Skip to main content

Уроки минета моей жене. Часть 1: приезд армейского друга

 

Прошло полтора месяца, после моего возвращения из армии. Я служил в РВСН, не сказать, что служба была интересной, но что-то она всё же даёт.

Меня зовут Иван Мошарский, мне двадцать два года, я работаю автомехаником.

  1. Вступление

Начну наверно с того, что в армию я попал в первую очередь, чтобы можно было устроиться на работу без проблем, ну и ухаживать за своей новоиспеченной жены, за своей Катенькой.

С Катей мы еще познакомились лет в восемнадцать во дворе, когда я жил в Брянске. Девушка она очень хозяйственная, но болтли-и-ивая-я-я… о-о-о да-а-а… На свет сначала появился её язык, а затем полезла головка. Катя могла заболтать любого, она не останавливала свою болтовню безобразную никогда, с ней не соскучится даже самый заплесневевший компьютерный задрот, не имеющий личной жизни, она и таких разбалтывала или перетягивала на себя внимание. Кто-то считал, что у Катюши поехал чердак, но, когда надо было, Катя выручала всех в нашей округе, она была как мамка для всех. Она много работала в сфере красоты по уходу за ногами, за лицами. Работала как Папа Карло, и всегда велись деньги у неё. Другое дело, дурные привычки, Катька любила винца попить иногда, не в больших количествах, но иногда моя любимая перебарщивала, хорошо хоть не курила ничего, кроме кальяна, который мы иногда себе делали.

Собственно, мы сыграли скромную свадьбу, накрыв стол во дворе дома моих родителей, но мать сразу меня предупредила, что жильё мы с Катей ищем отдельное, в дом чтобы я не приводил никого жить. Раз решил жениться, то самому пожинать плоды своих решений…

– Конечно нам надо отдельно жить, – согласилась Катя, когда я ей передал слова моей матери, – хе-хе, две хозяйки в одном доме не смогут ужиться!

– Наверно… – сказал я, – но мне нужно устроиться на работу, а с этим сложности, я ещё не служил после техникума.

– Так иди, чего сидишь? – смеялась Катя, сидя за столом в день свадьбы, – тебе в любом случае нужна работа, не мне же одной нас кормить, да и точно здесь жить не сможем, любая женщина со мной с ума сойдет! – продолжала иронизировать моя смешная супруга.

– Как же я тебя тут одну оставлю? – спрашивал я, – Я с ума сойду без тебя целый год… вдруг…

– Что вдруг? Вдруг меня украдут? Или вдруг я найду другого? Ну если будешь сидеть без работы, то вдруг наступит очень скоро, ха-хах…

После этого было решено, я пошёл служить.

Первое время в армии было тяжело, всем доставалось от старослужащих, но всё было терпимо. Я достаточно хорошо научился полировать бляхи на ремнях, и создавать разные фигурки из монет или других кусочков металла. Старослужащим это понравилось, и некоторые парни за меня замолвили, так что я достаточно неплохо был устроен.

Далее было пара косяков, которые пролили на меня не лучший свет, отношения с сослуживцами моего призыва ухудшились, была пара передряг, и я попал в наряд в третью смену.

Ко мне тогда подошёл Пётр Чиглинский, крепкий парень невысокого роста, который перенял бразды правления после ухода старичков.

– Ну что, Вано, что делать будем? – спросил Петя, – я же тебе говорил, что сколько не лижи жопу старичкам, дослуживать тебе со своими ребятами придётся, и за своих тебе нужно было думать в первую очередь.

– Ну я не был крысой, я всегда делился едой с ребятами, вместе со всеми отжимался и проходил ту же службу, а теперь меня решили на туалеты поставить и зачмырить… – расстроен я был сложившейся ситуации.

– Убираться будешь? – спросил Петя.

– Нет, не хочу.

– Тогда на губу заберут тебя, а там если не уберёшься, то уедешь на дизель с такими козырями, а тебя вроде дома жена ждёт.

– Ждём, но я не хочу убираться здесь. Если бы к уборке в туалете все добросовестно относились, то я бы убирался как все, а здесь в эту смену ставят одних и тех же, чтобы разделить опущенных от остальных.

– Да-а-а-а… но сам виноват, Вань, ты же подставил ребят, когда заснул на дежурстве. Позвонили из ген. Штаба, а ты дрых, потом из-за тебя всех подняли в четыре ночи, и сутки держали всех дежурных без сна. Приходилось каждые полчаса отвечать каждому номеру «местность осмотрел замечаний нет».

– Помню…

– Да и хоть ты со всеми всё делал и делился, никто не сидел на шконке со стариками и не ел курицу, кроме тебя. Ребята тогда новые воротнички подшивали дедам, а ты сидел блатной среди них. В драки с дедами ты не лез, а Серёга и Денчик вместе со мной топили до конца, пока ты там на мировую шёл, разрешая проблемы через своих кентов.

– Да, но мы с тобой всегда были в хороших отношениях, просто у каждого был свой путь, я тебя лично не подставлял, и мы нормально общались, я тебе помогал, когда мог.

– Согласен, Вань, поэтому я здесь, мне не наплевать.

– Так, как решить эту проблему, брат? Я убираться не хочу! – обрадовался я, что друган решил подставить мне плечо и помочь.

– Я отправлю сюда Ануфриева, уже договорились с ним, что он протрёт полы, раковины и смоет грязь возле очка веником. Парень молодой, ему всего восемнадцать и его тоже обижать не хочу, поэтому ты достанешь ему целую курицу, а я поговорю с Алояном из твоего дивизиона, чтобы тебя больше не ставили в третью смену.

– Спасибо, Петюня! – обрадовался я, с сердца будто камень упал.

– Погоди, Вань, у меня к тебе тоже будет просьба, – притормозил меня Петя, – но это никак не связано с тем, что я тебе сейчас помог, это уже на твоё усмотрение.

– Конечно, брат, спрашивай.

– Сколько тебе до дома осталось?

– Три недели.

– Ты вроде говорил, что с женой сразу в Москву поедете?

– Ну да, жена хочет, чтобы мы больше заработали, а то в Брянске работы мало, и мы думаем поехать на заработки в Москву. Мы хотим свой дом, свою машину.

– Отличный план брат! – обрадовался Петя, – видишь ли, мне до дома ещё целых два с половиной месяца, почти под Новый год, но время летит, и надо как-то решать эти вопросы. Я не могу возвращаться назад в Архангельск, у меня там плохие отношения с отчимом, все знакомые либо пьют, либо в тюрьме.

– Да-а-а… так ты хочешь узнать могу ли я тебя принять у себя?

– Да, как ты на это смотришь? Я думаю приехать, поискать работу и умотать от вас после первой зарплаты, чтобы сильно не напрягать.

– Да в принципе можно, мы сами не знаем какую квартиру мы снимем там, возможно будет тесно, но я сделаю всё что смогу, не в службу, а в дружбу!

Мы пожали руки и обнялись, на этом и порешали, что когда разрешим сами вопрос с жильём вместе с Катей, то я обязательно позвоню Пете, и сообщу что и как.

  1. Переезд

Меня встретили в родном крае все мои друзья вместе с женой, моя семья, мы покутили немного в честь моего дембеля, и уже на следующее утро вместе с Катей пошагали в сторону ЖД вокзала, чтобы взять билеты в Москву. В столице для меня уже всё было готово, Катя разузнала неплохие цехи по авторемонту на первое время, я хотел в будущем заняться производством или тюнингом автомобилей, но авторемонт тоже неплохие деньги приносил, и уже вечером следующего дня мы оказались в Москве. Квартиру Катя тоже быстро нашла, хват у неё деловой и договариваться она умеет, я её предупредил, что к нам может сослуживец заявиться, и он поможет немного деньгами, которые он подзаработал на службе.

Мы вошли в наш новый дом, я отдал хозяевам задаток за месяц и залог в половину от месячной стоимости, Катя и тут сумела договориться и разбить залог напополам. Я осматривал квартирку, жильё нас вполне устраивало, это была почти полноценная двушка, а точнее совмещенная кухня с залом, и отдельная комната, что вполне подойдёт на случай, если Петя заявится.

Ремонт здесь был средней паршивости, но нам вполне подходил, обустроиться здесь можно. Район достаточно цивильный, и до работы добираться нам было несложно. Катька, так вообще, месяц поработала в салоне, затем увела клиентов, и насобирала ещё на разных сайтах фриланса. Так она перевела свою работу на дом и ни с кем не делилась доходом. Два заказа в день ей приносили от трёх тысяч, и ещё пол дня оставалось. Иногда у неё были заказы целый день, и поэтому доход её довольно часто переплёвывал мой собственный. Катя строила планы по открытию своего салона, хотела пойти ещё учиться на косметолога. В общем, жена пробивная, да и не только…

Моя Катенька, это что-то… она была скромницей в школе, хоть за неё старшаки друг другу лица ломали. Отец у неё, Сергей Александрович, был майором, и в семье было непозволительно заводить дурные связи, он держал Катюшу в ежовых рукавицах, хоть Кате и было много чего интересно попробовать. Она боялась под страхом смерти не вернуться домой до девяти вечера, её подруги боялись даже гнева отца, ведь если он что узнает или увидит, то об этом узнают и родители подруг. Всё что не имело высшее образование, а в случае мужчин ещё и военной службой, считалось для него мелюзгой и несерьёзным объектом для восприятия в качестве личности. Именно «всё», а не «все», потому что для него это объекты до тех пор, пока не произойдут определенные события в жизни этих людей.

Но конечно же, у Кати был молодой человек с шестнадцати лет, он был старше её на два года, но она его быстро переросла, и уже через два года её первая любовь закончилась уходом с её стороны. Меня она полюбила за моё спокойствие, доброту, ну и наверно за внешность. Я высокий парень, метр девяносто, немного худощавый, правильные черты лица, очень аккуратные, и… длинный хуй, средней толщины. На службе даже и не вспомню, чтобы у кого-то был такой хуй, как у меня, около двадцати сантиметров длины, и дрочить его не очень удобно, особенно в армии. Сексом заниматься тоже иногда неудобно, и устаю немного, но в целом Катя довольна была, что у её мужа такой красавец внизу прикрывает тыл.

Сама Катюша внешне – маленький и пышный ангелочек. Да, она не была стройной худышкой, но всё шло куда надо. Она не была толстушкой, у неё была пышная попа, пышная грудь, и не особо широкая талия. Рост у неё маленький, около ста шестидесяти. Личико у моей красавицы напоминало бейби фейс, такое всё детское и невинное, искренняя и радужная улыбка, белоснежные волосы, простота и легкость, никаких пафосных манер, хоть и внешний вид её не вызывал целомудрия, тем не менее, девочка она у меня хорошая.

В наших отношениях было заведено, что табу в сексе – это единственное отклонение от нормы. То есть, пробуем всё, а если не нравится, идём дальше. Мы молодые, красивые, и несмотря на сильный контраст в темпераменте и внешних данных, нам было хорошо в сексе.

Устроившись на работу, я выбил себе дневную смену несмотря на то, что не хватало человека в ночную. Карим, который работал днём, не ладил с Борисом, и предпочёл работать один в ночную смену. С Борей у меня получше отношения сложились, чем у него, потому что Боря просто недолюбливал кавказцев, и старик часто напивался и лез с наездами на Карима. Итак, у меня был дневной график с восьми утра до девяти вечера, два через два. В свои выходные я обычно занимался музыкой, записывал ролики для своего канала на ютюбе, и играл немного в компьютерные игры.

Работа меня устраивала, деньги платили всегда сдельно, половину отдавали откатом за цех, другую половину делили поровну с Борей. Катя правда была недовольна, что я не ищу возможность устроиться инженером сборщиком в франшизу какой-нибудь машиностроительную компанию, но такие козырные места с неба не падают, и искать нужно долго, а вернувшись со службы я сильно заскучал по музыке, хотел немного отдохнуть, перевести дух.

За две неделю до Нового года мне поступил звонок на телефон.

– Ало?

– Привет, Вано! Как жизнь?

– Это кто?

– Не узнаёшь? Петя я.

– Какой Петя? – спросил я, хотя догадывался какой.

– В каком смысле какой Петя? Служили с тобой, алё!

– Да я не служил, и я не знаю никаких Петь! – решил немного поиздеваться над другом, – Вы что, молодой человек?

– Ты там что, Вань, об забор уебался? – подкипел мой собеседник.

– Ха-ха! Шучу! – весело заржал я над своим товарищем.

– Ну тебя нафиг! Я уже билеты в Москву купил, а у тебя вдруг с памятью проблемы начались!

– Ну всё уже, посмеялись и хватит! – успокаивал я друга, – у меня всё хорошо, работаю, жена тоже работает.

– Обустроились в Москве? Сможете принять меня?

– Ну да, куда теперь деваться, не на вокзале же тебе ночевать! – продолжал я шутить над Петюней, подрасслабился на гражданке, и чего-то занесло в разговоре.

– Ты там давай, на поворотах-то поаккуратнее!

– Ты-то как? Сержанта выбил себе на дембель?

– Прям под самый конец! Хотели младшим отправить, но когда за ночь тебе пол роты собирает новый ламинат у тебя дома, то и не такое сделаешь для дорогого солдата.

– Ого! Сколько всего я пропустил!

– И хорошо, что пропустил! – тяжело вздохнул Петя, – Алоян на тебя зуб точил за ту весёлую ночь на дежурстве, он хотел тебя закошмарить перед отъездом со своими ребятами, но был на дежурстве и прозевал твой отъезд.

– Ничего себе, прям искал меня?

– Да, в итоге я сказал, что ты уехал, и он на меня тоже зол был, что я за тебя впрягся.

– И что в итоге?

– Была потасовка лёгкая, он начал накалять обстановку с каждым днём, и неделю назад зацепились, слово за слово, ну и вцепили друг в друга, начали колотить, парни разняли.

– Вот падла! – я был в шоке, друг за меня все шишки собрал, пока я тут развлекался в Москве.

– Ладно, хер с ним! Он на губе пятнадцать суток отсидел, придётся ему тут и Новый год, и рождество встречать, на то и злоба на всех! Отрывается как может.

– Когда дембель? – я решил уточнить у Пети.

– Двадцать седьмого числа, в двенадцать сажусь уже в поезд на Москву.

– Отлично, Петюнь, ждём тебя.

– Спасибо, дружище, на связи! – Петя положил трубку.

Стрельнув сигарету у Бори, я присел на табуретку возле выхода и закурил.

“Да-а-а-а… Алоян этот, конечно, идиот” – подумал я. Петя, конечно, мужик, выручал меня, надо бы и ему помочь.

Вскоре наступил вечер двадцать седьмого декабря, на пороге стоял Петя, красочно одетый в дембельке, с красивым букетом цветов для Кати в одной руке, и бутылкой белого рома в другой.

  1. Эксперимент

Приезд Петюни отметили хорошо. Выпили за его дембель, за знакомство с Катей, ребята сразу нашли общий язык, да ещё бы, чтобы Катя кого-то не разболтала. Петя был приятно удивлён увидев мою Катю в живую, ведь не только прекрасный собеседник и хорошая хозяйка, да ещё и красавица какая.

– Эх, Ваня-Ваня, какая же у тебя прелестная жена! – Петя посылал через меня тёплые комплименты моей жене.

– Ой, чего это мы так запели? Неужто шарлотка так понравилась? Или градус поднялся? – иронизировала Катя.

– Ну что вы, мадмуазель? Обижаете… – продолжал шутить Петька.

– Вообще-то не мадмуазель, я замужняя девушка, между прочим!

– О! Давайте за это выпьем, за вашу семью и за её благополучие!

Зазвенели наши бокалы, мы продолжали смеяться и праздновать возвращение друга. Кате Петюня понравился, они намного больше общались между собой, а моё внимание больше было приковано к бюсту моей жены, она была неотразимо наряжена. Катя надела на себя прекрасное черное платье, форма у платья была что-то вроде корсета с юбкой солнышком, немного выше колена, только цельное, без ткани на плечи и рукава. Понятия не имею, как разделяются названия у платьев, но оно на ней сидело неотразимо, и подчеркивало её бёдра и бюст.

Прошло несколько часов наших посиделок, меня уже конкретно рубило, а ребята всё находили о чём поговорить. То о религии, истории, то о стремления достичь каких-то целей. Такие разговоры нравились жене, и Петя, который был год обделён каким-либо женским вниманием, хорошо воспользовался этим. Мне и самому импонировало, что моя жена интересна другим мужчинам, и фантазии разные крутились в голове на тему секса втроём с ещё одним мужчиной или девушкой. Но, в любом случае, предпринимать какие-то попытки заняться сексом втроём у меня желания не возникало, да и Катя неизвестно как могла бы отреагировать на такое. Но, такие моменты, когда твою жену “крадут” у тебя на разные разговоры, определённо задавали волнительный импульс в нервную систему, что потом сказалось на нашем сексе с женой в этот вечер, мы сразу же набросились друг на друга, вцепившись в лица, расцеловывая друг другу лица.

Катя, однако, имела конечно же свои недостатки. Она была ещё той мегерой время от времени. Конечно, за такой улыбкой, импульсивным характером, скрывался борец за справедливость, но справедливость определяла именно она, именно она пыталась определить справедливость той или другой ситуации. Я бы назвал её абьюзером, ведь она старалась свою реальность переносить на реальный мир. С такими людьми тяжело, но я человек терпеливый, свою жену я люблю, она меня тоже, у нас множество общих интересов, мы друг от друга ничего не скрываем, по крайней мере мне так кажется.

Наступило утро, солнечные лучи простреливали сквозь тюль прямо в глаза. Я угрюмо приоткрыл немного веки и убрал свой взгляд в сторону выхода, где по идее должна была лежать жена, но её там не было. Голова немного разболелась после вчерашней посиделки, я надел длинные шорты и выскользнул в сторону ванной. По дороге, я увидел, как Катя и Петя сидели за столом и завтракали.

– Йо! Шалопай наш проснулся! – с утра пораньше шутил мой сослуживец.

– Ха-ха, доброе утро, Ванюш… – весело смеялась жена, здороваясь со мной.

Катя сидела в своём шёлковом халатике жемчужного цвета прям перед Петей, который не мог не заметить, как её дойки выпирают и просятся наружу. Сидя за барным столиком, который разделял и общий зал, Катя выглядела очень завораживающе горячо. Барный столик, за которым все завтракали, был выше обычного кухонного стола, и стулья были с небольшими сиденьями на высоких ножках, таким образом, моя жена сидела максимально выпрямившись, и её халатик еле сдерживал её молочных подруг, кое как фиксируясь на фигуре, всё обтягивая, оставляя огромный вырез меж сисек, подчёркивая их мощный размер. Снизу ляхи моей жены также торговали, вывалившись за пределы сиденья.

С этой картиной в голове я зашёл в ванную комнату и со скоростью пулемётчика начищал зубы.

Усевшись рядом с женой, я начал понимать, что не всё так просто складывается, и конечно нужно будет как-то осторожнее выбирать домашний гардероб, учитывая, что зал и кухня у нас совмещены. Другу-то, есть где спать, но нельзя же так дразнить голодного мужика.

Сам Петя меня мало смущал своим внешним видом. Парень он широкоплечий, крепкий, но мы с ним очень отличаемся, и жена вряд ли будет на него обращать внимание. Петя ростом около ста семидесяти пяти, что на порядок ниже меня, бледно-серое лицо с щетиной по всей поверхности челюсти, и грубая треугольная короткостриженая голова. Я, наоборот, оброс после службы и снова начал носить небольшую, но аккуратную бородку, которая хорошо сочеталась с моим пунцовым лицом и широким разрезом глаз. Эдакий Ди Каприо деревенского разлива.

Но жене нравилось общаться с Петей, они находили о чём поговорить, постоянно весело смеялись, Катька, то и дело, целый день проходила в халатике дома, виляя перед нами своими булками.

– Любимая, может стоит надеть что-то более приличное, пока у нас гостит Петя? – спросил я жену, когда она зашла в спальню.

Я играл в этот момент в Овервотч, Кате не нравились мои игры, но она понимала, что у каждого человека есть свой уголок, поэтому не серчала сильно, но в момент моего вопроса что-то на неё нашло…

– Снова играешь… – недовольно вздохнула жена.

– Ну да, а причем здесь игры? Ты переоденешься? – спросил я, немного недовольный сменой темы разговора.

– Да, переоденусь, но вроде халат не прозрачный и всё плотно закрывает.

– В том то и дело, что плотно, и вся твоя фигура подчёркивается.

– Ну я же не ханжа, Ванюш, ничего такого в этом нет.

– Согласен, мне самому нравится, когда на тебя смотрят, но Петька тоже человек, у него девушки год не было, а парню двадцать пять, голодный до девок.

– Наверно, но халат не настолько откровенный, чтобы меня за него отчитывать, и нормальной длины, чуть выше колен.

– Чуть выше? – опешил я, – может он и был бы чуть выше колен, если бы не твои широкие бёдра, которые стягивают его почти до пупа, когда ты садишься.

– Кошмар! – покраснела жена и засмеялась, – а я даже и не заметила…

– Ну так я тебе и говорю.

– Сейчас переоденусь.

Когда жена вышла на кухню, я уже закрывал ноутбук и выходил вслед за ней, но перед выходом услышал голос Пети.

– А ты чего переоделась? Вроде такой удобный халат, и так хорошо на тебе смотрелся… – подал воющий голос мой сослуживец.

– Ну да, удобный, но не хочу никого дразнить своим видом, всё же ты в гостях у нас, не хватало ещё тебя в обморок уронить… – смеялась жена.

– Ха-ха… ну и жопа ты! – сказал Петя.

В следующее мгновение послышался шлепок.

– Эй! Хулиган, щас получишь у меня! – крикнула жена и они оба рассмеялись.

Я вышел из спальни и увидел, как жена со скалкой в руке пытается поймать Петю, который кругами бежит от неё вокруг дивана.

– Вано, спасай! О-о-о-о! – выкрикивал Петя, удирая от моей жены.

– Хе-хе-хе… что случилось-то? – угорал я.

– Да ничё! Ходит тут шлепки выписывает, хам! – хохотала Катя.

Как потом я понял, Пете не понравилось, то что Катя его передразнивала и он подошёл и шлёпнул её по заднице, да так, что перед сном, когда Катя сняла шорты свои и облачилась в тёмно-сиреневую пижаму, я успел увидеть след от его пятерни на Катькиной попки. Эти заигрывания, конечно, бодрили нашу с Катюшей постель.

После очередного бурного секса, мы легли спать. На следующий день нам с Катей надо было съездить в гипермаркет, закупиться перед Новым годом, ведь потом уже времени не будет.

Следующие два дня я работал и возвращался ближе к десяти уже без ног. Катя взяла много заказов перед Новым годом и старалась как можно больше заработать. Моя девочка за два дня сделала больше тридцати тысяч.

– Да, Катюш… – ответил я на телефонный звонок жены.

Мне оставалось 3 часа до конца рабочего дня, и впереди сегодня нас ждал Новый год.

– Вань, тут Петя, в общем, спрашивает или я не против сходить с ним в кино. В Москве он никого не знает, а в кино очень давно не был. Я уже закончила все заказы, и он мне предложил сгонять перед твоим приходом.

– А вы успеете вернуться? – уточнил я.

– Ну да, сеанс через полчаса, думаю к девяти уже будем дома.

Вдруг в трубке послышался смех жены.

– Что смеёшься? – спросил я.

– Да этот балбес снова за своё! Шлёпнул меня и говорит: “Поторопись”.

– Ну-ка, включи тоновый режим.

– Сейчас… всё, можешь говорить.

– Так, а ну отставить шлёпать ягодицы жены! Свою найдёшь и будешь шлёпать! А то в кино не отпущу!

– Есть отставить, товарищ рядовой! – смеялся Петя.

– Ну ладно, мы пошли, Вань! – сказала жена и повесила трубку.

 

Я продолжил работу, праздничное настроение постепенно наступало, Боря мне даже предложил по стопке выпить, но я ему напомнил, что мне сегодня садиться за его машину, которую он мне одолжил на два дня.

– А точно! Ну ничего, будь осторожен!

Меня отпустили с работы на полчаса раньше, и уже к десятому часу я оказался дома. Дома никого не было, но я не спешил набирать, мне нужно было смыть с себя всю грязь и скопившийся пот за целый день. Закончив дела, я вышел из душа и пошёл одеваться, жены с Петей всё ещё не было.

Уже прошло больше часа, а от ребят ни звука, я решил позвонить Кате.

– Да-а-а-а? – послышался радостный голос моей жены.

– Ну вы где, я уже больше часа дома вас жду.

– А-а-а-а… ты же вроде только приехать должен был, «ЭК!» – послышалась икота жены.

– Меня отпустили на полчаса раньше, и я быстро выехал на машине, – ответил я, – так где вы? Ты что, пила?

– Ну да, Петя взял собой в кино виски и аккуратно подливал нам в колу, начали немного раньше праздновать.

– А сейчас вы где? – снова спросил я, немного рассерженный, что жена игнорирует вопрос.

– А мы возле дома, на лавочке сидим и наблюдаем за снежной погодой и допиваем наш виски, – ответила жена, – мы думали ты ещё не вернулся и решили тебя здесь дождаться, сейчас поднимемся.

– Хорошо… – ответил я.

Катя положила трубку. Ребята поднимались ещё минут двадцать, и уже близился двенадцатый час.

– Долго же вы! – поворчал я.

– Ну да, допить хотели, Вань, не кипятись.

Петя с моей женой были бодрые и весёлые уже.

– Ну давайте переодевайтесь кому надо, я уже одет, надо выезжать в клуб, а то встретим Новый год в машине.

Катя быстро забежала в спальню переодеться, а мы с Петюней её ждали в общем зале, иногда забегая на кухню, чтобы стыбзить какой-нибудь кусочек салата, подготовленный для нашего приезда после клуба.

Жена вышла к нам в облегающем вязанном бежевом платье, который она купила перед праздником. На ней были белые высокие каблуки-лабутены, кончики волос она слегка закрутила, и зрелище было невероятно притягательным с её-то формами.

– Нужно услышать независимое мнение, – сказала жена и обратилась к нашему другу, – Петя, как ты считаешь, какое платье на мне лучше сидит, это или то, которое было надето на мне в вечер твоего приезда?

Катя покрутилась несколько раз перед нами, но больше для Пети, от чего я заулыбался такой интрижке.

– Не очень припомню в чём ты была одета в тот день, но сейчас ты выглядишь просто космос! – откровенно признался мой сослуживец, у которого ком в горле застрял.

– Да, ты потрясающая, дорогая! – добавил я.

– Ну ещё бы, от тебя другого и не жди.

Все рассмеялись.

– Так, всё, двигаем! – скомандовал я и мы поспешили на выход.

Пока я вёл машину, ребята уже во всю веселились прямо в салоне, наливая себе в стаканчики старого доброго дядю Уильяма Лоусона. Я успел просчитать, что по этому маршруту ментам негде встать, чтобы остановить поток машин в четыре ряда. Если держаться всегда у левого ряда, то можно не переживать за этот вопрос.

– Налейте и мне немного, ребят.

– Ты уверен? А если мусора поймают? – спросил Петя.

– Да не, по левому ряду они нас никогда не остановят, да и выпить я хочу всего-то стаканчик.

Мне налили немного и добавили колы, хлопнув с ребятами по стаканчику, я бодро мчал в сторону ночного клуба.

Мы сели за столик в углу и заказали всем двойной виски с колой, после чего пошли на танцпол. Жена кружилась вокруг нас, другие ребята тоже пытались к ней подстроиться, но я был слишком заметным малым в этой толпе, и все видели, что дама со мной и с другом.

В отличии от остальных, Петюне можно было танцевать с женой, и иногда я с стороны наблюдал как товарищ сзади подстраивается к Кате во время танца, и видно что его небольшой бугорок в штанах трётся об её увесистые ягодицы. Жена никак не реагировала на такое нахальство, а только больше насаживалась назад на этот бугорок. В один из эпизодов, пока я отходил, чтобы отпить немного из своего бокала, я в толпе умудрился заметить, как Петя нагло при всех шлёпнул мою жену сзади. На этот раз, Катя только ещё шире улыбнулась и продолжала дразнить моего друга, потрясывая своими ягодицами по его бугорку.

Я вернулся на танцпол и украл у него жену.

– Как дела-а-а-а? – крикнул я жене под шумную музыку, – здесь так шумно-о!

– Всё классно-о-о! Давно хотела потанцевать! – в ответ кричала Катька.

Мы с женой наблюдали за Петюней, который должен был себе подцепить сегодня красивую невесту. Мы надеялись на это, чтобы мы могли вернуться домой вдвоём и продолжить наш банкет уже в постели с новой игрушкой, которую я успел купить втихаря в магазине для взрослых, пока жена измеряла вечерние наряды.

Но время шло, и Петя безуспешно возвращался к нам за столик, рассказывая о своих результатах.

– Динамо одно, ребят! Одна замужем, но сама без мужа с подругами в новый год вылезла, другая просто проигнорировала моё предложение потанцевать, а следующая вообще меня напугала, когда сказала, что ей семнадцать лет! Как она сюда прошла, не пойму!

Так и продолжался наш вечер. Мы заказывали двойной виски с колой, быстро его приговаривали, шли танцевать и через пять минут уже по новой заказывали. В три часа ночи мы поехали обратно домой.

Дома мы продолжали праздник.

Катя наготовила нам на Новый год столько еды, что на троих хватит дня на три. Накрыв стол, я помог Пете сложить диван, на котором он спал, пока он принимал душ, и мы все уселись перед телевизором, включив музыкальный канал.

Для моего сослуживца мы с женой приготовили подарок – хороший парфюм от фирмы BOSS. А Петя, в качестве подарка, вручил мне упаковку, в которой лежала новенькая рубашка. Я конечно же примерил её, затем повесил в шкаф, чтобы не испачкать на пьяную голову. Катьке он также подготовил подарок, хорошо упакованный в картонную бумагу. Жена осторожно разрезала краешек и подсмотрела что внутри, затем с румяном на щеках подняла выпученный взгляд.

– Ого-о-о! Не стоило, Петюша.

– Так ты примерь! – предложил Петька.

– А что там? – полюбопытствовал я.

– Мне кажется, это халат… – ответила Катя, – сейчас пойду в спальню и посмотрю.

Катя удалилась на две минуты, мы с Петей шустро пропустили ещё по бокалу, и тут я обернулся и челюсть у меня просто отвисла.

Это был не халат, это была короткая черная ночнушка, с кружевными рукавами и кружевными полосками по телу, которые немного просвечивали тело моей жены. Я просто обомлел от такой красоты, мой сослуживец тоже замер как вкопанный, не зная, что сказать.

– Ну как? – спросила жена, а сама до жути засмущалась.

– Мне кажется, это тоже подарок для меня… – пошутил я, разрядив обстановку.

Мы все засмеялись.

– Ладно, пойду переоденусь.

– Нет-нет! – возразил я, – посиди так, тем более мы уже дома.

– Ты уверен? – переспросила Катя, бросая взгляд на Петю.

– Да, всё нормально.

Катя уселась на диван, задрав ножки под себя, а мы всё не могли оторвать взгляд, пока не выпили по стопке коньяка, который открыл Петька.

Разговор начался с того, что мы утешали моего сослуживца в неудачной рыбалке в том ночном клубе. Катя даже пересела к другу и погладила его жалостливо по головке, но больше для смеха. Петя немного прислонился локтем к груди моей жены, и я заметил легкие шевеления его руки через ткань. Катя, конечно, под хорошим градусом, уже перестала замечать наглые едва заметные прикосновения Пети, и просто продолжала болтать о всякой ерунде.

Постепенно наш разговор сменял одну тему за другую, пока мы не заговорили за интим. И речь была о том, что Катя пожаловалась Пете, что я прошу её делать глубокий минет, но она не может его исполнить как следует, хотя очень старается, и всё потому что длина моего члена чуть ли не до внутренних органов достаёт.

– Здесь не в размере дело! – поддержал разговор Петюня с полной серьёзностью в лице, – ты же понимаешь, что в тебя вполне может проникнуть нечеловеческая длина прибора?

– Это как? – спросил я с интересом, ведь этот вопрос и меня волновал.

– Да молча! Всё зависит от настроя, от доверия, от опыта партнёра, и от общей обстановки.

– Ну… не знаю, дружище, мы по-разному пробовали, и в ванне, и в кровати, и под разным углом. Больше, чем наполовину не заходит мой прибор… – рассмеялся я, – дальше любимую начинает подташнивать.

– Катенька, а после того, как он вынимает член, у тебя продолжается рвотный рефлекс? – обратился Петя к жене.

– М-м-м… нет вроде… – ответила жена.

– Вот тебе и ответ! Она боится тебя и не доверяет, – ответил Петя, – ей нужно сначала разработать глотку, привыкнуть, а потом уже пробовать с тобой снова.

– А как ей глотку разработать? – поинтересовался я.

– Можно игрушкой, но лучше с опытным партнёром… – ответил Петя, – я читал и слышал, что есть курсы по глубокому минету, но неизвестно кому Катя будет сдавать финальный экзамен, если решится туда пойти, ты понимаешь о чём я… – намекал Петя на непредвиденные обстоятельства, где мою жену просто кто-то может выебать в рот.

– Да, мы туда точно не обратимся!

– Ну, понятное дело… – сказал Петя и о чём-то о своём задумался, разглядывая мою жену.

Я всем снова налил по бокалу, и наш друг прервал тишину.

– У меня есть идея, учитывая вашу небольшую дилемму с минетом, – начал Петя, – я в этом вопросе достаточно опытный, чтобы научить практический любую девушку глубоко сосать, и я вам не какой-то чужой человек… – продолжал он свою речь медленно и осторожно, а мы с Катей с интересом слушали его предложение, хотя у всех давно уже взгляды потускнели и мы были сильно пьяными.

Петя залпом хлопнул свою рюмку, прервав свою речь.

– Так, не чужой человек… – согласилась жена, напомнив Пете, что он не закончил своё предложение.

– Да, именно! – Петя поднял указательный палец вверх, вспомнив к чему он вёл, – я предлагаю провести несколько уроков по глубокому минету столь дорогой и прекрасной Екатерине, конечно же с вашего обоюдного согласия.

Мы с женой переглянулись и заржали во весь голос. Вот же пьяному угораздила такая мысль на ум!

– А что вы смеётесь? Катя хочет дальше через силу годами терпеть эти попытки? Да и ты с твоим прибором кого хочешь напугаешь, – заржал Петя, – в армии, помню, в баню сначала заходил хуй, а затем за горизонтом появлялся Ваня.

– Ха-ха! – рассмеялась жена.

– Ну, меня тоже трудно не заметить… – подчеркнул я.

– Так что скажете? Я завтра уже передумаю, а сейчас прекрасный случай попробовать! – продолжал смешить нас Петя, – ведь у меня и размер будет поудобнее, и никому раздеваться не надо, я просто достану член, и Катя будет учиться делать минет.

– Воу-воу! – воскликнули мы в один голос от потенциального представления прибора Петьки.

– А ты его помыл, прежде чем предлагать? – спросила Катя, удивляя меня своим вопросом.

– Так я сейчас сполосну! – сказал Петя и подскочил в ванную.

– Чего это на тебя нашло? – улыбчиво спросил я жену.

– Я просто спросила помыл ли он член, я не предлагала ему ничего… – заржала Катюша.

– Ну уже поздно, придётся отрабатывать! – я продолжал шутить.

– Ты уверен? – взглянула на меня жена, немного стянув улыбку, и смотря каким-то изучающим взглядом.

– Ну, ты же знаешь, что я шучу.

– Не знаю, у тебя всё что странно прозвучит, сразу превращается в “шутку”… – сказала Катя.

Я задумался и пожал плечами.

– Ну, если он действительно чему-то поучит, то можно попробовать, мы такое никогда не пробовали… – добавил я, вспомнив, что мы с женой всегда за экстремальные эксперименты, – интересно посмотреть со стороны, как моя жена сосёт, притом, что не мне.

– Да уж, а я думала в ванной извращенец сейчас намывает член, а нет, вот он извращенец сидит! – смеялась Катя.

– Так ты попробуешь? – с интересом уже спросил я.

– Нет конечно! – выпучила удивленные глаза Катя, но продолжала улыбаться.

Петя вышел из ванной и выключил внезапно свет в зале. Единственным светом был тусклый телевизор, от которого исходило совсем мало света из-за тёмного клипа. Мой сослуживец, нагло, бесцеремонно, подошёл вплотную к моей жене, сидящей на диване, и достал из штанов свой член.

Я сидел боком и видел силуэт его прибора, поэтому мог точно сказать, что член у него был покороче моего, но в толщину ничем не уступающий.

Катя коротко взглянула на член, а затем подняла свой пьяненький взгляд и посмотрела Пете в глаза.

– Всё хорошо, Вано! – повернулся коротко ко мне Петя, показав большой палец вверх, – сейчас проведём первый урок, и вы оба увидите результат… – добавил наш друг и слегка качнул своим тазом вперёд, прямо в сантиметре от лица моей жены.

Катя посмотрела на меня, продолжая улыбаться, и ждала какой-то реакции от меня. Я не знаю почему, но мне стало интересно, как жена будет делать минет Ване, притом я ощущал какую-то лёгкую власть с его стороны, свойственная его характеру ещё со времён, когда мы служили в армии. Приподнявшись с дивана, меня слегка качнуло от выпитого алкоголя и тусклого света.

– Мне надо в туалет… – вялым голосом произнёс я, и оставил ребят в таком положении наедине.

Быстро справив нужду, я сел на сидушку и задумался, как лучше поступить. Если жена сейчас начнёт возражать, то я конечно же выйду и остановлю этот пьяный беспредел, а если нет, то я думал, сколько мне здесь лучше прождать. Пять минут? Десять? Любопытство сжирало меня изнутри, и я понимал, что десять минут я здесь не просижу, тем более вряд ли жена решится на такое без моего присутствия. Через пару минут я вышел из туалета и на выходе замер.

Петя так и стоял повёрнутый спиной ко мне, а Катя выпустила ноги из-под себя, расставив их широко на полу. Она медленно двигала своей головой вперёд-назад возле паха моего друга, и одна её рука исчезла в той же области и делала поступательные движения вместе с головой.

Руки Пети просто были откинуты по сторонам, но через минуту он осмелел и положил одну руку ей на голову.

– Да-а-а-а… вот та-а-а-ак… соси! – проговаривал он.

Ребята не обратили внимание на спуск воды в уборной, они не обратили внимание и на то, что я вышел. Катя просто продолжала монотонно делать минет моему другу, стараясь при этом насадиться как можно дальше на него.

Я подошёл и сел рядом с Катей, в этот момент она остановилась и повернулась посмотреть на меня.

*Сл-л-л-л-л-л-л…* – собирала слюни во рту жена, чтобы что-то сказать.

– Ваня? – обратилась она ко мне, и долго смотрела на меня мертвецкий пьяным взглядом, – всё хорошо у тебя? – наконец выронила жена спустя долгую паузу.

Вопрос прозвучал с какой-то блядской хитрецой, будто я и не вижу всё происходящее или я настолько пьян, что не должен особо реагировать. Жена как будто спрашивала “всё хорошо?”, чтобы отвлечь моё внимание, мол, здесь ничего такого не происходит, будто сейчас я чем-то таким интересным занят, что можно отвлечь меня на что-то.

– Да… – хриплым голосом ответил я.

– Если хочешь, можешь пойти поиграть… – предложила Катя мне удалиться, – я не обижусь.

Блядское поведение хитрой жены меня конечно удивило, но вся обстановка так накалена была, что я не мог ничего развёрнуто ответить.

– Нет, я посижу тут… – возразил я, чуть пьяным голосом, и слегка разлёгся, спустившись ниже по дивану.

Всё это время левая рука моей жены продолжала наглаживать и потягивать шкурку на члене Вани, а вторая рука упиралась ему в грудь. Катя повернулась посмотреть на нашего друга, и он тут же воспользовался моментом и насадил её голову себе на член.

Картина была завораживающая. Властный и наглый Петя держал голову моей любимой жены одной рукой на затылке, а вторую подставил снизу, возле горла жены, развернув ладонь в положение от себя, будто заливая нектар какой-то в рот. Член моего товарища не набирал должную величину то ли от моего присутствия, то ли от того, что много было выпито, но Петя не останавливался и продолжал насаживать голову Катюши, которой с каждой минутой становилось всё труднее делать глубокий минет, пока хуй моего товарища наливался кровью до отметки «максимум».

*Гх-х-хл-л-л!!!* – раздался тяжелый характерный звук в глотке моей жены.

– Не могу… – отстранилась она, собирая снова свои слюни.

– Просто доверься мне, ты не подавишься, спокойной открой рот, не зажимая губками ствол, – говорил он, постепенно погружая свой орган обратно ей в глотку, – а теперь постарайся дышать не через нос, а через рот.

Петя медленно начал качать лодочкой своим тазом вперёд и назад, погружая член к глотке, и высовывая его обратно.

– У-у-у-х-х-х… – выдохнула Катя.

– Высунь язык немного, только расслабленно… – попросил Петя и моя жена подчинилась.

И такими медленными толчками Петя погружал свой член всё глубже и глубже. Катя вцепилась обеими руками моему другу за задницу, пока он покачивал своими бедрами, от чего его штаны постепенно сползли до пола. Петя решил полностью освободиться от штанов, переступив ногами, затем закинул одну ногу на диван и начал более активно трахать мою прекрасную жену в рот. Катина ночнушка задралась настолько, что полностью оголила её массивную задницу, и сзади я с удовольствием наблюдал за тем, как её сладкая жопа вывалилась на диван и слегка трясётся. Я осторожно полез рукой к торчащей заднице, в надежде достать до её сладкого пельмешка, но монотонные движения лодочкой не позволяли мне подобрать удобный ракурс пощупать жену.

Петя заметил, что я отстранился от жены и обратился ко мне.

– Вано-о-ох, я хочу кое-что попробовать сделать… возможно пока рано… но у неё хорошо получается….

Голос его был хриплым, и он еле как выговорил это предложение, постоянно отвлекаясь на рот моей жены.

– Ты это… – продолжил он, – спустись на пол, и поцелуй ей между ног.

Катя не оборачивалась ко мне, но когда я спустился по наказу моего сослуживца, то она молча раздвинула ноги, продолжая сосать и облизывать ему член. Снизу я увидел, как тряслись её сиськи в ночнушке, и как стекали слюни по её подбородку.

Жена задрала одну ногу на диван, приглашая меня полизать ей. Я осторожно отодвинул тонкую ткань её трусиков и медленно начал обсасывать её клитор. Какое моё удивление было, когда я своим ртом обнаружил просто предательский стекающую соками пизду. Вся промежность была мокрая и липкая, а запах оттуда исходил немного кислый, выдержанный, указывающий на то, что моя жена потекла ещё задолго до того, как начала делать минет нашему гостю.

Но когда? Неужели она потекла ещё на танцах, когда трясла своей задницей перед ним?

В этот момент ребята прекратили движения, и я посмотрел краем глаза наверх. За массивными дойками моей жены я не смог детально разглядеть, но похоже, что Петя вынул член и спускал тонкую длинную слюну моей жене в рот, а та послушно всё принимала в себя.

Я никогда не плевал на Катю и не пускал слюни ей в рот, а здесь Петя по-хозяйски накидывал своей слюны моей жене, а она спокойно всё принимала в рот. До этого момента, я представлял себе эту ситуацию, как будто мы с женой взяли член со стороны, чтобы развлечь друг друга эмоционально, но этот момент меня немного уколол, потому что Петя себе начал позволять, больше, чем я рассчитывал, и даже больше, чем я сам себе позволял. С другой стороны, у меня в уме отложились все его действия, и я понимал, что обязательно тоже попробую всё именно так сделать.

Я продолжал нализывать клитор жене, пока моя родная сосала чужому мужчине. Она так вульгарно сидела, закинув одну ногу на диван, раздвинув её подальше набок, а другую оставила прямо болтаться в стороне на полу. Я сидел очень неудобно под ними и продолжал лизать, и тут я почувствовал, как одна рука легла на мой затылок, и Катя начала поддавать тазом на мои движения. В конце концов она просто монотонно водила своей промежностью круговыми движениями по моему лицу, прислоняя его к мокрой чвакающей писей грубее с каждой секундой.

– М-м-м-у-у-м-м-у-у… – послышались мычавшие стоны моей супруги.

– Вот так, а теперь задержи его в себе! – послышался голос Пети.

Катя судорожно вздрогнула всем телом, и её мокрая писька билась об мой подбородок в каком-то безобразном ритме.

– Да-а-а-а… терпи, ещё пять секунд!

*АГХБЛ… А-А-АГХБЛ-Л… ГХ-Х-Х!!* – послышались рвотные рефлексы Кати.

– Гх-х-у-а-а-а-а! – наконец выдохнула жена, освободившись от члена.

Катя снова схватилась за мой затылок и продолжала водить своей писей по моему лицу. Я чувствовал, как запах её выделений становился более приторным, и как он начал смешиваться с запахом запотевших тел моей супруги с другом.

Петя продолжал делать поступательные движения в глотку моей жены, не обращая никакого внимания на моё нахождение снизу. Чавкающие движения сверху просто сводили с ума, я так хотел посмотреть, что там происходит, но Катя не отпускала мою голову и начала конвульсивно дёргать своим тазом от моих прикосновений языком. В какой-то момент я поймал нужный ритм, и начал поедать её пельмешку, доводя жену до оргазма.

Наверху тоже всё активнее колыхалось и движения становились всё более небрежными. Петя залез второй ногой на диван и уже всю тряс голову моей супруги, забыв обо всём. Под конец он достал свой хуй и начал заливать лицо моей Катюши. Я слышал, как жена брыщала ртом, словно верблюд, от такой дикой ебли, после того как он достал свой хуй из её рта.

Жена вся тряслась, и постепенно её хват ослабевал, и я смог поднять голову. В этот момент я обнаружил, как Петя елозит своим хуём ей по губам, выдавливая последние капли из головки, а другой рукой сжимает ей сиську через ткань.

– Воу, Петя! Мы же договаривались без рук! – сердито воскликнул я.

– Оу… – тут же одернул свою руку Петя, и жена резко от него отстранилась с каким-то потерянным взглядом в пустоту, – извини, я что-то заборщил маленько.

Катя убежала в ванную и закрылась там, через минуту послышалась вода. Петя весь засуетился, держал в руке штаны и никак не мог найти свои трусы, ползая на ковре, пытаясь отыскать их под диваном.

– Петь, трусы у тебя в штанах остались… – сказал я, уже почти окончательно отрезвев.

– О, точно! – вынул Петя свои трусы из штанины и резкими движениями натянул их на себя, затем следом за ними и штаны.

Мы приводили в порядок зал, убирая недоеденную еду обратно в холодильник. Жена ещё долго мылась и как-то неловко было Пете находиться со мной в таком пьяном состоянии после произошедшего.

– Ну, ладно, я пойду укладываться потихоньку, – сказал я, – ты тоже давай, отдыхай.

– Да, щас тоже себе постелю… – ответил Петя.

Внутри стало как-то пусто и не по себе. Я не мог сказать, что мне стало очень больно, но последние эпизоды, где Петя по-хозяйски лапал мою жену и спускал ей слюну в рот, меня действительно задели. Я не знал о чём думать, но стояк так никуда и не делся, я был возбуждён, но в то же время о-о-очень погружен в своих мыслях.

Через десять минут послышались шаги из ванной, дверь захлопнулась негромко, но жены всё также не было. Ещё через пару минут вошла Катя.

– Ты спишь? – спросила меня супруга.

– Нет… – шепотом ответил ей.

– Почему не спишь?

– Тебя ждал.

– Хорошо, сейчас лягу.

Уже через минуту моя любимая, облаченная в свою домашнюю пижаму, крепко обняла меня сзади, и не сказав ни слова, погрузилась в сон.

  1. Помутнение

На следующий день я проснулся где-то в обед. Жены рядом не было, из зала доносились какие-то звуки.

Я вышел в зал и увидел Катю, лежащую на диване, сосущую член Пети. Днём было светло, и теперь я отчетливо видел толстый член Пети, который совсем не малых размеров, хоть и уступающий моему в длине, но всё же вполне себе хороший прибор.

Петя полулёжа сидел, откинувшись на подушку с прикрытыми глазами, насаживал голову моей жены, которая была одета в свой жемчужный халатик. Подолы халатика задрались очень высоко, полностью оголив бедро моей супруги, и Катя лёжа на боку, не заметила моё появлением.

– Кхе-кхем.… – демонстративно закашлял я, – ребят, я не понял, что происходит?

– Мхглб… Ванюша? – вынула Катя член изо рта, – так вчера вроде все договорились, что Петя будет учить меня минету, он мне и напомнил об этом.

– Ну да… – сказал Петя с каким-то отвлеченным голосом, немного наплевательским, – ты же помнишь, я говорил, что понадобятся несколько уроков.

Петя взял голову Кати и снова насадил её на член.

– Про несколько раз мы не договаривались, мы вчера решили попробовать по пьянке, но уж точно не в моём отсутствии делать это.

Я рассердился, но Катя отстранилась от Пети.

– Да, ты прав! Ты чего мне тут мозги пудришь! – с каким-то притворством и шутливостью супруга начала ругать Петю, толкнув его в плечо.

– Я не пудрю, это он сам отказался от своего согласия! – тоже насмешливо прозвучало его возражение с какой-то иронией.

Они друг на друга покосились, затем Катя встала и пошла на кухню делать кофе, а Петя натянул обратно штаны вместе с трусами и пошёл в ванную.

– Он и вчера себе лишнего позволил, – ворчал я, пока подходил к барной стойке, – то за грудь тебя схватит, то плюнет тебе в рот.

– Ну да… – не поворачиваясь ответила жена, нарезая овощи на завтрак, – перебор.

– А ты чего не остановила его? – спросил жену.

– Думаешь я знаю? Я вообще половину смутно помню.

– Понятно… а сейчас чего минет делала?

– Так я же говорю, он мне напомнил про уроки минета, а я со стыдом это вспомнила. Он сказал, что у меня хорошо вчера получилось и что я полностью заглатывала его член, и предложил самой взглянуть на свой потенциал.

– Вот как завернул! – задумался я.

– Ну да, я даже не помнила, как его член выглядит. Он достал его из штанов, и я будто его впервые увидела перед собой.

– Понятно… и что, ты теперь будешь делать ему минет?

– Да щ-щ-а-с-с-с! – возразила супруга, – с таким хулиганом нужно быть начеку, пусть сам себе минет делает.

– Хорошо.

– Если, конечно, ты сам этого не хочешь… – ответила жена и взглянула на меня каким-то хитрым взглядом, перед тем как сделала глоток горячего кофе.

– С чего мне вообще хотеть этого? – рассмеялся я.

– Не знаю, ты вчера так активно делал куни, это я хорошо запомнила.

– А-а-а… тоже увлёкся видимо.

– Ну понятно, но всё равно, польза некая есть… Думаю скоро могла быть начать заглатывать более крупные приборы… – тихо сказала жена, наклонившись ко мне через стойку, опустив свой взгляд на мой пах.

– Ну, если только при мне, то можно ещё пару уроков провести… – возбудился я от резких перемен в моей супруги.

Мы выходили из дома в этот день лишь раз, чтобы закупить некоторые продукты, и целый день мы провалялись перед телевизором в большом зале, просматривая новогодние фильмы. Петя время от времени поглядывал на супругу, Катя тоже стреляла взглядом в него, а я делал вид, что не замечаю этого всего, чтобы с интересом наблюдать за развитием событий.

Ближе к вечеру мы сели ужинать за стойкой, я сидел рядом с Катей, а Петя сидел напротив. Ужин проходил молча, но ребята почему-то улыбались, и посматривали друг на друга.

– Что? – рассмеялся я за компанию.

– Не знаю “что”, он улыбается непонятно почему… – ответила супруга, ещё больше вытянув ехидную улыбку.

– Я тоже не знаю, она сама сидит смеётся себе там под носом… – весело ответил Петя.

Для двух достаточно болтливых людей, оба странно молчали, но видимо они молча понимали друг друга тоже.

– Так что там по поводу вчерашнего разговора… – прервал тишину Петюня, – уже неактуально?

– Ты о чём? – уточнил я.

– Я про уроки минета.

– А-а-а… Ну, можно попробовать, но только в моём присутствии, конечно, и без рук.

– Во-о-от, другой разговор, – радостно заключил Петя, дожёвывая еду, – я же говорил, несколько уроков, и потом сами спасибо скажете, – доедая остатки, он встал и отнёс посуду в раковину, а затем ушёл в ванную.

Жена сидела, о чём-то задумавшись, смотрела себе в тарелку, и улыбка её стёрлась. Её взгляд был неясным, она смотрела задумчиво и как-то медленно дышала.

После ужина Петя подошёл ко мне, пока Катя мыла посуду.

– Не против если сегодня завершим начатое?

– Э-э-э… – заволновался я, – ну ведь только вчера же были занятия, да и сегодня сразу с утра уже ты мою супругу потащил в кровать делать тебе минет.

– Ну, да, неправильно вышло, – положил Петя свою здоровую лапу мне на плечо, – просто хотел закрепить вчерашнее, чтобы не просто так всё было.

– Ну, денёк можно подождать, или хотя бы пока я не проснусь.

– Да, ты прав! – согласился Петя, дружески наминая мне трапецию, – так что, сегодня ты против?

– Ну, наверно можно… – почему-то ответил я, ощущая какое-то чувство долго и подчинения перед другом.

– Отлично, брат! Все получат свой результат от этого.

– Будем надеяться.

– Только можно у вас в спальне, и желательно без света? – не теряя наглость, поинтересовался Петя, – это сложный процесс, особенно когда кто-то наблюдает…

– Можно попробовать… – ответил я немного хриплым голосом.

Почему-то вся эта его невеяная наглость и в целом ситуация оказывали на меня какой-то возбуждающий эффект. Я не мог отказать ему, мне что-то внутри мешало это сделать, и была какая-то легкая неуверенность перед ним. У Пети тоже была способность эта, заболтать человека, он ею хорошо пользовался в армейке, грамотно блатовал и поднялся довольно быстро в глазах остальных.

– Как у тебя кстати с поиском работой, ещё не приступил к поискам? – вспомнил я.

– Четвертого числа моя первая смена в ночь! – уверенно ответил Петя.

– Ого, когда успел устроиться? И почему в ночь? – уточнил я.

– Ну пока нашёл работу в охране одного ночного заведения. Платят сдельно и довольно неплохо, потом думаю устроиться установщиком окон, они хорошо деньги поднимают.

– Ну да, слушай, ты молодец! – похвалил я товарища.

– Надеюсь тысяч на шестьдесят выйду к концу месяца, сниму себе отдельное жильё и возьму абонемент в спортзал, чтобы не терять форму. Помнишь каким я в армию пришёл? – напомнил мне Петя.

Петя пришёл к нам в часть огромным кабаном. Веса в нём было больше ста килограмма, но с характером все было в порядке, и он держался молодцом на пробежках. Через полгода его уже было не узнать. Петя сбросил около двадцати килограммов, окреп, жал от груди сотку на десять раз и выглядел устрашающе со своим оскалом и рожей взрослого мужика.

– Да-а-а… из кабана в быка! – ответил я.

Спустя полчаса мы оказались в нашей спальне, и жена снова лежала в ногах у Пети. Я сидел на краю кровати и слегка проминал свой член сквозь штаны, а супруга лежала на боку и медленно спускала штаны с Пети. Вокруг была темнота, но из окон немного поступал свет в комнату и постепенно мои глаза привыкли этой темноте.

Силуэты Катюши с Петей смотрелись немного гармонично в темноте, что Катя невысокая мясистая девица, что этот наглый Бармалей широкоплечий с крупными лапами и широкой шеей.

Процесс начался медленно. Я наблюдал, как Петя, лёжа на боку, покачивал медленно тазом туда-обратно в открытый рот жены. Катя запомнила, что рот нужно держать открытым и дышать через него, поэтому характерные звуки начались фактический сразу. Минет становился с каждой секундой более интенсивным, и я слышал удары паха об лицо моей жены, сопровождающие чвакающие звуки, характерный запах, и легкие покачивания кровати.

Я возбужденно прислушивался к тому, что происходит и наблюдал за тем, как голова моей супруги ходит ходуном и вместе с рукой выдаивает толстый член моего сослуживца, ребята на какое-то время забыли про меня и унеслись в оральный трах глотки моей Катюши. Как же меня с ума сводили все эти слюнявые звуки, когда супруга собирала слюни на вдохе, она так жадно отсасывала другому, как никогда раньше. Неужели к чужому человеку доверие в минете больше, чем к родному? Или дело другом? Может жена боялась опозориться и показать слабину какому-то мужчине, не принадлежащему ей. Ведь перед новым партнёром мы всегда стараемся больше обычного.

Петя привстал и поставил мою супругу на колени. Катя, как пионер, сразу принялась сосать дальше нашему другу, и благодаря лучам, которые отражала луна в наше окно, я видел, как безобразно летели слюни во все стороны, и стекала одна жирная струя слюней по подбородку вниз, падая на грудь и стекая в ложбинку Катиных доек.

Пока весь процесс меня устраивал и ничего лишнего Петя себе не позволял.

*шлюп-шлюп-шлюп-шлюп* … – доносился звук от сосущей жены.

Вдруг Петя снова сделал то, что мне не понравилось. Он взял Катю снизу за глотку и сверху над затылком, и пустил длинный мостик слюны ей прямо в рот, затем снова запихнул туда свой хуй и продолжал размашисто ебать её в глотку.

*Чвак-чвак-чвак-чвак-чвак… чвак-чвак-чвак-чвак-чвак* … – одни звучания сменились на другие, после того как уже не Катя сосала, а Петя грубо поёбывал её в горло.

Мне ничего не оставалось делать, кроме как наблюдать за этим оральным совокуплением и подрачивать свой хуй.

– Гхном-хлом-хлом… стой… – остановилась Катя, – дорогой, ты что делаешь? – обратилась ко мне жена.

– Ничего, что я делаю? – удивился я её вопросу.

– Ты же мастурбируешь, зачем? – спросила жена взволновано.

– Ну, я тоже возбуждаюсь, вот и дрочу, а что такого?

– Просто я делаю минет другому мужчине, учусь, а тут мой муж дрочит на то, как я кому-то сосу… – Катя изобразила неловкость, – немного мысли отвлекают, да и второй член перед глазами мелькает, трудно его не замечать.

– А как было бы, если бы мы занимались мжм? – поинтересовался я, возмущаясь этой несправедливости.

– Так мы же не трахаемся, и я полностью одета.

– Ну да, но ты сосёшь обнаженный член, ничего? – засмеялся я.

Петя пока сделал паузу и облокотился об стену, медленно потягивая кожицу на своём приборе.

– Ванюш, давай мы просто потом с тобой займёмся сексом, а я сейчас дососу? – попросила жена, и снова этот ноющий блядский голосок откуда-то изнутри вырывался у неё, – нам недолго осталось, можешь убрать его обратно в штаны?

– Да-а… ладно-о-о… – грустно вздохнул я, но подчинился её просьбе.

Петя, не теряя ни секунды, снова устроился над головой моей жены и продолжал её ебать, ускоряясь с каждой секундой. Уже через пару минут, он снова заливал лицо моей жене, выкрикивая разные грязные словечки.

– До-о-о-о… сучка… глотая всё, вычищай мою залупу, сука драная… о-о-о-о….

Катя смиренно виляла личиком перед членом Петюни, лаская язычком поверхность его ствола, облизывая смешанные слюни со спермой. Петя медленно водил членом по Катиному лицу, а второй рукой крепко держал её за собранный в кулак комок волос.

Петя отпустил мою жену и через минуту уже вышел, направившись в душ. За ним следом пошла жена, чтобы смыть с лица всё в умывальнике. Я, естественно, не остался в стороне, и пошёл за ней, проверять.

Петя мылся в душе, а Катя в умывальнике смывала своё нежное личико, дверь была открыта, и я осторожно поглядывал туда, сидя на диване в зале. Через несколько минут Петюня выскочил абсолютно голый из ванны, и выписал очередной шлепок по заднице моей супруге. Я промолчал, а Петя, ничего не сказав, просто улёгся спать.

***

На следующий день ситуация повторилась, мы лежали в кровати, и жена сосала моему другу сначала лёжа на боку, затем она спустилась на пол, и стоя на коленях отсасывала сидящему Петьке.

– Эм… Вано, а можно тебя попросить принести воды? – попросил Петя.

– Д-да… – еле оторвался я от этой картины, – сейчас.

Я вышел, налил стакан с водой, и вернулся в комнату, жена в том же положении сосала Пете, только немного более активно насаживалась на член.

– Держи, – сказал я, вручая Пете стакан.

– Ты не понял… – остановил меня друг, – я просто хотел попросить тебя ненадолго выйти из комнаты, немного есть напряжение, и я не могу задать правильный тон минету.

– Ты предлагаешь мне выйти? – спросил я в недоумении.

– Да, выйди по-братски ненадолго, мы тебя позовём.

Я был в шоке, Петя меня уже прогоняет из собственной спальне, чтобы дать в рот моей жене, но почему-то я снова с дрожью согласился.

– Лад-д-дно… – проворчал я, вздыхая, – любимая, я подожду снаружи тогда? – спросил я у Кати.

Катя вынула член изо рта.

– Да-а-ах… так будет гораздо проще.

И Катя туда же, прогоняет меня, пока они тут “уроки” свои проводят. Притом, стоит ждёт, не сосёт, пока я выйду за дверь.

Я вышел в зал, закрыв за собой дверь. Меня начинала расстраиваться вся эта ситуация, где жена сосёт другому. Получается, я уже не принимаю участие в наших интимных приключениях, и это меня совершенно не устраивало. Однако, возбуждение не спадало, и я закрылся в ванной комнате и начал подрачивать, мысленно представляя как Петя из раза в раз нарушает какие-то договорённости, лапая мою жену или совершая чего-то ещё более запретное.

Я активно надрачивал свой большой член, пока через несколько минут не обкончал всю раковину. Осторожно убрав за собой, я услышал крики супруги.

– Да-а-а-ах…

Я вышел из ванной и постучал в дверь.

– Ребят, вы закончили? – спросил я взволновано, осторожно повернув ручку двери.

Я подумал, что Петя зашёл намного дальше и решил выебать мою жену, в таком случае драки не миновать.

Приоткрыв немного дверь, я увидел Катюшу всё в том же халате, но он был распахнут и сиськи болтались снаружи. Катя сидела у нашего друга в ногах и насаживала свою глотку на его толстый прибор, одновременно надрачивая свою промежность. Петя, тоже зря время не терял, сидел абсолютно голый и насаживал её голову на свой пах, харкал ей на лицо, выписывал пощечины, и проговаривал тихо грязные фразы.

 

– Вот так, сука, соси блядь… – нашёптывал Петя, – соси моя девочка… а-а-а…

*гхом-гхом-гхом*… – издавала молча супруга.

Петя играл с её сиськами, размазывал слюнявый член по ним, пока жена набирала воздух, затем снова продолжал монотонно долбить мою Катюшу в голову.

– Эй! Э-Э-Э-Й! – крикнул я с испуга от увиденного.

Жена резко убрала торчащие сиськи обратно в халат и отстранилась от Пети, виновато поглядывая в пол. Петя сидел и не поворачивался ко мне лицом, затем опрокинул голову немного назад и вздохнул.

– Вано, ничего такого не произошло, просто Катя немного помогала мне кончить, пока я её учил минету.

– Петь, ты знаешь наши договорённости, такого не должно было произойти! Ты не должен трогать мою жену, и ты не должен видеть её в таком виде.

– Ну всё, Вань, хватит, уже ничего не происходит, ты же видишь, – влезла жена, – перестаньте ругаться

Сумбурные выяснения ни к чему не привели. Петя пообещал, что больше этого не произойдёт, и что если мы захотим, то лишь с моего позволения. Я немного успокоился, и мы разошлись по комнатам.

Лёжа в кровати, жена забалтывала меня разными темами, предлагая куда-то сходить вдвоём, но мысль в голове всё равно сидела, как она предательски полуголая насасывала Пете, и позволяла ему трогать себя.

– Ладно, давай уже спать ложиться, завтра рано на работу… – вздохнул я.

– А как же секс? – предложила Катя, – я вообще-то не кончила.

– Ну Петя тоже не кончил, и я не кончил… – вредничал я, хотя сам ещё недавно спускал в раковине.

– Как это не кончил? – спросила жена, я уже было подумал, что она про меня, – Петя два раза кончил мне в рот, мы думали у него и в третий раз получится.

– Два раза-а-а?! – опешил я, – нихрена себе вы тут увлеклись!

– Ну всё уже, прекращай, – Катя начала подкипать, – ты трахнешь меня сегодня или будем спать? – с блядской интонацией произнесла свой вопрос.

– Меня дважды просить не нужно.

– Можно только попросить тебя сначала сделать мне куни?

Супруга не дождалась ответа, я резко залез под одеяло и припал к её промежности, посасывая её сочный клитор. Закончив прелюдия, я впился в её блядский рот страстным поцелуем и начал ритмично трахать её, не отпуская опухшие посиневшие губы.

На следующий день я уехал на работу, ребята ещё спали. Весь день была очередь из машин, которых мы обслуживали без перебоя, и к вечеру я вернулся без ног.

Ребята сидели в зале и смотрели телевизор. Сегодня у Кати был всего один заказ, и большую часть времени она просто просидела дома и смотрела фильмы с Петюней. Почему-то оба ехидно улыбались, но старались это хорошо скрыть, не подавая вида. Петя постоянно что-то рассказывал, менял темы разговора каждую минуту, немного взволнованно. Катя, наоборот, была необычайно нема для своей натуры, и в основном слушала нас.

За ужином мы сидели за стойкой, и Петя выронил какую-то шутку. Жена прикрыла полный рот еды рукой, чтобы со смеху содержимое не полезло наружу, а другой рукой взяла его за руку в районе бицепса, мол, с просьбой остановиться. Это прикосновение было очень нежным, будто она восхищалась его крепкими руками. Я сухо жевал и свой ужин, абсолютно без настроения.

На следующий день я также ушёл рано на работу, а ребята спали.

На работе больше за целый день заехала только одна машина, и Боря меня отпустил уже в шесть часов домой. Я решил сделать сюрприз жене, и зашёл в пиццерию. После пиццерии думал написать смс, но решил, что лучше так порадую. Подойдя к двери, я услышал какой-то шум, будто лёгкая потасовка или кто-то упал.

Наша вход в квартиру состоял из трёх элементов преграды: Первый элемент – решётка, которую могли открыть либо мы, либо из соседней квартиры; Второй элемент – это основная дверь, которая закрывалась на ключ; Третий – дверь, которая была внутри, но никак не закрывалась, ибо замок был сломан. Единственное, что делала эта дверь, заглушала любые звуки в квартире, если кто-то попробует послушать дома ли мы, а также звуки снаружи, если идут какой ремонт.

Я осторожно повернул ключи и приоткрыл дверь, затем отодвинул вторую дверь и вошёл в коридор. В коридоре возле гардероба меня невозможно было заметить, так как он вёл не напрямую в зал, а зигзагом, что позволяло мне оставаться вне поле зрения.

Я заглянул в зал, пока разувался, и застыл на месте.

Жена сидела на полу в ночнушке, которой ей подарил Петя с вываленными наружу сиськами, и сосала ему член. Петя абсолютно голый стоял и наслаждался отсосом. Катя с блядским взглядом смотрела ему прямо в глаза и старательно сосала и стучала его хуем себе по лицу и по сиськам. На полу валялись пустые банки пива, на столе ещё пара банок пива, и наполовину съеденная пицца. Везде были разбросаны шмотки Пети и возле кухни также валялся Катин халатик. Повсюду был запах его члена и выдержанной потнины.

 

 

Я вышел обратно на подъездную площадку и начал думать. Как лучше поступить? Очередные выяснения отношений? Или может в рожу дать? Но что-то меня постоянно останавливало, а ещё этот предательский стояк. Взяв в руки телефон, я накатал короткое смс:

“Меня отпустили пораньше, через 15 минут буду” – отправил я жене.

За дверью послышалась суета, хоть в чувство привёл охреневших. Я немного постоял на улице, боялся, что пицца остынет, но видимо ребята уже хорошо поели. Вернувшись домой, всё снова было в исходном положении. Пиццу ребята оставили, а пиво видимо повыкидывали в мусоропровод.

Аппетита, конечно, ни у кого не было, и остывшую пиццу я кушал сам. Вечером Петя собрался и поехал на работу.

Жена в этот вечер несла всякую чушь, не понимая о чём говорит. Пиво выпила много, и это было очень заметно, даже если бы я не вошёл тогда в квартиру. Я делал вид, что слушаю, а сам представлял ту завораживающую картину, которую я увидел.

На следующий день Петя вернулся в семь утра, а я по привычке проснулся в это время. Катя тоже встала и пошла готовить завтрак, после чего ушла купаться. Дома мы никогда двери ванной не закрывали на замок, вдруг кому-то нужно будет почистить зубы, а за плотной шторкой никого не видно. Петя вспомнил, что после душа он не почистил зубы.

– А, блин, забыл зубы почистить, – немного оправдываясь передо мной, Петя направился в ванную комнату.

Наш друг демонстративно постучал.

– Да-а-а? – крикнула жена под шум воды.

– Это Петя, я зайду зубы почищу! Ты задёрнула шторы?

– Да-а-а! Заходи!

И Петя зашёл, но почему-то мой друг внезапно закрыл дверь на замок. Спустя десять минут Петя так и не вышел из ванной, и я конечно же начал переживать за эту ситуацию. Он что теперь будет ебать мою жену в рот где и когда ему вздумается?!

Замки на межкомнатных дверях были устроены просто. По желанию, их можно было открыть, немного надавив рукой снаружи на замочный механизм, что я и сделал. Разговоров в ванной не было, но вода активно шумела. Я приоткрыл дверь и увидел, что вода из-под крана в раковине включена, а на полу валяется Петькина одежда вперемешку с Катиной. Всё выглядело так, будто Катя ещё не была в ванной, когда он заходил. Я резко отодвинул одёрнул шторы и увидел знакомую картину. Катя стояла на коленях голая и сосала член моему другу, а тот бесцеремонно держал её двумя руками и помогал делать ему минет в нужном ему ритме.

– Какого хера! – крикнул я.

Нужно было что-то делать уже с этими уроками минета, пока он не выебал мою супругу. Петя не мог больше задерживаться у нас, и я эта ситуация в ванной уже в край была недопустимой.

 

Продолжение следует…

(Всего 120 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

Другие рассказы автора:

30

После отпуска. Новогодний рома ...

40

Спортивный лагерь ...

20

Волшебная массажистка ...

Похожие рассказы:

30

После отпуска. Новогодний рома ... Автор: Charles d.Amorte

11

Одна десятая лошадиной силы. 2 ... Автор: Porcupine

22

Дашь? А? ... Автор: Barney McKenzie

3 комментария к “Уроки минета моей жене. Часть 1: приезд армейского друга”

  1. Очень возбуждающий рассказ, читал просто с восторгом. Петюня молодец, навешал лапшу и просто с голодухи трахает жену ГГ .
    Очень хочу проесть и продолжение! Чем же закончится? 10 +

    1
      1. Вновь просмотрел, очень круто.Да и фото просто великолепные, они так оживляют твой рассказ. Не забудь и в продолжении (или окончании) вновь вставить подобные отличные, нет, чудесные фото. Творческих успехов!
        А у меня рассказы по сравнению с твоими очень скромные, можешь проверить

        0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!