Skip to main content

Унижение послушной маникюрши

Катя поднялась на 14 этаж новостройки, выругалась себе под нос на неработающий лифт, выдохнула, успокаивая дыхание, и надавила на кнопку звонка. Дверь никто не открыл, и она надавила ещё раз.

– Неужели её нет? Мы же договаривались, на неё не похоже… – рассуждала Катя, как вдруг услышала за дверью:

– Иду – иду.

Голос за дверью обрадовал, но каково же было её разочарование, когда дверь открыла не знакомая ей девушка.

– Здравствуйте, неужели я ошиблась этажом?

– Привет. Если Вы Катя и Вы к Тане, то Вам повезло – Вы попали по адресу

– Да, я Катя, а где Таня?

– Проходите, она ещё в душе.

– Ой, может, тогда я тут подожду?

– Нет-нет, что Вы, проходите скорее, мы вас ждём. Проходите – проходите…

– Я Вас, когда увидела, подумала, что не тот этаж. Ну, думаю, попала. Можно на «ты» и просто Катя, – улыбаясь, протянула она девушке руку.

– Тогда тоже на «ты» и просто Люда, – улыбаясь в ответ, сказала девушка и пожала руку. Нежная чуть влажная рука Люды плюс её коротенький шелковый халатик, торчащие под ним соски аппетитной груди, босые ножки и мокрые волосы включили в голове у Кати эротические картинки, как, возможно, ещё пару минут назад Люда в душе ласкала Таню. Волнительные мысли Кати оборвала Люда:

– Ты проходи в гостиную, а Танюша сейчас…

– Я уже, Катюш. Привет! – услышала Катя милый голос Тани.

– О, привет, Таню… – запнувшись от увиденного. – Ээ… мы расположимся в гостиной, да? – стараясь смотреть в лицо, а не на гладенькую щелку и грудь абсолютно голой Тани с полотенцем в руках, которым она вытирала волосы, это единственное, что смогла сказать она в этот момент.

– Да, расслабься, будем там, где тебе удобно. Ты у меня тут всё знаешь, вот и выбирай сама. Не смущайся, тут все свои, – топала босыми ножками, оставляя мокрые следы на тёмном паркете, Таня, совершенно не стесняясь своей наготы.

– Хорошо, значит в гостиной?

– Катюш, ты как первый раз у меня. Проходи и будь как дома, а я сейчас что-нибудь накину и приду туда, где ты усядешься, – Таня прошла мимо Кати, улыбаясь и сверкая голой попой, Таня.

«Блииин, вот я овца! Она, наверное, заметила, как же я теперь буду тут работать?» – пронеслось у Кати в голове…

– Я, наверное, сделаю чай. Вы будете, девочки?

«Ааааа, ещё же и эта сексуальная Люда» – опомнилась Катя. – «Я сойду с ума!»

– Ой, да. Зелёный будет очень кстати, – ответила Катя и поспешила скрыться в знакомой гостиной.

– Делай и мне, Люд, – крикнула Таня из комнаты…

Пока Люда возилась с чаем, Катя решила приготовиться, но из головы девочки не выходили эти две красотки. Ей всегда нравилась Таня, но сейчас был вообще улёт – её голое тело, а их босые ножки и грудь Люды с аппетитными торчащими сосками под шелком халата… «Хоть бы они не заметили, как я…»

– Ой, – испугалась Катя, не заметив, как вошла Люда.

– Ты тут уже разместилась? – ставя на стол поднос с чаем, спросила Люда и кивнула на инструмент для маникюра, разложенный на столе.

– Ну да, сейчас Таня придёт – будем красоту наводить.

– Да, я знаю. Ты же давно делаешь ногти ей. Бери чай, а то остынет, а ногти успеешь.

Таня вошла в гостиную в халате, короче чем у Люды, и тоже босиком, присела за стол, поджав под попу ножку, и взяла чашку с чаем.

– Я вижу, вы тут, не скучаете, – пристально смотря на торчащие под футболкой соски Кати, сказала она.

– Нет, пьём чай и тебя ждём, – ответила Люда и переключила ТВ на музыкальный канал.

Немножко поболтав с девочками о жаре и вспомнив, как хорошо на море, Катя отставила чай и принялась за работу.

Катя была занята любимым делом. Ногти и пальцы – это был, так сказать, её фетиш, поэтому она не вникала в разговор девчонок, которые что-то обсуждали, глядя в планшет. Катя получала удовольствие, прикасаясь к рукам, которые у Тани были превосходны – ровные тонкие пальцы, нежная кожа… Их очень хотелось взять в рот… Она мастерски управлялась со своим инструментом, и было заметно, как она трепетно и с удовольствием проделывает манипуляции с ножницами, пилкой и кисточками, а когда она начала рисовать, мир вокруг для неё просто перестал существовать.

– Ну, вот. Можете смотреть, довольно-таки весело получилось, на мой взгляд, – сказала Катя, выключая ультрафиолетовую сушилку. Люда с интересом начала разглядывать это произведение искусства.

– Умница, это же надо так нарисовать! Глянь, Тань, бабочка как живая, а этот цветок, глянь…

Таня с Катей смеялись.

– Типа ты не видела у меня такого никогда. Катя – известный мастер, у нее не может быть иначе, и именно благодаря ей я постоянно хожу с такими ногтями, – сказала Таня, вставая из-за стола.

– Спасибо, Тань, за такую похвалу, – смущаясь, сказала Катя Тане, которая в этот момент весело пошла к дивану и, нагнувшись, придвинула стул. – Ну, а теперь самое любимое – ножки, – случайно сказала Катя вслух и сразу засмущалась, поняв, что засмотрелась на попу Тани.

– О, да вы по полной программе – ручки, ножки, – не придав значения поведению Кати, а, может, специально сделав вид, что не заметила, сказала Люда и уселась на диван рядом с Таней. Поджав ногу под себя, Люда выставила попу, с которой, естественно, съехал халатик – такой короткий, что даже в положении стоя он мало что прикрывал. Кате пришлось постараться, чтобы не выдать волнения от того, что она увидела, что находится у Люды под халатом. Сдерживая возбуждение, она торопливо перенесла инструмент и присела на маленький стульчик напротив девочек перед стулом, на котором стояла ножка Тани.

Аккуратно управляясь с инструментом, она уделила максимум внимания каждому пальцу и ноготку. С виду всё шло нормально, но в голове и в промежности была буря. Эти пальчики, ножки и гладко выбритый лобок Тани, который Катя не могла не замечать, возбуждали очень. Всё было настолько близко к ней, что казалось, что она чувствует манящий аромат её влажной письки. Приятная пытка Кати продолжалась, а ничего не подозревающие девушки болтали и хихикали, переключая каналы, что-то шепотом обсуждая и посматривая на Катю, а также в телевизор за её спиной. Гоняя в голове развратные мысли, Катя заметила, что девушки притихли. Звука из телевизора не было, и она с интересом задумалась, что же они там такое смотрят. «Может, порнушку, – подумала Катя и с улыбкой добавила про себя. – Вот я дура развратная!» Фантазируя, но не решаясь повернуться, она сказала: «Так, ещё пару минут, и готово», чем отвлекла притихших девчонок.

– Отлично, Катюша, ответила Таня и подмигнула Люде, которая, наконец-то, одернула задравшийся халат и прикрыла голую попу и кусочек прозрачных голубых трусиков. Неожиданно для Кати Люда очень быстро засобиралась уходить.

– Девочки, мне пора, Машу надо выпустить. Катюша, приятно было познакомиться. Танюша, я побежала.

– Хорошо, я напишу тебе, как выясню, да – нет. Кать, будь добра, проводи Люду и закрой на верхний замок дверь, а то я боюсь повредить ногти.

– Без проблем, – встала со стульчика Катя и не смогла отвести взгляд от попки Люды, которая нагнулась, чтобы поцеловать Таню в щёку, а чмокнула её так, что накрыла своими губками половину её губ…

У выхода Люда посмотрела на Катю и сказала негромко:

– Я заметила, как ты смотрела на меня и Таню, я специально показала тебе свои прелести, чтобы убедится…

– Я не…

– Тихо, девочка, – положила Люда палец на губы Кати. – Не нужно отрицать и тем более стесняться, я же не дурра. Я заметила, что тебе понравилось то, что ты видела, хоть ты и пыталась скрыть это. И так как я не считаю, это чем-то плохим и развратным, а, наоборот, надеюсь, что это не спортивный интерес и мы совсем скоро познакомимся с тобой настоящей, и узнаем ближе друг друга.

Неожиданно для Кати Люда впилась своими губами в губы её раскрытого от удивления рта…

Оставшаяся в гостиной Таня ничего не слышала, кроме того, как хлопнула входная дверь, а уже через пару секунд она встретилась взглядом с Катей в тот момент, когда она, шокированная, застыла на пороге с округлёнными глазами, увидев такую картину… Худенькая ножка Тани с красивым педикюром была максимально отведена в сторону, халат распахнут, левой рукой она сжимала свою небольшую красивую грудь, а правая лежала на лобке так, пальцы прикрывали губы, а средний, блестящий от смазки, ездил по щелке, раздвигая губки сочной письки… Катя с удивлением глянула на Таню, вопросительно подняв брови.

– Не смогла удержаться при виде такого, извини, – не дожидаясь вопроса, сказала Таня и глазами показала замеревшей Кате на телевизор. Та посмотрела в сторону и увидела на экране двух красивых девушек с пристёгнутыми страпонами. Между ними стояла на коленях голая милая девочка, которую одна из страпонесс держала за волосы и насаживала ртом на страпон второй. Периодически доставая игрушку, сиськатая насильница била пощёчину и снова вставляла его обратно в рот милашке, которой судя по взгляду всё это нравилось.

– Я вижу, тебе тоже нравится?

Катя повернулась и увидела, как томный взгляд красивой возбуждённой полуголой девушки начал скользить по её телу, а когда застыл на коротких летних шортах, палец, энергично натирающий клитор, погрузился в щёлку, а затем отправился в рот. Эти пару секунд взорвали промежность и так возбуждённой Кати, её ротик приоткрылся

– А девочка хочет попробовать, какая вкусная прелесть у меня?

Возбуждённая, оторопевшая от происходящего и услышанного, Катя еле слышно ответила:

– В смысле вкусная прелесть, какой девочки, ты что? – и направилась к стулу, торопясь собрать инструмент. Дрожащие ручки начали быстро закидывать в сумочку всё, что лежало на стуле.

– Ну как, какой, моей, конечно. Я же знаю, как ты хочешь этого. Мне даже Люда сказала, что ты хочешь меня и не можешь этого скрыть.

Катю как током ударило, и внутри что-то перевернулось. Может, это шанс попробовать всё, что она хотела в реале? Сколько можно сидеть в интернете, тем более там она попробовала уже всё.

– Не бойся, милая, иди ко мне сюда…

Они страстно целовались на диване, Катя гладила Танин лобок, как вдруг Таня оторвалась от губ и сделала неожиданное предложение:

– Давай Люду позовём?

– Нет, я и так боюсь.

– Всё будет хорошо, и будет сюрприз.

– Сюрприз?

– Да, ты очень ей понравилась и, думаю, она тебе тоже. Раз уж ты решилась получить удовольствие, то давай получать его по максимуму.

Катя задумалась и почему-то вспомнила сцену из порно, которую смотрела Таня. Снова развратные картинки поплыли у неё в голове, и она решилась попробовать, потому что ей этого давно хотелось, тем более раз уж так всё складывается.

– А Люда не будет против?

– Против? – удивилась Таня. – Да она мне всё время, пока ты делала мне педикюр, говорила какая ты офигенная и как она хочет тебя, она только обрадуется! – и поцеловала Катю в Носик. – Ну вот и всё, сейчас все устроим…

Глотая из чашки чай, Таня второй рукой держала телефон и что-то печатала, затем поставила чашку и, положив телефон на стол, направилась к выходу. Проходя мимо Кати в распахнутом халатике и маяча гладкой писькой, она улыбнулась и тихо сказала:

– Я сейчас приду, милая.

«Кто там пришел, что у неё даже мысли не возникло, чтобы завязать халат. Неужели, Люда?»

Катя услышала неразборчивые женские голоса, потом смех, который разбавил звук, похожий на колокольчики. Она узнала по голосу Люду, и низ живота мгновенно отреагировал. Стало так волнительно, но они не шли в гостиную, а что-то обсуждали у двери. «Может, она уйдёт, и мы останемся с Таней вдвоём. Неужели Таня не уговорит её?» – гоняла Катя мысли в голове. Из коридора донёсся звук, похожий на шлепок ремня по голому телу, и снова зазвенели колокольчики. В дверном проёме на уровне колен, появилась голова, а следом и вся девушка. Она вошла по-собачьи, а за ней вошли и Люда с Таней. Люда держала в руке кожаный поводок, который был пристёгнут к ошейнику на шее девочки. Они смеялись, как ни в чём не бывало.

– Что с глазами, Катя? Ты что, не видела никогда таких красивых сучек? Это Маша. А ну-ка на место быстро, мамочке нужно с тётями поговорить.

Маша направилась в пустой угол с поводком в зубах, между её ног на шнурках, выходящих из попы, болтались два шарика, они бились друг об друга при движении и издавали звон. Маша добралась до угла, прижалась боком к стене, попой села на пятки и отвернула голову.

– Нравится тебе? – спросила Люда. – Хочешь себе такую?

– Какую такую, – спросила Катя, пытаясь осознать, что происходит, а главное скрыть интерес.

– Ну, вот такую, готовую на всё, что ты пожелаешь, ухоженную элитную сучку. Маша у нас породистая, из известной семьи, но иногда любит быть бесправной вещью, собственностью плохой развратной извращенки Людочки и её подружек. Да, дрянь??!!

Маша повернулась, взяла изо рта в руку поводок и сказала:

– Да, я – Ваша вещь, и я готова сделать всё, что Вы пожелаете, Хозяйка.

Катя узнала её, это была девочка из телевизора, которую трахали страпонами.

– Тань, ты же говорила, что вы хотите поразвлечься? Я привела вам сучку, сама завелась, а вы ни одна, ни другая не телитесь! Мы будем отрываться или нет, я не пойму? Таня сидела, откинувшись на спинку дивана, и гладила себе губки на письке, а Катя заинтересованно рассматривала Машу и молчала. Люда не унималась:

– Может, тебе показать, что терпит эта дырка, может это тебя заведёт? Щааас…

Она взяла пульт и переключила на dvd. На экране стояла на паузе сцена, где Машу трахали в рот. Люда нашла на диске папку «Дырка»…

Одно фото сменялось другим, на них были извращения и унижения над Машей, а Катю, в которой всё перевернулось, заводило её довольное лицо.

– Эй, дрянь, сюда иди ко мне. Похоже, ты так сильно нравишься моей новой подруге, что у неё нет слов, и она стесняется. Пусть посмотрит на тебя поближе, иди сюда, – похлопав ладонью себе по бедру, позвала Люда. Маша медленно подошла и встала перед девушками. Милое лицо, ошейник на шее, тонкие руки, не очень большая грудь, соски как бусинки в небольших ореолах, плоский животик, кожаные трусики с вырезом, из которого видны сжатые половые губки, ровные ножки, между которых чуть ниже губ свисали шарики, ухоженная кожа…

– Умница, девочка, покрутись, давай покажем всю тебя.

Маша повертелась, понагибалась и спросила у Кати:

– Я Вам нравлюсь?

– Д… да, очень…

– А ну-ка, покажи нам, как ты теперь умеешь, благодаря тренировкам и настойчивой хозяйке, которая все это придумала.

Маша аккуратно сняла трусы и, оставшись голой в одном ошейнике, встала на колени. Встав поудобнее, она завела руки за спину, раздвинула пальцами попу и начала играть животом, тужиться и повиливать бёдрами. Было видно, что она старается что-то выдавить из себя, но не было понятно, что. Лицо изменилось, глаза прикрылись, она как-то очень медленно наклонилась, легла щекой на пол, шире расставила ноги и начала тужиться и стонать.

Люда подошла к Маше сбоку, присела и начала гладить животик своей сучке.

– Давай, девочка, работай своей дыркой, работай. Катюш, иди сюда, это нужно видеть.

Маша начала скулить от напряжения и глубоко вдыхать, задерживать дыхание и тужиться. Катя стояла сзади и с интересом наблюдала за Машей, Розовая дырочка попы начала пульсировать и краснеть, из неё появилась смазка, раскрытая щелка сочилась, пальцы раздвинули попу сильнее, и колечко раскрылось. В алой дырочке появилось что-то фиолетовое и пыталось вывернуть попу наизнанку. Расширяя попу, с каждым толчком начало появляться что-то, похожее на шарик. Толчок, ещё толчок – и вот из попы выскочила головка фаллоимитатора.

– Да, девочка, ты смогла, теперь сама, – сказала Люда и хлопнула Машу по попе. Маша потрогала головку рукой и сказала:

– Всовывать было легче. Она встала с колен и присела, широко раздвинув ноги, из её попы торчала фиолетовая головка, обвязанная шнурком с шариками. В таком положении ей стало явно удобнее, и процесс пошел быстрее. Таня хвалила Люду за воспитание, а Катя наблюдала, как из Маши вылезал силиконовый фаллос… Маша чуть приподняла попу, и скользкий блестящий фаллоимитатор начал быстро выскальзывать из попы под сладостный рык Маши. Стон наслаждения, и довольно длинненький латексный друг шлёпнулся на пол. Наверное, там что-то расслабилось внутри неё. Это был двух сторонний член сантиметров 30-40 на глаз для лесби-игр двух девочек.

– Ого, какая штука, – удивилась длине Катя .

– Кать, я вижу он тебе нравится.

– Маша мне нравится больше, – набравшись смелости, ответила Катя.

– Да, я заметила. Ты глаз не сводишь с милого личика моей Маши. Плюнь ей в рожу, раскройся покажи нам себя настоящую. Давай, раскройся, смелее.

– Что, прям плюнуть? – посмотрела Катя на Таню.

– Ну да, это и есть сюрприз, развлекайся, – ответила Таня.

– Смелее, вот так, – подбодрила Люда и смачно плюнула в лицо Маши. Маша дернулась и опустила взгляд.

– Видишь, ей нравится, давай, плюй смелее, это классно.

Таня наблюдала за поведением Кати и заметила, что с каждым предложением Люды ей становится интересно, но что-то мешает сделать первый шаг. Таня решила поиграть, очень хотелось посильнее унизить…

– Катюш, смелее, давай плюй этой красотке в лицо, укажи ей её место. Давай, подружка, это шанс.

Может, то что прозвучало, для Кати стало поддержкой, она плюнула и с коварным взглядом добавила:

– Знай своё место, грязная шлюха.

Девчонки улыбнулись и поаплодировали: «Умница, молодец!»…

Катя в этот момент испытала новое чувство – чувство власти и превосходства, ей захотелось плюнуть ещё. Она сделала шаг ближе к Маше и подняла пальцем голову за подбородок, чтобы увидеть взгляд униженной бляди.

Маша посмотрела на Катю умоляющими глазами, как будто просила не делать этого, но… этот беспомощный взгляд только раззадорил Катю, и она без жалости, не скрывая удовольствия, харкнула в лицо. Девочки наблюдали, как Катя унижает маленькую шлюшку, и молчали – им было интересно развитие событий.

– Ну вот, Танюша, а ты мне говорила, что она не захочет. А оно видишь, как получается, ещё как хочет, глянь.

– Ну да, я ошибалась, но главное у меня получилось уговорить ее остаться с нами, – сказала Таня и подошла к Маше, которой Катя, впиваясь ногтями, крутила сосок

– Ты молодец, Людочка, что настояла оставить Катю. Думаю, она сможет нас удивить. Чувствую, повеселимся сегодня.

– Нравится эта шлюха тебе?

– Да, – уверенно ответила Катя и посмотрела на Таню, всем своим видом показывая своё превосходство над Машей.

– Я вижу, чувство величия переполняет тебя. Так ты не держи его в себе, у тебя хорошо получается. Ты не просто плюй, а учись чувствовать перед собой вещь, которой твои унижения в радость. Вот так, с удовольствием и не жалея эту грязную шлюху, стоящую перед тобой, – и смачно плюнула в лицо Маше.

Катя аж засияла от наслаждения и тоже плюнула.

– Вот так, молодец, смелее плюй, ты выше этой дряни. Смелее, девочка, плюй на рабыню. Оно же, когда на свою рабыню, оно же приятнее, плюй вот так, как я…

Танина слюна прилетела не на лицо, Маши, а в довольное лицо Кати. Люда обалдела от такого поворота событий: «Огоо!» – воскликнула она. Захарканная Катя застыла от неожиданности, и только Маша даже глазом не моргнула, так как привыкла к тому, что хозяйки делают, что и как хотят.

– Ты, мразь, не слышишь меня? Плюй, сука, – и ударила её по щеке. Катя, не соображая, что происходит, плюнула, посмотрела на довольную Таню и начала понимать, насколько сильно её сейчас унизили.

– Эээто что? – спросила Катя, вытирая слюну с лица.

– Это приказ.

– Какой приказ??!! Что происходит?!

– Приказ Госпожи!

– Какой, блин, Госпожи? – злилась Катя.

– Той самой Госпожи, которая вчера вечером приказала своей суке ходить с анальной пробкой весь сегодняшний день.

Катя замерла и посмотрела в глаза Тане, которая продолжила:

– Сейчас у тебя в жопе есть анальная пробка?! – Катя крикнула.

– Какая пробка, ты что, пьяная, Тань, я не пойму?!

– Заткнись, сука, я – твоя Госпожа, а ты – моя виртуальная послушная рабыня, которая сейчас тут в реальности плюхнется на пол и, наконец-то, поцелует мои прелестные ножки.

– Но…

– Заткнись, дрянь! – пощёчина. – Я обещала встречу в реале, вот, пожалуйста, а ты, я вижу, только в инете смелая, да? – Таня сжала пальцами лицо Кати за щёки. – Ты делаешь, как я говорю, или собирай манатки и вон пошла!

– Да какая рабыня, какой интернет?! – вырвалась из руки, пытаясь спорить, обалдевшая Катя.

– Сейчас я тебе расскажу, и поверь, тварь, мне всё равно, признаешься ты или уйдёшь. Просто знай, что назад дороги не будет. Начну с самого начала, освежу твою куриную память…

Катя слушала и пыталась сдержаться и не расплакаться от эмоций, бессилия и… возбуждения. Возбуждения от того, что с ней говорят, как с грязной шлюхой, глядя ей в глаза, но больше всего её волновало то, что она никогда бы не подумала, что, оказавшись в такой ситуации, она будет в таком состоянии. Бороться с ощущениями сил больше не было, влагалище сжималось сильнее и сильнее, и, когда организму стало этого не хватать, она испытала резкую боль… Её узенькая попка сильно-сильно сжала анальную пробку… Боль вернула сознание, и в голове закрутилось только одно: «Как???!!!»…

Ведь она была уверенна в анонимности и в том, что никто не знал о её тайнах, и вообще она была очень осторожна. От мысли, что, возможно, сейчас произойдёт или уже происходит самый страшный кошмар в её жизни, и это не сон, а сейчас с ней разговаривают не в интернете, не по телефону и даже не в скайпе, а в реальности, тело задрожало, в глазах потемнело, а попка снова сжалась в этот раз уже от страха, и всё, что она смогла выдавить сквозь слёзы:

– Как Вы узнали?

Таня видела дрожащие губы и состояние Кати, это именно то, для чего она терпела и оттягивала этот момент знакомства, ради этого самого сладкого ощущения…

– Я узнала, что моя рабыня по совместительству моя маникюрша после того, как ты, наконец-то, решилась прислать фото-отчёт, – с улыбкой сказала Таня. – Когда ты на следующий день пришла делать мне маникюр, я заметила на твоих ногтях чёрный лак с разноцветными точками, такими же как на фото, которые ты мне прислала. Если бы ты знала, как текла моя девочка от радости и желания плюнуть своей суке в рот, но я решила иначе.

Таня провела пальцами по щеке Кати и продолжила уже более мягко:

– И вот ты сейчас, всё зная и находясь между небом и землёй, можешь уйти и остаться наедине с собой, дальше прячась за маской, а можешь опуститься на колени, чтобы научиться летать…

Катя потеряла связь с реальностью и держалась на уезжающем из-под ног полу только благодаря инстинктам.

– У тебя минута, – сухо сказала Таня.

Стеклянный взгляд… Катя молчала, соски торчали под футболкой, страх, возбуждение… Она много раз стояла на коленях в углу пустой комнаты, на грязном полу подвала своей пятиэтажки, представляя, что стоит перед Госпожой, но это всё не то…

– Минута…

Голова сильно закружилась, сознание, закручиваясь воронкой, превратилось в беззвучную темноту, которая быстро мурашками побежала по шее к плечам. Поток ударился о плечи и разлетелся миллионом покалываний по всему телу, а затем медленно начал возвращаться в обратном направлении, чтобы собраться внизу живота и сосках, причиняя боль, перерастающую в тянущее наслаждение и зуд. Необычные ощущения сделали тело Катюши непослушным и еле ощутимым, словно его отправили в полёт…

Эти несколько секунд показались ей вечностью, и только когда к ней начало возвращаться ощущение реальности, она поняла, что уже стоит на коленях и на неё смотрят посторонние люди.

– Вот, хорошая девочка. Скажи, ты осознанно встала на колени, ты понимаешь, что теперь это значит для тебя?

– Встала неосознанно, но, что это значит, понимаю хорошо и именно поэтому без Вашего разрешения, вставать с них не хочу, Госпожа.

Катя не знала, что будет дальше, но первый в своей жизни моральный оргазм она только что испытала.

– Ножки ждут.

Катя послушно встала на четвереньки и, приблизившись лицом к ногам Тани, поцеловала одну, а следом другую ногу чуть выше пальцев и замерла.

– На меня посмотри.

Взгляд скользнул по ногам, коленям, бёдрам и застыл на промежности.

– Эй, в глаза мне смотри, шлюха.

Глаза нехотя оторвались от гладкой кожи мокрых от смазки губ, скользнули по лобку, животу к груди и, наконец, встретились с глазами полными уверенности, желания и предвкушения.

– Кто я?

– Госпожа… – глаза опустились вниз.

– А ты кто?

– Я – та, которая хочет быть Вашей рабыней, и, если я стану Вашей вещью, то буду готова для Вас на всё. Я уже принадлежу Вам, и поэтому я буду той, кем Вы захотите.

Таня взяла свою вещь за волосы на затылке, запрокинула её голову назад и сказала довольным голоском, наблюдая за возбуждённой Катей:

– Будем знакомиться. Сегодня, если кое-что срастётся, ты будешь секс-машиной для меня и моих гостей, ясно?

– Да.

– Госпожа, не да!

– А, да Госпожа…

Пощечина, точная и сильная, оказалась очень чувствительной не для щеки, а для мозга… Боль, обида, неожиданность и непонимание, за что. Глаза заслезились…

– А теперь слижи всю херню, которую ты наплевала!!

Незнакомое чувство испытала после этих слов Катя, горечь внутри сменилась на непослушание. Катя не шевелилась, пытаясь до конца осознать, что это не сон и каков масштаб происходящего, чем злила заведённую Таню. – Ну что, шлюха, тебе не понятно? Облизывай эту дрянь и не забудь слизать всё, что накапало на пол, – сказала Таня таким голосом, что тело Кати стало ватным, а голова снова закружилась. – Облизывай и становись обратно на колени, хватит бесить. Катя начала подниматься, аккуратно коснулась лица Маши языком и принялась облизывать. Окончив, она опустилась вниз, встала коленями на пол и завела руки за спину. Люда молчала, приоткрыв рот, водила глазами с дивана по девочкам и текла, сильно текла – уж очень это всё неожиданно случилось.

– Это твоё место, сука, когда ты рядом со мной, – подойдя к лицу Кати сказала довольная Таня и вспушила девушке волосы.

– Где ты её нашла такую? Я так понимаю, вы давно знакомы, лапуля? Никогда бы не подумала на неё, – встала Люда.

– Люд, не знаю, это наша первая встреча в таком формате. Сегодня проверим, на что она сгодится, хаха.

Униженная Катя стояла и слушала девушек, и от услышанного в голове всё путалось, ей хотелось одновременно бежать отсюда и, наоборот, скорее уткнуться носом в ступню хозяйки и сгорать от предвкушения её извращённых желаний.

– Только вот мне кажется, она тупая или глухая. Видишь, я ей сказала слизать всё с лица и вылизать пол, а она не лижет.

– Там ничего нет.

– Как это нет? А вот это что? – харкнула под ноги Маше Таня. – Вот, посмотри, это что? Лижи, сука!

Катя встала раком и нагнулась к полу. Капли слюны были между ног Маши, и ей пришлось коснуться щекой нежной ноги, которая пахла мятой. Она скривилась, но всё-таки язык нехотя показался изо рта и коснулся слюны на полу…

«Испытав реальное чувство власти, величия и превосходства, теперь ты грязная шлюха! Тряпка!! Безвольная вещь! Рабыня, которой мечтала быть!!!» – пронёсся крик восторга в голове Катерины…

– Сучка, мне кажется, у тебя сегодня будет помощница. Ты не сильно расстроишься, что тебе не всё одной достанется, а ещё и этой шалаве тоже? – улыбалась Люда, глядя на Машу.

Маша стояла молча и смотрела на хозяйку взглядом преданной дрессированной собаки, по которому было понятно без слов: сделаю всё, что пожелаете.

– Давай раздевайся, пиздализка, будем тебя осматривать и оценивать товар, – приказала Таня стоявшей на коленях Кате и уселась рядом с Людой на диван. Катя быстро встала, кривясь, но не решилась что-то сказать и, не обращая внимания на ноющие колени, начала раздеваться. Сгорая от стыда и возбуждения, быстрыми движениями рук она стянула через голову футболку и просто выпустила её из руки, не поправляя взлохматившихся волос. Расстегнула шортики, под которыми скрывались прозрачные трусики и стянула их на бёдра, после чего начала шевелить ножками, пока шорты не съехали на пол, руками скользнула по ногам к попе, прошлась по ней и, продолжая гладить себя, переместилась на внутреннюю часть бёдер возле самой письки, прошлась по ткани на лобке и подцепила тонкие верёвочки трусиков пальцами, повиляла бёдрами и, чуть отклячив попу и добавляя сексуальности, начала медленно стягивать их по гладкой коже.

– Стоп! Так и стой, – остановила Таня Катю с растянутыми между ног на бёдрах резинкой трусиков.

– Скажи, секси, Люд? Пусть так постоит.

– Да, хорошая с виду, соски глянь какие, а по глазам вижу – лизуха ещё та. Ты же лизуха? – спросила Люда у Кати.

– Да.

– Жопки будешь нам вылизывать сегодня, – добавила Таня. И пизду, если заслужишь.

– Слушаюсь.

– Только ты не надейся даже и не мечтай, что твой язык сегодня коснётся хоть одной нашей прелести. Только дырка этой суки, – кивнула головой Таня на Машу. – И только если я захочу.

– Эй, статуя, раздуплись. Стоишь без дела. Давай иди проверь эту тёлку, можно её трогать руками или нет, – смеясь, растормошила приказом Машу Люда. – Только подползи, я отстегну поводок.

Маша без раздумий опустилась на колени, нагнулась раком, прогнув спинку, и направилась к хозяйке. Оказавшись рядом, она потёрлась, не скрывая удовольствия, щекой о ногу Люды, дважды пройдясь от лодыжки до колена и обратно, встала на колени и нагнулась так, чтобы Люде было удобнее отстегивать поводок. Катя смотрела на это и текла, попа Маши была прекрасна, ей очень хотелось впиться в неё своими ноготками и укусить.

– Нравится тебе наша Машка, да? Она всем нравится, особенно мужикам, -заговорила Таня с Катей.

– Да, нравлюсь, ага. Мои денежки и связи родителей моих им нравятся, – вставая, сказала Маша, повернулась к Кате и сказала милым голосом. – Руки за голову и ноги шире, трусы не трогай .

Катя послушно вышагнула из шорт и расставила ноги шире, руки закинула на затылок и хотела спросить, зачем, но Маша опередила её

– Стой молча, вопросы в присутствии хозяек задавать не принято у нас, а я гляну, что у тебя тут, – и взяла в руку её волосы , которые ощупала, покопалась в них, как будто проверяла голову на присутствие вшей, и провела ладонями по спине до поясницы. Осмотрев кожу спины и боков, касаясь покрытого мурашками тела пальцами…

Маша встала перед Катей и скомандовала: «Рот!». Ротик медленно открылся, и в него сразу проник палец, которым Маша прошлась по зубам, щекам и нёбу. Не скрывая удовольствия, Маша добавила к пальцу ещё один и настойчиво сунула их поглубже, нажала на язык, стараясь вызвать рвотный рефлекс, но, не получив желаемого, сразу не стала их вынимать, а оставила в глубине рта и продолжила давить на язык, пока Катя не начала давиться и кашлять. Добившись своего, Маша улыбаясь, вынула мокрые пальцы и взяла их себе в рот, тщательно обсосала с них слюну и начала демонстративно играть с ней во рту. Распробовав вкус, Маша проглотила её, одобрительно кивнула и подставила нос к открытому рту: «Выдохни!» Катя сделала выдох, а глаза наполнились слезами от побывавших пальцев в её горле и от обиды, настолько всё происходящее показалось ей унизительным. Довольная Маша потрогала кожу подмышек, шею, лоб, лицо, заставив Катю прикрыть глаза от нежности её пальцев. Катя не сразу поняла, что Маша нюхает её подмышки, а когда, открыв глаза осознала, что Маша её касается уже не пальцами, а своим носом, почувствовала мокрый тёплый язык коснувшийся её подмышки…

– Ай, щекотно, – отстранилась Катя, сгорая от стыда, ведь с ней такое впервые, но Маша продолжила своё занятие, не обращая внимания на капризы. Она прошлась языком по одной и следом по второй подмышке, заставив Катю прикусить нижнюю губу.

– Нравится? – спросила Маша, поднимая голову и глядя ей в глаза. Катя только сейчас рассмотрела, какая прелесть Маша и насколько она уже возбуждена. Не отводя глаз от взгляда Кати, Маша положила ладони ей на грудь и начала ощупывать упругую плоть, гладила и сдавливала, наблюдая за эмоциями, и когда та снова от удовольствия прикрыла глаза, схватила её за соски.

– Кайфуешь, сука? – выкручивая соски, спросила Маша, но вместо ответа услышала стон сквозь прикушенную губку. Такой ответ обрадовал её, и она ещё раз насладилась стоном, выкручивая соски сильнее. Закончив играть Маша присела к полу, ладонями спустилась по животу, бедрам и голеням к пальцам ног, поднялась обратно к коленям и снова вниз, проверяя кожу на гладкость.

– Давай ногу, – присев уже сзади скомандовала Маша. Катя послушно согнула ногу в колене, которую Маша взяла в руки и начала нюхать, а затем и облизывать пальцы и ступню.

– Вторую.

Катя совсем забыла о трусиках и, выпрямляя ногу, слишком близко приставила её ко второй, пытаясь удержать равновесие, и когда они съехали по ногам вниз до самого пола, она замерла.

– Вторую давай, сказала.

Катя послушно выполнила команду и подняла ногу. Трусики остались лежать на полу и лодыжке ноги, стоявшей на полу. Маша, постанывая, пробовала на вкус вторую ногу, а Катя пыталась устоять и понять, что она сейчас чувствует. Мысли путались с ощущениями и состоянием, стыд, страх, новые чувства и возбуждение…

Звонкий шлепок по ягодице включил реальность в голове, а команда нагнуться и раздвинуть жопу задрожать вновь.

Руки раздвинули булочки перед лицом Маши, которая громко на всю гостиную сообщила о том что увидела:

– Да у неё тут пробка в дырке!!! Ах ты, сучка развратная, вот, оказывается, ты какой, северный олень.

Маша подцепила пальцами ограничитель и начала вытягивать её. Кате стало больно, попа привыкла к пробке за полдня, боль была резкой, но не долгой и сменилась на приятную сладкую боль сразу, как только пробка выскользнула из попки.

– Ух ты, какая розовенькая дырка, а глубокая… – пролепетала Маша и всунула указательный палец в попку. Катя ахнула и непроизвольно сжала палец Маши.

– Отдай! – резко выдернула палец Маша и начала всовывать сразу два.

– Ай-яяй, ммм… Ааа… – завопила Катя и схватила рукой руку Маши.

– Отпусти, дура, иначе хуже будет.

Катя ослабила хватку, однако не отпустила руку, но это совсем не помешало Маше всунуть пальцы.

– Айй, аайй… сссс… ммммм…

– Эээ, ты не играйся там, порвёшь сучку! – рявкнула Люда с дивана.

Маша опомнилась и начала аккуратно высовывать пальцы, понюхала их и обтёрла об бедро Кати.

– Ты что там филонишь, гадина? Давай делай всё, как положено, или ты тут на курорте? – скомандовала Люда возмущённым тоном. Маша раздвинула ягодицы и послушно уткнулась носом в розовое колечко, понюхала, как собака, и лизнула его снизу в вверх, полизала по кругу и начала всовывать его внутрь. Катя была в каком-то не понятном восторге от такого приятного унижения и поэтому старалась уловить каждое движение языка. Не вставая, Маша переползла от попы к лобку и проделала с писькой то же, что и с попкой, встала на ноги и сказала Люде:

– В общем, нормально, но дыркам нужно придать свежести, если вы желаете заняться её воспитанием сейчас.

– Ты забыла важную деталь.

Маша испуганно дёрнулась и опустила глаза:

– Виновата, извините.

Маша повернулась и сказала показать руки. Тщательно осмотрев каждую из них, она спокойно сказала, словно о стакане воды, но убила Катю фразой:

– Идеальные руки, именно то, что надо. Только ногти нужно обрезать и подпилить.

Катю бросило в жар и следом в холодный пот, она сжала ручки в кулачки и уверено сказала:

– Ногти не дам трогать!!!

У Маши расширились глаза, и она рявкнула:

– Командовать будешь дома у себя, а тут, сука, если Хозяйки пожелают, я тебе не только ногти, но и брови с патлами удалю. От вида милой девочки ничего не осталось, Маша была зла и хладнокровна.

– Нет, ногти не дам…

– А я не позволю какой-то дряни повредить своими когтями внутренности киски моей Госпожи!!!

Размашистый точный удар ладонью по промежности Кати стал не только неожиданным, но и чувствительным. Руки прикрыли промежность, и она присела корчась от боли.

– Не дам…

– Дура, это ты получила за то, что твои трусики упали. Представь, что я сделаю за твои выбрыки, а потом ещё и Хозяйка твоя добавит.

– Нет, я сказала!! Ты мне не указ, ты – такая же вещь, как и я. И вообще я сейчас уйду отсюда!!!

Люда с Таней наблюдали за происходящим, не мешая сучкам разбираться. Голова Тани лежала на плече Люды, а рука на лобке и, казалось, им вообще нет дела до этих истеричек. Наверное, поэтому Маша взяла воспитание в свои руки и начала трепать и бить Катю по щекам, но привлекла внимание хозяек, когда Катя шлёпнулась попой на пол, пытаясь увернуть лицо от ноги Маши, которая толкнула её, уперев ступнёй в щеку.

– Хватит бои устраивать тут. Обе в ванную – приводить себя в порядок, -крикнула Люда и похлопала ладонями. Маша помогла Кате встать и потянула её в ванную. В ванной Маша нежно взяла Катю за лицо и поцеловала с языком.

– Ты нравишься мне, девочка, и я рада, что ты теперь с нами. Сейчас мы тебя подготовим, как надо, а то девочки любят…

… ты, надеюсь, поняла, что желания у хозяек пикантные и порой обезбашенные, так что скучно не будет ни тебе, ни твоим дыркам, и никто не обидит тебя, если будешь послушной.

– Да, поняла, конечно, не ребёнок. А если не буду послушной? – спросила Катя.

– Узнаешь. Ну, пойдём уже, а то накажут, и я опять буду оплачивать их унижения. Пошли, – и шлёпнула Катю по попке.

– Оплачивать? – удивилась Катя и направилась к двери. – Всё, что ты мне рассказала, ты опл…

– Пошли-пошли и тсссс… – не дала договорить Маша и повела её к хозяйкам.

В гостиной, где остались Таня и Люда, никого не было, только на полу лежали два расстёгнутых ошейника, и окна были зашторены.

– Судя по обстановке будут зубы, воск и фистинг, много унижений и моча. Отлично, сейчас глянем, на что ты способна.

Катя от услышанного задрожала и тихо спросила:

– Фистинг – это когда руку в писю?

– Да, а возможно и в попу.

– Я не смогу, я сейчас уйду.

– Поздно, расслабься.

– Это для нас? – попыталась отвлечься Катя. – Давай наденем скорее! – засуетилась она.

– Нет, их нужно взять в зубы и ждать, – ответила Маша. – А хозяйки придут и решат, что с нами делать.

Катя не стала спорить, а повторила всё за Машей и с ошейником в зубах встала рядом с ней на колени.

Кате безумно нравилось, что она – одна из двух милых девочек, которые стоят голые посреди комнаты с ошейниками в зубах, ожидая своей участи. Страха постепенно не стало, только обильное слюноотделение, мокрое влагалище, волнение и возбуждение. Иначе и быть не могло – запах тел, предвкушение и влажная рука Маши, сжимающая руку Кати, очень возбуждали Катю, которая первый раз в жизни не знала, что ей делать и что с ней будет. Скорее всего, именно этот факт её так сильно возбуждал.

Сколько им вот так стоять без движения, Катя не знала, но поняла, что всё начинается, когда Маша отпустила руку Кати, услышав стук каблуков, подняла попу с пяток, нагнула голову и убрала руки за спину. Катя не растерялась и тоже приняла правильную позу, и встала также, как и Маша. Голова кружилась от возбуждения, дрожь и жар внутри, выделение смазки в промежности и сбитое дыхание Кати усиливались, пока стук каблуков приближался и, наконец, в гостиную вошли они…

Романтичный Доминант

#r_dominant

(Всего 91 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

r_dominant

Автор эротических рассказов, как выдуманных так и реальных историй, не являющихся обучающим материалом и не призывающих к подобным действиям

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг