Вечером после очередного душного ужина с ребятами, Катя и Даша сидели на причале и молчали каждая о своём. Катя переживала – ей казалось, что Илья пока недоволен поездкой, и она не знала, как помочь. Ещё ей был неприятен утренний разговор про сиськи, явно имевший целью унизить Дашу. Катя её плохо знала, но очень не любила несправедливость и когда унижают людей. Даша думала про то, где взять денег на увеличение груди и сколько это может стоить.

Вдруг за спиной у них послышался шорох – обернувшись, девочки успели заметить, как мимо них проскользнула Акико. Девчонки поняли что это она, когда её силуэт на мгновенье возник в дверном проёме хижины Хэнка. Потом дверь захлопнулась. Хэнк был уже дома – в комнате горела лампа. Некоторое время из хижины доносились их голоса, причём Акико говорила на повышенных тонах, а Хэнк что-то печально гудел в ответ. Затем на некоторое время все стихло, дальше послышалось женское хихиканье, смех Хэнка, стук мебели, скрип матраса и тоненький женский писк, который Даша хорошо знала по тем японским мультикам, которые часто смотрел Дима.

– А Хэнк-то наш молодец! – ухмыльнулась Даша, – и денег взял с туристочки и потрахивает её. – Катя не знала, что отвечать на такие замечания, поэтому просто вежливо улыбнулась.

– Эй, а пойдём глянем, как он её шпилит?! – Даша вдруг развеселилась и дёрнула Катю за руку. Катя отшатнулась. – Ну чего ты, го позырим, вон, мой Дима постоянно смотрит фильмы, где жарят японок, я чем хуже? Нет? Ну, как хочешь, а я пошла, – Даша вскочила на ноги и, приседая, прокралась к хижине. На крыльце громко храпел Хот-дог. Даша, стараясь не разбудить его, осторожно просунула свой конопатый нос в окошко.

Хэнк, голый по пояс, сидел на своём топчане пристроив маленькую Акико у себя на коленях. По сравнению с её безупречно белой кожей сам он казался угольно-черным. Японка обхватив обеими руками шею мужчины, вытянув пухлые ножки с ухоженными пяточками и, зажмурившись, протяжно пищала, пока Хэнк своими пальцами орудовал у неё во влагалище. Её идеально ровные большие белоснежные груди с маленькими коричневыми ягодками сосков мелко дрожали, так, что у Даши у самой потекла слюна. Хэнк явно знал своё дело и делал его с удовольствием – дрочил женщине, глядя на неё своим восхищённым мальчишеским взглядом и нежно тискал её грудь и бока свободной рукой. Вдруг Акико ещё сильнее зажмурилась, задрыгала ножками и протяжно запричитала на японском – Хэнк довёл её до оргазма.

К реальности Дашу вернуло громкое сосредоточенное сопение. Она испуганно дёрнулась и, поворачиваясь, гулко ударилась головой о низкую балку под крышей. За спиной стояла Катя и осоловелым взглядом таращилась в окно. От звука удара Хот-дог проснулся, залаял и умчался в ночь, явно не разобравшись в ситуации.

Из хижины донёсся испуганный визг Акико, а затем Хэнк прогрохотал: «Эй! Кто этот там шастает в столь поздний час?!» Девушки буквально прыснули в разные стороны от окна и спрятались под высоким порогом хижины. Хэнк распахнул дверь и вывалился наружу, зорко осматривая окрестности. Он был голым по пояс, но в неизменной шляпе. В свете лампы из хижины его могучая фигура выглядела грозно. Постояв так пару мгновений и удостоверившись что, все враги бежали в страхе, Хэнк повернулся и шагнул внутрь: «Не бойся, мой цветок! Тебя никто не потревожит, Хэнк надерёт задницу любому подонку! А теперь, моя восточная принцесса, давай сюда свой восхитительный ротик!» Дверь захлопнулась, и через мгновенье нежный японский писк, перемежаемый громким чмоканьем и чавканьем, возобновился. Переждав некоторое время, девушки прокрались обратно к причалу и молча уселись рядышком, осмысливая увиденное.

В отношении к сексу они были такими же разными, как и во всем остальном. Кате родители с детства внушили, что секс – это очень, очень плохо, и поэтому когда Илья, её первый и единственный парень, в первую же ночь попросил сделать ему минет, Катя сначала пришла в смятение, а потом посрамила женский род вялой и безыскусной фелляцией. Илья не скрывал своего недовольства, а Катя была хорошим человеком – она полезла на форумы и в блоги, посмотрела пару десятков профильных порнороликов, провела исследование, овладела нужной техникой орального секса, купила кружевное белье, безропотно принимала противозачаточные и тихонько имитировала оргазмы. Илья почти всегда был доволен и мог сконцентрироваться на аспирантуре, а Катя догонялась вибратором, купленным на Али после долгих душевных терзаний. На Хэнка Катя смотрела как на опасного пришельца из соседней галактики – вроде бы он имитировал дружелюбие и готовность к контакту, но и угрозу представлял немалую.

Даше мать не внушала ничего, разве что инфантильный старший брат лет с двенадцати тыкал ей членом в рот, а она, скорее из жалости к дураку, молча сосала его отросток, проглатывая сперму, и сопротивляясь только тогда, когда он лез ей в трусы. В старших классах у неё сложилось странное отношение к себе и к сексу – иногда она могла, не долго думая, отсосать у таксиста вместо платы за проезд, а иногда её бросало в истерику, когда её пытались лапать одноклассники на вписках. Впрочем, если мужчина ей нравился, она позволяла ему делать с ней всё, что он хотел. Если же мужчина при этом не обращал на неё особого внимания, Даша невольно начинала стелиться перед ним мягким ковриком. В начале отношений с Димой, она охотно удовлетворяла его страсть ко всему японскому – красила свои прекрасные рыжие волосы в ярко-голубой цвет, носила короткую клетчатую юбочку, смущённо попискивала, делая минет, и всерьёз раздумывала над увеличением груди, как нравилось Диме. Позже, когда Дима успокоился и сосредоточился на онлайн-играх, Даша покорно продолжила строчить ему первоклассные минеты, после чего догонялась здоровенным черным дилдо, анальной пробкой и вибратором, купленными после долгих консультаций с подружкой о преимуществах того или иного девайса. Хэнк, на которого Даша вначале смотрела как на забавное пугало, постепенно стал объектом её эротических фантазий, в чем она не хотела себе признаваться.

Сейчас Даша вспоминала, как Акико все два дня ходила за Хэнком хвостиком, как на него посматривали другие женщины из лагеря, и как он разговаривал с ними – с каждой тепло и приветливо, вроде как с друзьями, но и не скрывая свою альфа-самцовость. Все это перемежалась с образами стонущей от оргазма японки, которую Хэнк держал на руках легко, словно пёрышко.

«А он мужик», – задумчиво сказала Даша. Катя некоторое время сопела, потом неожиданно кивнула и согласилась: «Да». Словно точку поставила. Даша внимательно посмотрела не неё, затушила сигарету в песок и встала: «Ну ладно. Пойдём к нашим мальчикам».

 

Глава вторая, в которой приключения начинаются, девушки ссорятся, а любопытство не доводит до добра

На следующий день у них начался поход. Утром Хэнк отвёз в аэропорт Акико, Момо и немецкую парочку. Кажется, он вернулся расстроенным, но постарался не подавать виду. За час собрав остатки снаряжения, он взвалил на плечи здоровенный рюкзак и скомандовал выход. Следующие несколько дней оказались супернасыщенными – путешественники в день проходили с десяток километров по лесным дорожкам, тропинкам и бродам, поднимались на холмы и отвесные скалы, купались в чистейших озёрах и водопадах. Даша с удивлением открыла для себя, что мягкая и женственная Катя – настоящая чемпионка по скалолазанию. Она лихо взбиралась по скалам даже в кроссовках, помогала Хэнку разбирать оборудование и учила остальных пользоваться страховкой. «Ты прямо как кошка, Кэт» – простодушно похвалил её Хэнк, и Катя вся аж зацвела. На почве альпинизма Катя начала много общаться с Хэнком, они постоянно что-то увлечённо обсуждали и шутливо спорили. Илья больше ревновал к спортивным успехам Кати, чем к этой неожиданной дружбе, считая Хэнка пожилым деревенским клоуном. А вот Даша почему-то периодически чувствовала уколы ревности, глядя на то, как Хэнк и Катя хихикают.

Даша, хотя и была стройной и спортивной, справлялась гораздо хуже остальных – выяснилось, что она побаивается высоты, неуклюже ставит ноги на скалах и быстро устаёт. Утром второго дня она потянула лодыжку и ужасно злилась, особенно когда Дима начал ныть, что теперь они к вечеру не успеют на какой-то водопад, который так прекрасен в свете заката. Даше было больно и очень обидно из-за собственной неуклюжести, отношения Димы, а больше всего – из-за того, что она не могла поддерживать на должном уровне беседу с Хэнком и Катей. Эти чувства немного отпустили, когда Хэнк бережно усадил девушку на свой рюкзак, закрепил ей голеностоп бинтом, примотал сверху охлаждающий пакет, соорудил ей удобный костыль для ходьбы, ласково назвал Зеленоглазкой и спросил сможет ли она идти. Убедившись, что все в порядке, он взвалил на себя свой и Дашин рюкзак и заставил всех медленно идти обходной дорогой. К водопаду они, конечно, не успели.

Хэнк в походе пахал как лошадь. Он тащил снаряжение, ставил верёвочные станции и переправы, разбивал лагерь, готовил еду, следил за тем, чтобы никто из ребят не поранился и не потерялся, и даже таскал Хот-дога по горам, когда тот не мог или ленился забраться сам. Болтал он при этом без умолку: спорил с Катей, рассказывал историю острова, местные легенды и байки из своей бурной молодости. На основании своих скудных знаний английского и того, что иногда переводил ей Дима, Даша заключила, что Хэнк либо бессовестный лгун, либо сумасшедший. Выяснилось, что он родом из Новой Зеландии, ему 42 года из которых уже два он живёт на острове. Он рассказывал, как сидел в индонезийской тюрьме за контрабанду, ходил на торговом судне до Владивостока и Лос-Анджелеса, пьяный дрался с аллигатором и кенгуру, воевал в отряде каких-то непальских партизан, а ещё по поддельному паспорту женился на двух австралийках с интервалом в три дня. «Понимаете, я не хотел быть невежлив ни с одной из них», – пояснил он, лучезарно улыбаясь. Катя слушала эти истории, развесив уши, Дима лишь изредка отвлекался от своего фотоаппарата, а Илья уже на второй день похода демонстративно вставил в уши наушники.

Даше казалось, что она ещё больше отдалилась от ребят: Илья явно не считал её себе ровней и обращался к ней только через своего друга. Вообще Даша никогда не видела, чтобы он обращался к кому-то кроме своей девушки и Димы. Сам Дима, видимо, ещё не отошёл от встречи с Момо, и откровенно шпынял Дашу за любой проступок. Зато ей стала больше нравиться Катя – она оказалась очень простой и доброй девочкой, которая ко всем относилась одинаково тепло. Единственный эпизод, который оставил у Даши неприятный осадок случился в предпоследний день перехода. Хэнк к тому времени уже пару дней пёр на себе два рюкзака и порядком устал, поэтому во время вечернего лагеря Катя предложила помассировать ему спину. Хэнк, урча от удовольствия, стащил рубаху и завалился на циновку, а Катя прямо в купальнике уселась сверху к нему на спину и начала мять его мышцы. Делала она это долго и с явным удовольствием, постоянно ёрзая на нем. Более того, пару раз разминая его шею, она наклонилась так низко, что потёрлась грудью об его спину – и кажется делала это нарочно, что Дашу ужасно взбесило. Про себя она обозвала Катю «мелкой шалашовкой с выменем».

К середине четвёртого дня они добрались до небольшого городка. Здесь у Хэнка были зарезервированы три небольших хижины. В планах у него было отпустить ребят погулять по городу, переночевать в лагере, а с утра начинать сплав по реке. Дима сказал, что обгорел и в город не пойдёт, Илья, подумав, остался с ним. Пока Катя соображала, чтобы предложить в качестве досуга, ребята уже расчехлили ноутбуки и открыли принесённое Хэнком пиво. Поэтому Даша и Катя, прихватив упаковку пива, улизнули в город гулять и заодно поближе познакомиться друг с другом. Гулять там было не особенно интересно, – кругом было довольно много местных, шастали какие-то торговцы, люди кучковались разговаривая на незнакомых языках. Девушки зарулили в ближайший бар, где было довольно людно и опрокинули по шотику какой-то местной адской смеси. После третьего шотика разговор сам по себе свернул в сторону парней. Катя, захмелев, начала жаловаться сначала на абстрактных мужчин, потом на каких-то своих знакомых, и, наконец, проболталась о своей ужасной тайне: она ни разу не испытывала оргазм с парнем.

– Что, ни разу?! – удивилась Даша, – то есть в смысле, что ты только когда ты клитор свой тиранишь?.. Вот это да! А что принц твой? Он вечно так собой доволен, я думала он тебя знаешь… как пропеллер крутит…»

– Не, как пропеллер не крутит… но Илья хороший. Он старается, — серьёзно сказала Катя. Потом вдруг вздохнула и печально опустила плечи, – а может не старается…

– В смысле не так старается, как наш проводник с той японской тёлкой, да? – съехидничала Даша.

– Ой, ну что ты… ну проводник… проводник тоже хороший, – Катя хмелела на глазах.

– Ага, я вижу, как ты на него пялишься… Да-да, пялишься, пялишься. И как ты сиськи свои в купальнике вчера развесила, думаешь я не видела, – Катя пыталась что-то возразить, но Даша завелась, – ты свои сиськи ему прямо в лицо вечно пихаешь, ага! Признайся, хочешь небось на место японской тёлки (Катя отрицательно мотала головой), хочешь же? Чтоб он также пальчиками тебя приласкал, да? – Хмель серьёзно давал в голову, и надо было возвращаться в лагерь.

По пути к лагерю подруги продолжали выяснять отношения и уничтожать пиво из упаковки, когда изрядно поддатая Даша вдруг резко затормозила и выпалила:

– Я, может, и не такая сисястая и кожа у меня не такая гладкая, и по-английски не шпарю, зато я без комплексов! Я всё могу… Я знаешь что… я сейчас пойду в тот дом… и… я в рот у твоего Хэнка возьму, понятно? Отсосу у него! Так отсосу, что он на тебя и не посмотрит даже. Я, блядь, сосу как пылесос, поняла? – и смяв последнюю банку, Даша решительно потопала к бунгало Хэнка.

– Хэнк не мой… не надо как пылесос… Даша, ну стой, – пьяная Катя плелась за Дашей следом и печально бубнила, – он спит уже, наверное, Даша, слышишь?

Даша, не слушая подругу, протопала прямо в комнату Хэнка через завешанную москитной сеткой дверь и встала как вкопанная. Катя со стуком уткнулась лбом ей между лопаток, остановилась, выглянула у неё из-за плеча и тоже застыла, поражённая открывшимся зрелищем. Хэнк, вытянувшись на кушетке и подложив руку под голову, храпел. Его голый торс в свете газовой лампы впечатлял – сплошь мышцы, шрамы и татуировки. Ещё больше впечатлял внушительных размеров бугор на его бриджах – стоячий член был прижат к левой ноге и неслабо выпирал. Девушки залипли на это зрелище и долго стояли, не произнося ни слова, как вдруг Катя, словно сомнамбула, сделала шаг вперёд, протягивая ручку к штанам Хэнка.

– Эй ты чего делаешь? – зашептала Даша, приседая от испуга, – стой, Катя! – но та уже водила дрожащей ладошкой по спрятанному в штанах куску мяса. Хэнк перестал храпеть, и Катя, очнувшись, отдёрнула руку.

– Катя, пойдём, пожалуйста, – Даша попыталась увлечь Катю за руку, но тут, к её ужасу, Хэнк открыл глаза и уставился прямо на неё. «Тикаем!» – пискнула Даша, и девушки синхронно развернулись к выходу, готовясь дать по тапкам.

– А ну стоять, дамочки! – послышался грозный окрик. Девушки мгновенно вспотели и начали стремительно трезветь. Тяжёлые руки опустились каждой из них на плечо, – Не спешите, дышите глубже. – Даша почему-то вспомнила историю про драку Хэнка с аллигатором, а Катя беззвучно что-то шептала, вероятно молилась напоследок.

– И что же привело вас, девчушки, в хижину дяди Хэнка? – кажется, проводник был настроен добродушно.

– Ну мы, просто… просто хотели… посмотреть… – Катя отдувалась, щеки её были пунцовыми, – Боже, как же стыдно-то… Простите, мистер Хэнк…

– Посмотреть хотели? – перебил её Хэнк, приобнимая обеих девочек за плечи своими лапами и легко придвигая к себе, – на что посмотреть-то? Что, ваши мальчишки вам уже не показывают?

– Наши мальчишки не хороши. Нечего смотреть, – вдруг выпалила Даша.

– Так-так, а ну-ка присядьте, расскажите Хэнку о своих невзгодах, может я и смогу чем подсобить, – Хэнк мягко заставил обеих подруг, сесть по обе стороны от него на топчан, – что же вы, поссорились с ребятами? Давайте девочки, не стесняйтесь. Вот возьмите себе пивка, расслабьтесь, – Хэнк подтолкнул ногой сумку-холодильник.

Даша хотела было сказать, что все в порядке и им пора идти мириться с ребятами, но Катя вдруг её перебила:

– Мы их не устраиваем! – и многозначительно подняла пальчик.

– Ничего себе! А кто же их устраивает? Их мамы? – удивлённо рассмеялся Хэнк. Катя засмеялась, Даша тоже на всякий случай захихикала. Она пока не понимала, в какую сторону развивается ситуация, но понемногу начала успокаиваться.

– Илья сказал мне недавно, что я жирная, – Катя была благодарна Хэнку, за то, что он сменил тему и не стал раздувать историю из их шпионского провала, – Жирная, пухлая. Что я ленюсь заниматься спортом и поэтому располнела!

– Располнела?! Ха-ха! Черта с два, малышка! Я видел, как ты забиралась по водопаду, так что остальные только пыль глотали! Ты знаешь это выражение? Пыль глотать? Ты была как дикая кошка, я тебе так и сказал сразу – ты, Кэт, – настоящий бесстрашный дикий котёнок!

– А Дашу… а Дашу…! – от комплиментов Катя ещё больше раскраснелась и разошлась, – её парень назвал конопатой! И стервой! Я сама слышала. А Даша хорошая! А ещё она улыбнулась парню в аэропорту, а Дима сказал, что она шлюха, и Илья с ним согласился.

– Да! Да! – вступила Даша, покраснев от возмущения, и ухватив Хэнка за колено, – а он смотрел на эту Момо и её большие сиськи всё время смотрел. Я спросила его, что с ним не так, а он ответил, что устал от… ну знаете… – она показала рукой плоскую грудь, – устал… что нет сисек.

– Ха-ха-ха, конопатая, так это теперь называется? Волосы цвета меди и зелёные глазищи – если бы я был немного талантливее, я писал бы про тебя стихи! Сечёшь, о чем я, Зеленоглазка? – Хэнк ласково поддел её пальцем за носик, и Даша ещё гуще покраснела, нос у неё стал уж совсем пунцовым, а веснушки казались ещё больше, чем раньше. – Может твой парень завидует своему другу, которому досталась девочка с королевским размером? – Тут Хэнк повернулся к Кате и подмигнул ей, – с королевским размером, женственными формам и нежными, мягкими губами – Хэнк снял руку с плеча Даши и осторожно провёл большим пальцем по губам Кати, оттягивая нижнюю губку вниз. Катя блаженно прикрыла глазки и Хэнк, воспользовавшись моментом, наклонился и нежно и протяжно поцеловал Катю в её приоткрытые губки.

Катя поплыла. Одеяло под ней уже пропиталось её смазкой, сердце ухало где-то в голове, всё лицо горело. Неизвестно, сколько это продолжалось – Хэнк гладил её щеку, провёл за ухом, а потом положил руку на грудь. Как сквозь туман она видела, как он также проводит пальцем по влажным губам Даши, проталкивает палец глубже, заставляя её сосать. Потом Даша, не сводя глаз с мужчины, снимает топ купальника, а он мнёт её тугие, стоячие груди и говорит, какие они восхитительные, упругие и нежные, и будь он проклят если Дашу хоть на секунду можно назвать плоской. Катя просунула руку себе между ног и сжала влажные бедра, как вдруг её вернул к реальности голос Хэнка:

– Выходит, что не могу я отказать таким прекрасным девушкам! Ну хотели – смотрите! – С этими словами Хэнк, начал развязывать шнурок на своих бриджах.

– О Боже, о Боже! – залепетала Даша, прижимая ладошки ко рту. – Вот сейчас оно выйдет?!

– Оно? Ха-ха! Да, брось! – Хэнк оттянул в сторону прорезь на штанах и на волю выскочил его агрегат: не очень длинный, дюймов семь, но мясистый, толстый как веник, покрытый мощными венами и увенчанный крупной рельефной головкой, проступавшей сквозь натянутую кожу. – Видишь, ничего особенного, бояться нечего! – Хэнк обращался к Даше, но краем глаза наблюдал Катину реакцию – она расфокусированным взглядом уставилась на член, а из приоткрытого ротика торчал влажный, розовый язычок. Даша тоже была под впечатлением – её красные щеки и стоячие соски были тому свидетельством. Хэнк потянул штаны ещё ниже и на свободу вывалилось сначала одно здоровенное, красное, гладко выбритое яйцо, а за ним и второе.

– Я и не боюсь, – выдавила Даша, пожирая глазами эти яйца. Даша любила мужские яйца.

– Да? Вообще-то бывает, и некоторые дамы покрупнее пугаются… – Хэнк взялся за основание своего члена и шутливо потряс им, второй рукой приобняв Катю.

– Но Акико не пугаться? – игриво спросила Даша. Хэнк, казалось, совершенно не смутился:

– Ну, ты скажешь! Акико вообще была бесстрашная. Большинство женщин боятся давать мне в зад, но не Акико, не-ет, мэм! Вы бы видели, как она с размаху насаживала свою нежную попку прямо вот на эту штуковину, – и чтобы продемонстрировать на какую именно штуковину не боялась насадить свой анус Акико, Хэнк взялся рукой за член и потянул кожицу вниз, обнажая здоровенную блестящую фиолетовую шляпу с каплей смазки на вершине. От этой картины, сопровождавшейся столь интимными подробностями, девушки в унисон сглотнули.

– Да… Она не боялась ничего. Ну кроме осуждения со стороны мужа и соседей. Жаль, из неё бы вышла прекрасная покорительница джунглей. Вместе со своей дочуркой… – мечтательно промолвил Хэнк, поглаживая Дашу по её красиво торчащей грудке и играя с бусинкой соска.

– Дочуркой? Вы трахать дочурку тоже?! – пролепетала Даша.

– Конечно, детка! А что такого? Персику, в смысле Момо, как раз исполнилось шестнадцать, по местным законам – вполне. К тому же Акико сама мне её предложила. Сказала, что никто лучше меня не будет для неё первым. Японцы, они такие, странные… Правда потом выяснилось, что у этой девчушки я уже не первый, но тут уж грех жаловаться… Это было забавно, видели какой у неё маленький ротик? Даже меньше, чем у тебя, Котёнок Кэт! Сперва она не могла взять в рот и головку, долго просто лизала её. Как Котёнок лакает молоко, ха-ха! Маме приходилось её учить…

– Маме? Учить? – бормотала Даша, не веря своим ушам. Катя в это время, словно загипнотизированная, медленно протянула руку, взяла член Хэнка в ладошку и начала водить вверх-вниз. Член был настолько толстый, что она даже не могла сомкнуть пальцы и просто гладила его от основания к головке.

– Да, представляете, Акико приходилось постоянно помогать малышке нормально взять в рот или сесть на моего дружка. Потом уже, дня через три я неплохо разработал все её дырочки, но сначала пришлось повозиться, это уж я вам говорю. Так что бояться нечего, вон, Котёнок и не боится, смотри как ловко водит ладошкой! – Катя, действительно, активно надрачивала корень Хэнка, положив свою белокурую головку к нему на плечо и нежно постанывая. Даша облизнула губы стала наклоняться вниз, страстно желая продолжить губами и глоткой движения Катиной ладошки. Но тут Хэнк взял ситуацию в свои руки.

– Давайте, девочки, снимайте свои обалденные шортики, но трусишки оставьте! Садитесь мне на колени, старина Хэнк покажет вам один из своих коронных трюков. Ты, Котёнок, давай сюда, а ты, Зеленоглазка, приземляй свою славянскую попку напротив, на другое колено. Вот, так, умница! – Хэнк усадил девчушек себе на колени, по обе стороны от своего великолепно торчащего члена, и Катя тут же снова вцепилась в ствол, а Даша начала гладить и мять яйца. Хэнк, попеременно целуя в губы обеих девушек взял их за попы, просунул руки под трусики и ввёл свои пальцы им во влагалища. Катя ойкнула и задёргалась, инстинктивно пытаясь снять свою дырочку с пальцев этого огромного мужика, но бывалый охотник ловко пресёк попытку побега, сильнее стиснув Катину попку. Прижав малышек к себе, словно любящий папаша, он ловко дрочил две киски, вводя пальцы внутрь и не забывая теребить их набухшие клиторы, а большими пальцами легонько ласкать попки. Через пару мгновений Катя уже протяжно стонала, прильнув к мужской груди, закатив глазки и округлив ротик буковкой «о» и лишь изредка вспоминая про упиравшийся ей в бок член. Даша же в это время перехватила инициативу и, глядя на Хэнка глазами преданной собачонки и тяжело дыша, обрабатывала ладошкой весь его агрегат.

– Две красавицы, такие нежные и юные девочки… Хэнк позаботится о вас, Хэнк знает, как приласкать ваши попки. Что скажешь, Зеленоглазка, тебе нравится, как Хэнк о вас заботится?

– Да, мистер Хэнк… Спасибо, что вы заботиться о нас, мистер Хэнк! – скулила Даша. Хэнк, видя что она опережает подругу, умело придерживал её оргазм, лишь слегка лаская её, и Даша ёрзала задом, пытаясь поглубже впустить в себя его пальцы. Наконец она не выдержала и лихорадочно зашептала:

– Пожалуйста, мистер Хэнк, можно мне кончить, я прошу. Разрешите мне кончить, пожалуйста, пожалуйста!

– Конечно, детка! Но мы должны помнить и о Котёнке, она не поспевает за твоей прытью. Я хочу, чтобы вы кончили вместе, глядя друг другу в глаза, только тогда старина Хэнк тоже будет доволен. Поняла, Зеленоглазка? – Даша часто закивала, не сводя с мужчины влажного жалобного взгляда, – Давай, малышка, окажи Хэнку услугу. Будь так добра, возьми Котёнка за её роскошную левую титьку и вынь её из лифчика. Пусть она болтается свободно, нам всем на радость! – Даша влажной ладошкой, которой она до этого дрочила член, ухватилась за тяжёлую Катину грудь, которая и так уже почти выпрыгнула из купальника, и вытащила её наружу.

– О да, это то, что я люблю! – жизнерадостно воскликнул Хэнк, – давайте, девчушки, взгляните друг на друга! В мире нет ничего красивее лица кончающей женщины! – и он до конца погрузил пальцы в сочащиеся девичьи киски. Катя и Даша, глядя друг на дружку широко открытыми глазами протяжно застонали, бурно вращая задницами и дёргаясь от оргазма. Даша, повинуясь внезапному импульсу, подалась вперёд и поцеловала подругу в губы, чем вызвала восторг у Хэнка.

Некоторое время девочки отдыхали на коленях у мужчины, нежно и медленно лаская его и друг друга руками и губами. Затем Катя соскользнула вниз и приблизила личико к пульсирующему от напряжения члену. Его вид и запах мгновенно возбудил девушку, она обнюхала его, потёрлась щеками и носом, несколько раз поцеловала ствол и лизнула головку. Член отреагировал мгновенно, начав подрагивать ещё чаще, вены на нем ещё сильнее набухли.

– О, да, Котёнок! Поиграй с моим приятелем, познакомься с ним поближе, прежде чем я начну растягивать им твои дырочки. Зеленоглазка, как ты смотришь на то, чтобы присоединиться к подруге? – Хэнк стащил с себя бриджи, отметив два симметричных мокрых пятна, оставшихся на ткани.

Дашу не нужно было просить дважды. Встав на кровати на четвереньки, так чтобы голова находилась строго над залупой Хэнка, а сосочки тёрлись об его колено, малышка игриво взглянула на Хэнка снизу вверх и произнесла:

– Да, мистер Хэнк. Хотите смотреть, как я могу? – она откинула волосы назад, чтобы ему было виднее, облизнула губы, открыла пошире ротик и буквально наделась головой на член Хэнка. Она рассчитывала заглотить весь прибор сразу, но он оказался слишком толстым. Ей пришлось раскрыть свой умелый ротик ещё шире, высунуть язык и только тогда она смогла пропихнуть головку в самое своё горло. её глаза наполнились слезами, конопатый носик уткнулся в ляжку Хэнка, а язычок встретился с язычком Кати, уютно пристроившийся у мужчины между ног и тихонько лизавшей его тяжело свисающую мошонку.

– Ооо-хо-хо, рыженькая, осади! Сосёшь ты как и полагается настоящей женщине, но ты же не хочешь, чтобы я спустил прямо сейчас, да ещё и тебе в желудок! – Вообще-то Даша больше всего в жизни хотела сейчас именно этого, поэтому начала активно напрягать и расслаблять гортань, чтобы доставить Хэнку максимум удовольствия. Мужчине пришлось схватить её за рыжую гриву и потянуть вверх, на что Даша ответила сопротивлением. Впрочем, опытный Хэнк знал, что делать в таких ситуациях. Левой рукой продолжая тянуть за волосы, правую он просунул между ягодиц Зеленоглазки и резко ввёл два пальца в хлюпнувшее влагалище, а большой палец стал аккуратно пропихивать ей в попку. Даша засучила ногами, захрипела, и по яйцам Хэнка потекла обильная слюна. Наконец ему удалось оторвать её.

– Мистер Хэнк, я хочу показать вам как я хорошо сосу, – сиплый голосок Даши дрожал, – отблагодарить вас. Мне так хорошо…

– Ах ты маленькая хулиганка! Я вижу, как ты хочешь отличиться, но главное – не жадничай! Учись терпению! Сначала просто приласкай член дяди Хэнка, помоги своей подружке – посмотри, как она нежно любит его. Потом ты обязательно всё получишь, я уделю должное внимание всем твоим входным отверстиям, хе-хе, обещаю! – Хэнк ласково отчитывал девчушку, одновременно грозя ей пальцем и обрабатывая её попку и клитор.

Даша нехотя смирилась. Теперь девочки вдвоём лизали и посасывали ствол, целовались через головку, щекотали язычками нежную мякоть под ней. У Кати наконец получилось обхватить своими маленькими пухлыми губками залупу и целиком поместить её себе в рот – её щеки раздулись, она смотрела на Хэнка снизу вверх и была похожа на трогательного сосредоточенного хомячка. Хэнк ласково подбадривал девушек, одновременно почёсывая Катю за ушком и доводя Дашу до исступления своими пальцами в её дырочках.

Наконец Хэнк взял Катю за подбородок и начал поднимать её вверх:

– Давай-ка, Котёнок. Пришло время покатать тебя на моем члене. Иди сюда, забирайся прямо мне на колени, – Катя, сосредоточенно сопя и не выпуская член из руки, взобралась на Хэнка, села к нему лицом и опустила взгляд вниз. Сердце у неё замерло, да и Даша рядом испуганно ойкнула – дубина Хэнка легко доставала девочке до диафрагмы, а головка оказалась аккурат между её большими розовыми грудями.

– Да-да, крошка! – перехватил Хэнк её взгляд, – эта штука заполнит тебя целиком, но не бойся. Я буду натягивать тебя очень аккуратно, а Зеленоглазка поможет тебе устроиться поудобнее. – Хэнк приподнял Катю одной лапой за талию (вторая прочно обосновалась в вагине Даши), и начал осторожно опускать её на свой поршень:

– Держись за мою шею, крошка, не бойся! Давай, Зеленоглазка, помоги подруге. Возьми меня за шляпу вот так, да! – она не сразу поняла, что от неё требуется и Хэнку пришлось направлять её. – Умница, а теперь просто заправь корень старика Хэнка прямо в эту малышку. О, да! – Катя, вздрагивая и закатив глаза, медленно оседала на члене, – О, да, святая Мария, матерь господа нашего, какая ты узенькая! Давай мне свои божественные сиси! Клянусь, девочка, я засуну себе в пасть обе твои титьки целиком, пока ты будешь скакать на мне! – С этими словами Хэнк смял попу Кати в своих ручищах, а ртом обрушился на её соски. Поначалу член растягивал влагалище медленно, но вскоре Катя стала сама опускаться всё увереннее. Скоро стоявшая рядом на коленях Даша, уже ошалело смотрела, как её подруга начинает самостоятельно садиться на член и вращать бёдрами, берет свои груди в руки и подносит их поближе ко рту Хэнка, чтобы он мог сосать и покусывать соски. Рука Даши рефлекторно потянулась вниз, ласкать себя – она поняла, что скоро этим скользким от Катиной смазки членом будут разрабатывать и её дырочку. Но у Хэнка были другие планы:

– Эй, конопатая, – подмигнул Хэнк Даше, – нужно подготовить Котёнка к следующему этапу, хорошенько размять её попку. Эта работёнка как раз для твоего озорного язычка. Почему бы тебе не встать на коленки, сдаётся мне – там много интересного! Эй, Котёнок, ты ведь даёшь мужчинам трахать твою сладкую попку?

Катя, которая никогда даже не помышляла об анальном сексе, сейчас была готова принять в свой зад всё что угодно. Даша, которая никогда не помышляла о том, чтобы вылизывать анус другой девушке, поспешно бухнулась на колени так, чтобы перед носом у неё болтались яйца Хэнка, а над головой вертелась задница Кати. Смазка из Катиного влагалища стекала по стволу прямо Даше на лицо, и она сначала некоторое время слизывала эту вкуснятину с яиц Хэнка, а затем, не переставая мастурбировать ввинтила язычок в попку подруги. Это оказалось очень приятным занятием – тугая дырочка постепенно расслаблялась и сокращалась, и скоро была уже полностью готова принять в себя более или менее объёмный предмет. Когда крики Кати стали уж совсем громкими, Хэнк нежно взял девочку обеими руками за горло и слегка придушил, так, что, кончая, она хрипела и разбрызгивала слюну. Потом он приподнял её, не снимая с члена, ловко развернул малышку спиной к себе, поставил на четвереньки прямо на кровати и быстро оттрахал до второго оргазма, а уж затем принялся пихать залупу прямо в её влажную попку. И тут до сих пор не говорившую ни слова Катю словно прорвало, и она закричала по-русски:

– Ооо! Тебе мало моей пизды, да? Ты хочешь все мои дырки? Давай, отымей меня, сделай из меня свою дырку, я хочу этот член в своей жопе! Хочу твой толстый хуй в своей жопе, давай, возьми меня за дойки и насади, насади меня! Даша, ты видишь, как меня ебут в жопу?! Видишь, как он разрабатывает мою жопу под себя? Боже блядь, как это сладко… Выеби меня так, чтобы ходить не могла, так чтобы твой хуй у меня изо рта вылез, давай! – так она кричала, активно помогая Хэнку натягивать себя на член и елозя грудью по одеялу.

– Ей, похоже, нравится, да? – озадаченно спросил Дашу Хэнк, не переставая, однако, засаживать Кате член в задницу, – что скажешь, Зеленоглазка? Нравится нашей малышке, когда я вхожу через заднюю дверь?

– О, да, мистер Хэнк! Ей нравится, – дико возбудившаяся от Катиной тирады, Даша проскользнула под неё и легла на спину лицом к её вагине, – она говорит трахать её пока, пока ваш… ваш член не выйдет из её рта.

– Вот это да! Ох уж это молодое поколение, дьявол меня дери! Ничего не страшатся, чертовки! – и Хэнк начал работать бёдрами ещё активнее. Так они трахались примерно минут пятнадцать: Хэнк присел на корточки и, словно кобель, использовал Катю в зад, время от времени шлёпая тяжёлыми яйцами по лбу Даши. Даша языком терроризировала Катин клитор, а Катя, нечленораздельно воя, кончала и пускала слюни в вагину Даше. Наконец Хэнк зарычал, запрокинул голову и начал накачивать Катю содержимым своих яиц. Девушка обмякла.

– Нет! Нет, нет, нет! – поняв, что произошло, запричитала Даша, – как же так, мистер Хэнк?! Вы не трахать меня, но вы обещали трахать меня во все дыры! Вы обещали! – она в отчаянье стукнула кулачком по кровати.

– Спокойно, малышка! Неужели ты думаешь, что старина Хэнк нарушит своё обещание и оставит без внимания твои сладкие дырочки? Не бывать такому! – Хэнк вынул член из Кати, и вслед за ним из попки прямо Даше на лицо потекла струйка спермы. Даша мгновенно ухватила ртом слегка обмякший агрегат и всосала его в себя. Хэнк взял её за голову и протолкнул член поглубже в глотку, трахая её рот.

– Эй, Котёнок, хватит спать, иди посмотри, как член старины Хэнка ходит в горле у твоей рыжей подружки! Видно даже снаружи! Котёнок? Эй, ты что… Ха-ха-ха! – расхохотался проводник, – вы только посмотрите! Теперь я знаю, что чувствует дама, когда я засыпаю, только кончив. – Катя, ещё пьяная и утомлённая таким яростным сексом, действительно заснула, и ойкнув проснулась, только когда Хэнк, смеясь, вынул член изо рта Даши и загнал его ей в киску.

– Подъем, красавица! Нам надо хорошенько оттрахать Зеленоглазку, чтобы она не чувствовала себя лишней в нашей компании! – Хэнк уселся на кровать, и девочки встали перед ним на колени, чтобы снова сосать, но проводник остановил их:

– Пришло время отведать и твою пиздёнку, Зеленоглазка! Давай, прыгай к дяде Хэнку на болт!

Даша, радостно смеясь повернулась к Хэнку задом, стала приближаться, игриво вращая попкой, словно танцуя и этим же круговым движением медленно уселась на его шляпу. Пока она бесконечно долго вводила в себя этот шланг, озорное выражение на её перепачканном тушью, спермой и слюнями лице сменилось выражением какого-то блаженного просветления:

– Ну как тебе? – засмеялась Катя.

– Пиздец! – выдавила Даша, задыхаясь, смеясь и одновременно надеваясь на член, – пиздец! Это, блядь, лучшая палка в моей жизни! Это то, чего мне не хватало. Я не хочу слезать с этого хуя вообще никогда… Мистер Хэнк, – сказала она по-английски, оборачиваясь через плечо. Вы лучший ёбарь. Вы имеете фантастический член!

– Спасибо, милая! Хэнк признателен, что ты оценила его старания по заслугам. Качай своей сладкой попочкой, не могу дождаться, когда придёт её очередь!

Катя подошла к Даше спереди и целовала её лицо и губы, слизывая с него сперму и собственный сок. У Даши быстро устали ноги заниматься сексом в такой позе, и Хэнк усадил её на колени спиной к себе, приподнял одной рукой за попу, другой взял за талию так, что её ноги висели в воздухе, и просто стал насаживать на член руками, пока Катя на коленях лизала его яйца, ствол а заодно и вагину Даши. Когда Даша кончила пару раз, он переместил свой конец из влагалища в попку и продолжил надевать девушку на член. Даша бормотала уже что-то невнятное, благодарила Хэнка за то, что он «ебёт её в жопу», а Катю – за то, что она «вылизывает ей пизду». Когда Хэнк принялся спускать Даша в задницу обильные струи спермы, она уже полностью размякла и висела на руках у Хэнка безвольной тряпочкой. Он облокотил девочку к себе на грудь, не вынимая члена из задницы, привлёк к себе и Катю тоже и принялся нежно обнимать девушек, гладя по голове и говоря какие-то свои грубоватые нежности.

Наконец он снял Дашу со своих колен и торжественно, прямо сияя, провозгласил:

– Принцессы, пардон за прямоту, но старине Хэнку необходимо отлить! Я вернусь к вам, как только справлю нужду!

Девчонки засмеялись – Хэнк всё-таки был удивительно странным типом. И тут Даше пришла шальная мысль:

– Мистер Хэнк! А хотите пописать на меня? – Катя удивлённо повернулась к подруге, такого она совсем не ожидала даже от отвязной Даши, – Катя, ты, если хочешь, тоже можешь пописать мне в рот. Кмон, гайз, пописайте на меня!

– Я тогда тоже хочу, чтобы на меня пописали, – заявила Катя, решительно слезла с топчана на землю, сложила ручки на коленях, закрыла глаза и требовательно открыла ротик.

– Вау! – Такое Хэнк видел впервые, – наверное вы хотите это попробовать, потому что у вас в России зверски холодно и постоянно снег, и там такой номер не пройдёт? Ну ладно, красавицы мои, получайте тогда прямой наводкой! – Он тщательно прицелился и обильно помочился на лица и рты девушек, на их волосы, оросил обе Катиных груди, и напоследок дал девочкам вылизать свой член и яйца дочиста и вытер его об Катины волосы.

Девушки были на седьмом небе:

– Спасибо что оттрахали и обоссали нас, мистер Хэнк! – весело засмеялась Катя, а Даша, облизывая пальцы, добавила:

– Мы придём ещё!

– Моё удовольствие, девушки! Пойдём искупаемся, а потом Хэнк угостит вас пивком!

(Всего 91 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Другие рассказы автора:

0

Тропические приключения русски ...

10

Тропические приключения русски ...

36

В общественном пользовании: Ко ...

Похожие рассказы:

12

Кукловод. Спецкурьер Особого с ... Автор: Alex77

34

Зарисовки. История первая. Я х ... Автор: AndersGed

10

Член семьи. Часть 1: Звезды на ... Автор: AndersGed

3 комментария к “Тропические приключения русских студенток. Часть 1”

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!

Проверка возраста

Внимание! Это сайт только для взрослых! Если Вам не исполнилось восемнадцать лет - немедленно покиньте сайт!