Утро вечера мудренее

Кабина лифта остановилась, и двери открылись. Всё верно – девятый. Это была последняя на сегодня доставка. Огромный короб-рюкзак практически опустел, но всё равно ощутимо тянул вниз. Спина и ноги гудели от целого дня беготни.

Русоволосая студентка позвонила в квартиру, указанную в заказе, и поставила у порога свою курьерскую ношу.  Извлечённый с самого её дна небольшой пакет с логотипом местной аптеки лежал сверху. В нём находилась коробочка с таблетками, совсем маленькая, но такая необходимая пожилому человеку.

Согласно инструкции, девушка надела медицинскую маску и отошла назад на пару шагов, чтобы соблюсти социальную дистанцию. В ожидании она поправила на лацкане куртки бейдж с надписью: «Волонтёр ЛЕНА», смахнула с лица прядь волнистых волос и бросила мимоходом взгляд на экран телефона – там было тринадцать непрочитанных сообщений.

Спустя полминуты по ту сторону двери щёлкнул замок, и звякнула цепочка. В проёме показалась фигура убелённого сединой мужчины почтенного возраста. Он приветливо улыбнулся молодой незнакомке. В ответ на её усталом лице тоже появилась улыбка, почти полностью скрытая средством индивидуальной защиты.

— Добрый вечер, дочка… Это мне? Ооой, ты ж моя спасительница!

— Здравствуйте… – Лена заглянула в бланк заказа. – …Иван Сергеевич, конечно, Вам. Прямиком из аптеки.

— Спасибо, спасибо!.. Удружила!.. – Старческие руки немого тряслись, извлекая из пакета упаковку с лекарством. – Это ж мне от давления… Мне без них теперь никак!..

— У Вас наличные или карта? – Уточнила девушка и посмотрела на часы.

— Да какие там карты, не умею я с ними… Наличные. Вот держи – тыщща…

— Ой… У Вас не будет помельче? А то мне не сказали, что сдача потребуется.

— Эх… не-а. Всё выгреб, когда за продукты рассчитывался. А как же нам быть?

— Ну, можно онлайн-перевод, например, сделать…

Она озвучила этот способ просто так, не особо надеясь, что это поможет, и уже мысленно приготовилась бежать до ближайшего магазина, чтобы разменять купюру. Но дедуля в ответ неожиданно оживился и заинтересованно спросил:

— А ты это умеешь? Понимаешь в этом?

— В общем… да. Чего там понимать… У Вас же телефон есть?

— Есть, есть!.. Да ты не стой там, подойди поближе, я не заразный.

Старик юркнул в квартиру, и поманил к себе девушку. Уже через секунду в его руках оказался большой новый смартфон. Гостья помялась пару мгновений и, вопреки всем инструкциям, перешагнула порог жилища пенсионера, откуда доносился неожиданно приятный запах свежей выпечки.

— Вот, сын месяц назад подарил. А я и не знаю, зачем он мне? Я ж пока по нему только звонить и умею. Научишь меня?

— Я бы с радостью, но тут, всё же, без карты никак. У вас есть… карточка?..

Не дожидаясь окончания вопроса, мужчина достал из кармана пальто паспорт с бережно вложенной в него банковской картой.

— Такая подойдёт? Я с неё пенсию снимать хожу.

— Ух, как у вас всё быстро и просто, оказывается! – Лена не сдержала весёлой усмешки. – Что ж, давайте попробуем!

Мобильное устройство оказалось в девичьих руках, и умелые пальчики принялись отточенными движениями нажимать экранные кнопки. Не прошло и минуты, как начался процесс загрузки банковского приложения.

— Это у меня, говоришь, всё быстро? Хех! – Дед улыбнулся и тряхнул головой, восхищаясь её навыками.

— Да ну… – Смутилась гостья. Она приспустила маску и дважды втянула носом воздух. – Иван Сергеевич, а у Вас ничего не горит?

Некогда сладкий аромат сдобы и в самом деле теперь обрёл несколько горьковатую нотку.

— Вот же ж я!.. Старый олень…

С этими словами хозяин стремглав бросился на кухню и принялся там чем-то греметь, не переставая отпускать в собственный адрес разные нелестные эпитеты. Лена тем временем завершила настройку приложения. Осталось только установить пин-код для входа, но делать это по понятным причинам должен исключительно владелец банковской карты. В этот момент её собственный телефон в очередной раз завибрировал в кармане, но она проигнорировала этот факт.

— Тут у меня почти всё готово. Надо только, чтобы Вы пароль новый придумали и запомнили его.

— Ой, доченька… Никак не могу сейчас подойти – у меня тут полный швах чуть не случился… Пройди ты ко мне, а? Можешь не разуваться.

Молодая студентка недоверчиво осмотрелась, но, судя по всему, кроме одного пожилого человека, в квартире никого не было. Она сняла кроссовки и несмело зашагала по короткому коридору в сторону кухни. Там Иван Сергеевич, облачённый в поварской фартук, спасал от верной гибели целый противень домашних булочек.

В одной руке он держал небольшую пиалу, в другой у него была кисточка, которой он смазывал верхушки пышных и румяных мучных изделий. Его действия были настолько отточенными и умелыми, что это не могло не вызвать улыбку на лице у девушки.

— Дальний ряд чуть-чуть пригорел… А остальные в норме! Спасибо твоему чувствительному носику, а то у меня вся партия так бы в мусоропровод и угодила…

— Вот, я всё настроила…

— Так-с… давай, что мне тут нужно сделать? – Иван Сергеевич подошёл к Лене, в руках его было кухонное полотенце, которое он заправски забросил себе на плечо.

Он на удивление легко воспринял все пояснения и инструкции, охотно кивал и переспрашивал, если что-то недопонимал. А потом, используя новые знания, самостоятельно отправил онлайн-перевод в счёт платы за лекарство.

— А я и не думал, что это так просто! Егорыча теперь тоже научу, а то он всё никак начать не решается…

— Гм, должна отметить, Вы неожиданно способный ученик – на лету всё схватываете!

— А как же иначе? Я же почти сорок лет учителем в школе проработал.

— Ого! Почти сорок… а что преподавали?

— Историю.

— Серьёзно? А я ведь тоже на историческом учусь.

— О, так мы, выходит, почти что коллеги!

— Выходит, что так. Иван Сергеевич, мне пора. Было очень приятно с Вами пообщаться.

— Что, много заказов?.. – Мужчина сочувственно посмотрел на курьерский короб в коридоре.

— Да нет, на сегодня это всё, слава богу. Домой надо ехать…

После этой фразы лицо девушки заметно погрустнело, и опытный педагог не мог этого не заметить.

— Ээээ, нет! Теперь я так просто тебя никуда не отпущу! Ты мне вон сколько добра сделала: и таблетки принесла, и технологиям новым обучила. Давай-ка я тебя хоть чаем с булочками напою!

— Булочки Ваши, конечно, выглядят очень заманчиво. – Лена ничуть не лукавила, она, и впрямь, несколько раз тайком глотала слюнки от их пленяющего аромата. – Но я, пожалуй, пойду…

— Никаких «пойду»! – Хозяин точно уловил нотку сомнения в реплике гостьи. – Ты тут располагайся, а я сейчас симпатичные чашечки принесу! – Он едва заметно лукаво подмигнул собеседнице.

Затем в мгновение ока щёлкнул электрической зажигалкой у конфорки под чайником и умчался в комнату за обещанной красивой посудой. Этот энергичный и позитивно настроенный старичок вызывал у Лены всё больше симпатии.

В силу воспитания ей было неловко принимать приглашение, но накопившаяся за день усталость и бунтующий от голода желудок заставили согласиться. Она избавилась от надоевшей маски на лице и уселась на старенький стул у стены возле стола. Снятие напряжения со спины и ног тут же отозвалось ощущением блаженства во всём теле. И теперь ужасно захотелось прикрыть глаза хоть на минуточку…

Вскоре раздался нарастающий призывный свист закипающего чайника. Хозяин был уже здесь и вовсю хлопотал, тихонько позвякивая чайными ложками о фарфоровые чашки. Приподняв веки, усталая гостья с улыбкой наблюдала, как оживился от перспективы чаепития в её обществе этот не молодой, но и не такой старый, как показалось в самом начале, мужчина.

— Вот, коллега, прошу отведать плоды моего кулинарного творчества и испить чаю с мятой и чабрецом!

На столе оказалось красивое блюдо, доверху наполненное аппетитными булочками с маняще блестящими макушками, две чайные пары с ароматным горячим фито-напитком и сахарница. В этот момент телефон Лены снова завибрировал, известив о новом сообщении.

— Пока ты тут, он у тебя уже раз десять, наверное, гудел. Ты посмотрела бы, может, что важное?

— Не хочу. Я знаю, кто это пишет…

— Муж?

— Не-а.

— Парень, стало быть?

— Ну, да… Вместе живём.

— Ясно… – Иван Сергеевич немного помолчал. – Обижает?

Лена ничего не ответила, но на её лице на мгновение появилось страдальческое выражение. Впрочем, и это не ускользнуло от убелённого сединой психолога.

— Тебе сколько ложек сахару?

— Одну… Спасибо… – Девушка в замешательстве смотрела снизу-вверх на стоящего рядом пожилого человека, заботливо размешивающего сахар в её чашке.

— А парню ты, всё-таки, ответь. Волнуется же, наверное… Просто скажи, что всё хорошо, и ты скоро приедешь.

— Не хочу.

— Почему?

— Потому что заранее знаю, о чём он пишет, и потому не хочу скорее оказаться дома.

— Вот как? Так ты у нас ещё и экстрасенс?

— Оххх… Вам этого не понять, поверьте.

— А ты попробуй! Сама же говоришь, что не такой уж я безнадёжный.

Лена поставила локти на стол и закрыла руками лицо, чтобы скрыть брызнувшие из глаз слёзы. Немного поколебавшись, в отчаянии она нащупала на столе телефон и, не открывая глаз, разблокировала его отпечатком пальца.

— Если хотите, сами читайте. А я не могу так больше… – Голос двушки едва не сорвался на плач.

— Тааак… Девятнадцать сообщений – ого! И все от Паши. Это он?

— Он, он… Читайте…

— Ну, если ты так настаиваешь…

Примерно треть сообщений была похожа на реплики любящего и соскучившегося мужчины. Вторая треть носила откровенно оскорбительный характер и изобиловала весьма непристойными терминами. Оставшаяся же треть целиком посвящалась описанию его стояка, который вот-вот взорвётся, если немедленно не ощутит прикосновения её нежных губ.

— Ну, да… В выражениях он не стесняется. Вообще, из того, что я прочитал, складывается ощущение, что он относится к тебе как…

— …как к постилке и шлюхе… – Лена Закончила фразу и расплакалась.

Она вскочила со стула, но Иван Сергеевич остановил её, бережно взял за плечи и снова усадил.

— Лично мне претит говорить подобное женщинам. – Рассуждал он, поглаживая девушку по спине. – Не знаю, что у вас за отношения, и что он за человек, но мне кажется, ты хорошая и такого точно не заслужила.

— Да он измучил меня уже, честно говоря. Вечно по полночи заставляет минет ему делать, пока у меня глаза из орбит вылезать не нач… нут. – Она громко всхлипнула. – Как будто я обязана! А что взамен?! Когда я однажды попросила мне сделать… – Новый громкий всхлип не дал ей закончить это откровенное признание.

Только сейчас Лена обнаружила, что пожилой хозяин квартиры всё это время стоял рядом с ней, поскольку других стульев на кухне просто нет.

— Ой! А что же Вы стоите? Садитесь, пожалуйста! – Девушка снова поднялась на ноги.

— Сиди-сиди… Ты же в гостях, да и намоталась, поди, за день. Стулья-то у меня есть – целых три, я просто Егорычу два одолжил. Это друг мой с седьмого этажа. К ним родственники приехали… А я вот гостей-то не ждал…

— Нет, я так не могу. Лучше Вы садитесь, а я постою!..

После короткого пререкания оба остались на ногах. Лена стояла лицом к столу, и Иван Сергеевич позади неё. Сначала он держал её за руки, чтобы она перестала ими размахивать в попытках уступить ему стул. А потом стал медленно поглаживать по плечам.

От этого, а может, от его голоса и интонаций, с которыми он успокаивал её и говорил о том, как в его времена мужчин учили относиться к женщинам, сопротивляться совсем расхотелось. Какая-то необъяснимая уверенность, спокойствие и доброжелательность исходили от стоящего у неё за спиной человека.

— А знаешь, что? – Спросил он риторически через минуту. – Давай-ка чай пить, а то совсем ведь остынет!

После этого он присел на стул и тут же, как будто это само собой разумелось, усадил гостью к себе на колени. Та попыталась встать, но, встретившись с ним взглядом, передумала. Они молча дули на чай и ели напополам сначала одну булочку, затем принялись за вторую.

— И что же он тебе ответил, когда ты его попросила? – После долгой паузы продолжил беседу хозяин.

— О чём попросила?.. А… простите меня, сама не знаю, чего это я с Вами разоткровенничалась. Просто… – Девушка опять осеклась на полуслове.

— Что просто? – Вопрос прозвучал столь естественно, что табу с затронутой темы вдруг моментально улетучилось.

— Просто мне никто и никогда в жизни этого не делал. – Почти шёпотом призналась она, прожевав кусок ещё тёплого сдобного теста.

— А тебе очень хотелось?

Ответа не последовало. Грустный девичий взгляд застыл на поверхности недопитого чая.

— Мне тоже… – Неожиданно произнёс мужчина, прервав долгое молчание.

— Что «тоже»?.. Тоже хотелось или тоже никто не делал? – выпалила вдруг Лена и удивилась собственной смелости.

— Мне всегда хотелось сделать такое для женщины. Я же в школе всю жизнь проработал. Ну, насмотрелся там на девчонок молоденьких. Мысли разные в голове роились, не скрою – я же не железный!.. Только ты не подумай, я ни-ни… Я же не из этих! После работы – сразу домой!

— Ну, а дома что? С женой?.. – Девичье лицо выражало искреннее непонимание.

— А что с женой? Жена у меня была таких взглядов, что с ней даже говорить о подобном не получалось. В общем, так и прожил я всю жизнь со своей мечтой и фантазией в голове…

— Серьёзно?.. Да ладно!.. – Теперь Лена развернулась как могла лицом к собеседнику, продолжая сидеть у него на коленях.

— Вот тебе и «ладно»… – Невесело констатировал он.

Чай допивали в неловком молчании. Тишину нарушил Телефонный звонок. Лена ответила, но за весь разговор произнесла только «Алло». Все остальные реплики принадлежали мужскому голосу, доносившемуся из трубки. Первыми же словами, которые удалось расслышать, были «И где же шляется моя маленькая миньетчица?..». Не найдясь, что ответить, девушка просто слушала, жмуря глаза, а по её щекам катились слёзы.

— Господи… – Прошептала она, глядя куда-то в потолок, и брезгливо отбросила телефон на край стола. – Как же я не хочу к нему сейчас ехать!..

— Я, конечно, не господь, но так скажу тебе, дочка… Безвыходных положений не бывает. И у тебя сейчас тоже есть выбор. Ты можешь поехать к нему и снова всю ночь напролёт будешь делать ему минет. А можешь остаться здесь, и тогда… – Теперь и Иван Сергеевич перешёл на шёпот. – Будет всё наоборот, если ты меня понимаешь.

Помыслы о куннилингусе давно стали для Лены настоящей навязчивой идеей. Мысленно она примеряла на роль партнёра в этом смысле едва ли ни каждого встречного мужчину. Этот седоволосый старик тоже, кстати, не был исключением. Но если в первую минуту их общения она отогнала от себя подобную мысль как назойливую муху, то сейчас она вовсе не казалась ей такой уж безумной.

— Но почему мне так не везёт? Почему все мужчины, с которыми я была, просили или даже заставляли делать им это, а мной брезговали и отказывались поцеловать меня там? Хотя бы разочек!.. Я что, такая уродка? – Она произнесла эти слова, глядя куда-то в окно, и лишь в самом конце встретилась взглядом со старым учителем.

— Никакая ты не уродка. Просто мужчин выбирать не умеешь. Молодая ещё…

И снова повисла долга пауза, во время которой мужчина плавно и нежно поглаживал девушку по спине.

— Нет. Я должна ехать. Спасибо Вам за чай и особенно за булочки, они восхитительны!

— Что ж. Как знаешь, неволить не смею.

— Да… Пойду. Пора мне. – Лена встала с тёплых мужских коленей. – Можно я только заскочу кое-куда на дорожку?

— О чём разговор! Всё к твоим услугам… – Иван Сергеевич тоже встал и направился в комнату, включив по пути свет в совмещённом санузле.

Молодая, красивая, но очень усталая девушка вымыла с мылом руки и ещё несколько минут стояла в ванной комнате, глядя на бегущую в раковине воду. Потом подняла взгляд и стала всматриваться в своё отражение в зеркале.

В этот момент в заднем кармане джинсов настойчиво завибрировал телефон. Давно отточенным движением девичьи пальцы выхватили мобильник, и его экран ожил. «Чего трубку бросаешь?» – гласила лаконичная надпись в мессенджере. А вслед за ней свалилась фотография крупным планом пунцовой эрегированной елды.

Студентка брезгливо поморщилась и поспешила убрать смартфон с глаз долой, переведя его в режим «Полёт». А потом снова уставилась на журчащую струю воды.

— О, боже мой… Что же я творю!.. – Тихо сказала она, подалась вперёд и встретилась лбом со своим отражением.

Лена провела в ванной ещё минут пять, посвятив их нехитрым гигиеническим процедурам. И когда покидала её, намеренно не стала надевать джинсы. Своим выходом в коридор в одном джемпере и трусиках она невербально сообщила о своём намерении остаться.

— Вот и отлично. – Сказал как ни в чём не бывало пожилой мужчина. – Пойдём, я как раз уже всё приготовил.

Громко щёлкнул выключатель – гостья замешкалась и даже вздрогнула от неожиданности, а хозяин подхватил её под локоть и повёл к себе в комнату. В квартире теперь стало темно, только в спальне горел тусклый настенный ночник. Старенькая софа была разложена и от края до края застелена кипельно-белой простынёй.

— Да ты не брезгуй, я всё новое застелил! Вон, упаковку только что вскрыл…

Рядом с софой на журнальном столике в самом деле лежал пакет из плотного целлофана, в каких обычно продают комплекты постельного белья. Одеяла видно не было, зато в руках Ивана Сергеевича откуда ни возьмись появилась огромная подушка, облачённая в такую же ослепительно белую наволочку.

— Давай-ка вот, устраивайся поудобнее!.. – Скомандовал он и плюхнул подушку на середину софы.

Лена растерялась, она не знала, что делать, и как себя вести. Но, как ни странно, заднюю включать совсем не хотелось. Интрига перспективы получить наконец кунни от незнакомца, да ещё и при столь пикантных обстоятельствах, буквально будоражила рассудок. Поколебавшись секунду-другую, она села на край белоснежного ложа, плавно опустилась головой на подушку и начала стягивать с себя трусики.

— Нет-нет… Позволь, уж это я сам! Не возражаешь? – Тихо предложил седовласый джентльмен.

Дама не возражала. Она изо всех сил старалась побороть вдруг нахлынувший на неё стыд. Её усталое тело, приняв горизонтальное положение, стало предательски впадать в негу от ласковых прикосновений мягкого сатина.

— Хочешь, свет совсем выключу?

Девушка едва заметно кивнула, не произнося ни слова. Ночник погас. Прохладные мужские пальцы мягко коснулись её живота, затем подхватили кромку трусов. Мужчина плавно потянул их на себя вдоль бёдер. Достигнув согнутых коленей, повторил их изгиб и спустил стринги до самых пят.

Лена хотела было поднять их, чтобы окончательно лишиться нижнего белья, но опытный ловелас властно, но бережно вновь поставил на пол её босые ноги. Кончиками пальцев он скользнул вверх по икрам и с неспешной неотвратимостью раздвинул девушке ноги. Лишь после этого самостоятельно приподнял поочерёдно обе её стопы и окончательно избавил от трусиков.

Теперь его торс оказался меж женских бёдер, а лицо устремилось к вожделенной и ничем не прикрытой промежности. Гладкий, тщательно депилированный лобок, пара аккуратных приоткрытых половых губ и маленький аккуратный клитор во всей красе предстали перед мужским взором в полумраке.

Впрочем, лишь любоваться этим великолепием долго он не стал и одним уверенным мановением покрыл предмет девичьего стыда жарким и влажным засосом. Его проворный язык, едва ощупав нежные створки, ринулся вглубь и стал совершать монотонные, но непредсказуемые движения в сладковато-солоноватом естестве молоденькой студентки.

От нахлынувших ощущений она закрыла глаза и набрала полную грудь воздуха, так и не решаясь выдохнуть. Каждая секунда приносила сейчас невероятное блаженство, от которого она забыла про всё на свете. Лена млела и таяла, ощущая, как в её самое интимное место вторгся властный и умелый любовник и в прямом смысле слова лакомится им изнутри, упивается нежностью увлажнённой любовными соками истосковавшейся по наслаждению плоти.

Его руки легли на её широко раздвинутые бёдра у самого основания. Указательными и большими пальцами он то сжимал, то растягивал набухшие валики половых губ, массируя их. Необъяснимым образом это многократно усиливало восторг безумия, которое творил неугомонный мужской язык внутри её тела.

Он чередовал глубокие проникающие вторжения в трепетные недра с нежным скольжением вдоль малых губок и ритмичным посасыванием набухшего клитора. Дыхание девушки становилось всё глубже и чаще. Не смея поначалу лишний раз шевельнуться, теперь, спустя всего минут пять, она не могла сдержаться от метания головой по подушке в разные стороны. Руками она судорожно то убирала с лица упавшие на него пряди волос, то гладила ими себе низ живота.

Стонать она всё ещё стеснялась, но с каждой минутой сдерживаться было всё труднее. Эти такие бесстыдные, но столь же и волнительно-приятные ласки языком в истекающей смазкой обезумившей киске делали своё дело. Поначалу тупые, едва заметные, но теперь явственные и всепроникающие спазмы стали разлетаться по всему телу, беря начало где-то внизу живота.

Неутомимый ценитель женского тела и, как оказалось, отменный знаток потаённых желаний молоденьких студенток уверенно вёл дело к долгожданной развязке. Приметив, какие именно ласки языком между ног приводят эту юную чаровницу в особый восторг, он приберёг часть из них для кульминации.

И вот его умелый язык опять стал упругим, подобно члену вторгся несколько раз вглубь хлюпающих смазкой чресел. Затем превратился ненадолго в огромного скользкого слизня, медленно и нарочито монотонно вылизывающего щель добровольно оголившейся перед ним незнакомки. И когда мужские губы плотно обхватили розовый и нежный бугорок клитора, а кончик языка в очередной раз принялся наминать его будто кусочек теста, всё тело девушки напряглось как от электрического разряда.

Лена сжалась словно пружина и затряслась мелкой дрожью. По внутренней стороне бёдер и ягодицам побежали частые судороги. Она рефлекторно вцепилась руками мужчине в седые волосы, не давая шанса прекратить оральные ласки раньше времени. А он, закрыв глаза, с наслаждением внимал вибрациям нежного тела этой кончающей от его ласки страстной девчонки.

— С ума сойти… – Прошептала она, когда смогла восстановить дыхание. – Спасибо Вам!

— Да ты, и впрямь, с ума сошла, я смотрю… Это я тебя благодарить должен!

— Меня-то за что?

— За то, что ты только что исполнила мою мечту!

— А Вы – мою!

Потом они несколько минут лежали рядом на белой простыне, молча смотрели в потолок, осмысливая происшедшее.

— А как звать-то тебя, дочка?

— Лена…

— Хех! Уж и не думал, что на старости лет буду у девушки имя прямо в постели спрашивать!

Оба затряслись от хохота и долго не могли успокоиться.

— А знаешь, что, Леночка?..

— Что?

— Думаю, нам с тобой надо это дело отметить! У меня там полбутылки ликёра осталось, с Нового года ещё. Сын со снохой заходили… Пошли?

— А давайте!

Они выпили по стопке приторного вишнёво-шоколадного ликёра. Потом ещё по чашке чаю с булочкой. А спустя полчаса окончательно опустошили тёмно-зелёную пузатую бутылку. И теперь обоим вновь захотелось пойти в спальню…

На этот раз свет не выключали. Второй, третий и четвёртый оргазмы были не такими яркими и долгими, как первый, но зато накрыли девушку один за другим. Теперь партнёры поменялись местами: Иван Сергеевич лежал на спине, головой на подушке, а Лена сидела над ним на корточках.

Руками она упиралась ему в плечи, а он поддерживал её ладонями за тёплые ягодицы, с наслаждением впиваясь в них пальцами. В такой позе её приоткрытая гладко депилированная щелочка оказалась прямо возле мужского рта. Долгий и жаркий поцелуй не прекращался минут двадцать.

Они никак не могли найти в себе силы прервать эти умопомрачительные ласки – вероятно, сказывался выпитый алкоголь. Девушка окончательно раскрепостилась и без тени стыда демонстрировала свои оголённые прелести пожилому любовнику. А он, казалось, всё никак не мог поверить, что имеет наконец возможность не только рассмотреть, но и впиться губами юной прелестнице промеж ног.

Этот попранный необузданной страстью стыд неведомым образом сводил с ума всё больше и больше. Лена потерла счёт времени, снова и снова подставляя себя под жаркое кунни в самых различных позах. Партнёр ставил её на четвереньки, укладывал на спину и снова сажал над собой на корточки…

Нарастающий призывный свист разбудил студентку на рассвете. Она лежала всё на той же старенькой софе одна, заботливо укрытая одеялом. Несколько секунд она растерянно хлопала глазами в попытках понять, где находится, и откуда исходит свист.

Иван Сергеевич убрал закипевший чайник с горящей конфорки и поставил на его место сковороду. Чуть погодя добавил немного масла и разбил туда пару яиц – раздалось весёлое шкварчание, а кухня заполнилась ароматом свежеприготовленной яичницы.

— Доброе утро… – Раздалось на пороге сонным голосом.

— О! Доброе, доброе!.. А я как раз собрался идти тебя будить. Яишенку тебе вот сообразил. Проголодалась, должно быть, после вчерашнего?

Гостья ужасно стеснялась, но от завтрака отказываться не стала. Хозяин теребил пальцами висящее на плече полотенце и с нескрываемым умилением наблюдал, как проголодавшаяся девчонка с аппетитом уплетает нехитрую снедь, сидя в одних трусиках и футболке у него на кухне.

— Спасибо Вам огромное за всё!.. – Сказала она уже на пороге и опустила от смущения взгляд в пол.

— Опять ты за своё! Говорю же – это я тебе благодарен! А… или ты это сейчас про завтрак? – Седой мужчина лукаво подмигнул и помог девушке водрузить на хрупкие плечи огромный короб-рюкзак.

— Знаете… – Лена обернулась, уже стоя на пороге. – Мне сейчас кажется, что я ухожу от Вас совершенно другим человеком.

— Гм… А всё почему? – Хитрая улыбка снова озарила морщинистое лицо. – Потому что пришла ты ко мне вечером, а уходишь утром. А я всегда говорил – утро вечера мудренее!

(Всего 354 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

16 комментария к “Утро вечера мудренее”

  1. А вот здесь и я, жмот, не поскупился на десятку. Удачный рассказ.
    А сейчас немного посмеёмся:
    «Лена потерла счёт времени, снова и снова подставляя себя…»- цитата.
    Однако автор лукавит, хотя читатели давно разобрались, что эта Лена потёрла на самом деле.

    1
    1. Ха-ха! Конечно, разобрались!.. На самом деле, во всём виновата плохо работающая клавиша с буквой «я» на моём ноутбуке. 🙂 Я много подобных ошибок правлю при вычитывании, а эту пропустил, каюсь.

      А за десятку СПАСИБО!

      1
      1. Всё верно, ему уже несколько месяцев. Но у него (по техническим причинам) не было обложки. Теперь я добавил обложку и оплатил услугу «Поднять публикацию» — вот он и всплыл.

        2

Добавить комментарий