Skip to main content

Валерий и Валерия

Как им было нелегко,
когда не было ЭКО.Липкая, пахнущая раскалённым асфальтом июльская жара затопила, расплющила Питер, заползая во все уголки города и лишь метро осталось островком, свободным от изнуряющей жары. Хотя и там, в метро, не было спасенья от удушающего запаха пота и дешёвых дезодорантов. Люди вдавливались в вагон метро, словно невидимым огромным поршнем. Но вагон не мог вместить всех желающих, и поэтому на платформе постоянно оставались пассажиры, ожидающие следующего поезда.

Валерий оказался у края платформы, пропустив уже два состава. Он стоял в том месте, где открывались двери предыдущего поезда, и когда двери подъехавшего поезда распахнулись, он оказался на самом острие толпы, внёсшей его вовнутрь вагона. Валерку слёту притиснули к противоположной, закрытой двери. Он лишь успел выкинуть вперёд руки и упереться в дверь, чтобы не прижать стоящую у двери молодую женщину в лёгком сарафане. Валерка сдерживал натиск пассажиров, упираясь руками, что давало возможность оставить небольшой просвет между его грудью и лицом женщины, которая была на голову ниже его. Ему 28 лет – в этом возрасте любое напряжение мышц доставляет удовольствие. Показать свою силушку перед красивой женщиной было вообще приятно.

Поезд тронулся, Валерка старался не смотреть на женщину, стоящую перед ним, чтобы не смущать её. Мимолётный взгляд на глубокий вырез сарафана зафиксировал глубокую ложбинку, а уж фантазия дорисовала упругость и крепость груди, стоящей перед ним женщины. Но тут у него ужасно зачесался нос. Он же не мог опустить хотя бы даже одну руку, чтобы почесать свой нос: толпа бы сразу приплющила его к женщине.

Каждый, наверное, в жизни испытал это состояние, когда зуд становится невыносимым, и уже ни о чем другом в этот момент не можешь думать, только об этой зудящей точке. Валерка стал крутить носом, надеясь, что этот зуд пройдёт. При этом он смотрел поверх головы женщины и видел свои гримасы в стекле двери, как в зеркале. Женщина, стоящая перед ним, тоже видела его лицо. По-видимому, её напугали эти его гримасы. Уж не знаю, что она подумала о нём, но тихо спросила: “Вам плохо?” Валерка честно признался в своей смешной ситуации. Тогда она, ничего не говоря, подняла свою руку и кулачком потёрла Валеркин нос. Сделала она это как-то нежно… От кулачка пахло сладостью. Так пахнут кулачки ребёнка.

Поезд подъехал к следующей станции и открылась дверь, у которой и стоял Валерка. Толпа пассажиров отделила Валеку от его спасительницы, а суета дня распылила в его памяти этот маленький, но приятный эпизод в вагоне метро. Да и впереди четыре дня отпуска, осталось лишь завтра заехать ненадолго утром на работу – закончить начатое дело и отдых. Как провести неожиданно свалившиеся выходные Валерка ещё не решил. Жена с сыном отдыхали на юге. Ехать же на дачу, где тесть с тёщей утонули в грядках, не хотелось.

На следующий день, закончив быстро свои дела на работе, Валерка возвращался в троллейбусе домой. Было ещё два часа до полудня, хотя жара уже давала о себе знать. Но даже в это раннее время троллейбус был заполнен людьми, в основном это были пенсионеры, ехавшие в поликлинику, находящуюся недалеко от его дома. Валерка сидел у окна. Мысль, как использовать отпуск, крутилась у него в голове. Варианты, которые предлагал он себе сам , мгновенно же и отвергались. Троллейбус остановился, и старички “высыпались” из троллейбуса и, как на демонстрации, тесной толпой маршировали в сторону поликлиники. Среди них он увидел и старичка в смешной соломенной шляпе, сидевшего до этого с ним рядом, и от которого исходил стойкий запах корвалола.

Он почувствовал, что кто-то сел рядом с ним. Оборачиваться было лень, и он лишь чуть подвинулся ближе к окну.
“Это Вы?” – произнёс женский голос рядом.
Валерке меньше всего хотелось сейчас разговаривать, и он уже повернул голову, чтобы ответить, мол, нет, не я. И уже открыл рот, чтобы произнести эту неучтивую фразу, но так и застыл с открытым ртом, узнав в своей соседке ту молодую женщину из метро.
“Вы меня узнали?”- спросила женщина.
Валерий лишь кивнул в ответ головой. Это удивительное совпадение. Пауза затянулась, женщина явно ждала от Валерки что он что-нибудь скажет, как-то выразит – если и не восторг, то хотя бы своё удивление.
Он лихорадочно подбирал слова и вдруг выпалил: ” Я уже 30 минут в отпуске, но не знаю, что мне с ним делать. Вернее, в нём” – поправился Валерка.
Но, поняв, что вышло ещё смешнее, сам же и рассмеялся.
Женщина в ответ сказала, что она в положении, потом, тоже захохотав, добавила, что в таком же положении, и что она тоже в непредвиденном отпуске, но осталась на это время одна в городе, так как человек, с которым она живёт, уехал в командировку в Одессу.

“Лёд тронулся…”, – как бы сказал Остап Бендер, великий комбинатор. Валерка, на выдохе, выпалил: “Послушайте, ну, раз уж так получилось, то поехали куда-нибудь вместе на эти дни. Я знаю чудное место в Эстонии на морском побережье. Лодка и палатка лежат уже в багажнике моей машины. На улице жара, можем прямо сейчас и ехать. Еду купим по дороге, будем там загорать, купаться”, – выпалил он, словно уже имея её согласие. Она продолжала смеяться и сквозь смех произнесла: “А поехали!”

Вот они уже мчатся по шоссе, ведущему в сторону моря, весело болтая. Разговор касался, в основном, увиденного по сторонам. Только и слышно было: “Вон, смотри! А вон там, видишь?!”
Было так хорошо и весело ехать, что они, только уже отъехав далеко от дома, спохватились, что они же даже не знают имён друг друга. ” Валерий”, – чтобы вышло посмешнее, с совершенно серьёзным лицом представился Валерка. Женщина залилась безостановочным смехом, пытаясь что-от произнести сквозь смех, но разобрать то, что она говорила, было просто невозможно. Валерка смутился, не понимая, что же вызвало такой неудержимый взрыв смеха, и повторил: “Нет, правда, я Валерий, и это моё имя настоящее. “Женщина, чуть успокоившись, произносит: “Разрешите представиться: я – Валерия.” Она фыркает вновь, и они уже оба смеются, поражаясь такой цепочке совпадений.

Лишь к вечеру достигли они берега моря. Солнце уже село, и яркая, полная луна освещала дюны широкого пляжа. Белый песок выглядел сейчас серебряным в лунном свете. Валерка любил бывать на Балтийском море, дышать морским воздухом, бродить босиком по мягкому белому песочку. В перелеске, который рос сразу за дюнами, они нашли удобное местечко для палатки. Там уже были отдыхающие, но места ещё было вполне достаточно. Свет луны был так ярок, что поставить палатку не составило большого труда. Всё внутри было уютно уложено ко сну, и, погуляв ещё немного по пляжу и наговорившись, они пошли к палатке. Валерка как-то очень стеснялся и поэтому предложил Валерии войти в палатку первой, чтобы она могла переодеться и лечь.

Когда Валерка вошёл в палатку, он увидел, что Валерия лежит одетая, прижавшись к стенке палатки, завернувшись в плед. Валерка не стал ничего спрашивать, подумав, что, наверное, есть какая-то причина такого её поведения, и просто лёг к другой стене, накрывшись одеялом. Валерия дотронулась до его плеча, произнеся: “Спасибо, Валерочка. Я не знаю, что ты подумал, но я тебе сейчас назову имя друга, с которым я живу, и ты всё поймёшь. Его зовут Марина…”

Валерка даже сел. Он ожидал чего угодно, но только не этого. В конце концов, подумал он, она отличный парень, с ней просто и интересно, а секс – да фиг с ним. Он повернулся в сторону Валерии и сказал немного наигранно-весело: ” Да всё нормально, Валерка. Я не в обиде. Будем отдыхать. А теперь спокойной ночи.”

Все дни отдыха они валялись на пляже, готовили на костре еду, ловили рыбу, выплывая в море на резиновой лодке. Было здорово. Может и даже лучше, что она такая, думал Валерка, но всё же, когда он смотрел на неё в купальнике, на её  грудь, на сильные длинные ноги, нет-нет, но заползала мысль: ну почему она такая? Ему хотелось очень спросить её об этом, но он боялся своим вопросом разрушить такие славные мальчишеские отношения, которые возникли между ними.

Ночью перед отъездом было так тепло, что они опять пошли купаться. Берег был пуст, и решено было идти купаться голыми. Они баловались в воде, невольно прижимаясь друг к другу. Валерка, как мог, гнал мысли о близости, но не все части его тела были с ним в этом согласны. Из воды они выходили по очереди. Валерия, выйдя из воды и завернувшись в полотенце, ушла в палатку. Валерка оставался ещё некоторое время в воде, чтобы успокоиться. Когда он вошёл в палатку, то увидел Валерию, лежащей на его стороне и под его одеялом. Валерка растерялся: он не понимал, что происходит, и как себя дальше вести. В полумраке он услышал тихий голос Валерии: ” Давай попробуем, я не могу смотреть на твои мученья.”

Валера лёг под одеяло, почувствовав её безразличное, но очень желанное тело. Он стал ей говорить всякие ласковые слова, гладя нежно её голову, целуя, чуть прикасаясь, её плечи, ладони. Он почувствовал, как её дыхание стало чуть чаще. Она приподнялась с подушки, поцеловав его глаза. Поцелуи стали покрывать его лицо… Она поцеловала его в губы, как-то очень по-детски, но вот уже её губы обняли губы Валерки, её язык стал гладить его зубы. Ему стало удивительно хорошо, и он словно почувствовал лёгкое опьянение.
Она гладила его и целовала, и опять гладила. Они долго не могли налюбиться. Чувствовалось, что какой-то стержень, державший её до этого, сломался. Перед ним была настоящая, желающая отдавать себя женщина.

На следующий день она вела себя, как и все дни до этого, словно и не было той ночи страсти.

Через четыре дня они вернулись в Питер и, прощаясь, обещали звонить друг другу на работу.

Пару раз Валерка звонил Валерии, но разговор как-то не клеился. Потом повседневные заботы, семья помогли забыть об этом.

Прошло месяца четыре, и вот однажды Валерия позвонила. Он узнал её голос сразу и очень обрадовался. Она говорила очень приветливо и предложила встретиться. Встреча была назначена в кафе на Невском.

Войдя в кафе, Валерка сразу же увидел за столиком у окна знакомое лицо. Непонятно почему, но ему захотелось поцеловать руку этой элегантно одетой женщине – она выглядела теперь намного старше той, летней амазонки. Поцеловав Валерии руку, он сел напротив неё.
После обычных вопросов, – типа, как дела? – Валерия, положив ладонь на руку Валерки и посмотрев ему в глаза, тихо произнесла: “Валера, у меня есть к тебе дело. Вернее, просьба”, –  её лицо покраснело, она смущённо опустила глаза. Во время образовавшейся паузы в голове у Валерки проносились всякие варианты вопроса, который эта элегантно одетая дама может ему сейчас задать. Вырисовался один вопрос, который бросил Валерку в жар: неужели она беременна? Вслух же Валерка сказал спокойно:  “Спрашивай».

Валерия, не отпуская его руки и глядя ему в глаза, сказала, что она здесь не одна, а с Мариной,  и показала на столик в конце зала, за которым сидела шикарно одетая красивая женщина.  “И она тоже хотела бы с тобой поговорить, так как вопрос у нас общий”. Тут Валерка уже подумал, что  не избежать сцены ревности. Он в каком-то фильме видел, как женщины беспощадны к мужчинам, уведшим их любимую.
В ответ на слова Валерии он лишь пожал плечами, этот жест можно было бы трактовать двояко: или не знаю, или мне всё равно, поступай, как хочешь.
Валерия сделала знак подруге, и та подошла к их столику, протянув руку Валерке чуть выше, чем бы это надо было для рукопожатия. Но Валерка, как бы не поняв того, что ладонь была протянута для приветственного поцелуя, просто пожал её. Марина – чувствовалось, что в семье она главная, – предложила выйти из кафе и просто поехать прогуляться куда-нибудь в парк.

Они шли молча по безлюдной аллее парка. Чувствовалось, что женщины мучились, не зная с чего начать разговор, по-видимому, очень важный для них. Вдруг Валерия остановилась, резко повернувшись к Валерке, и начала порывисто говорить, тряся при этом Валерку за руку.
Она почти кричала: ” Валера, милый,  нам уже почти по сорок лет. Мы с Мариночкой очень любим друг друга. Мариночка знает о нашей с тобой поездке. Она знает всё. Мы хотим с Мариночкой всегда быть вместе. Мы счастливы вместе, но одно мучает нас – это отсутствие детей. Мы много думали, как же решить это. Валера, выслушай нас до конца, потом ответишь.”

И вот уже Марина подошла к нему и продолжила: ” Валера, ты не волнуйся, никаких претензий к тебе не будет, мы достаточно богаты, чтобы вырастить ребёнка. Твоя семья ничего не узнает об этом. Пожалуйста, не волнуйся. Ты единственный мужчина, кому мы можем себя доверить. Валерочка мне рассказала о твоей порядочности, о твоей нежности. Валерий, не лишай нас такого счастья.”
Валерка стоял, совершенно ошарашенный. Первое, что пришло ему на ум в ответ:
“Девчонки, а как вы это всё себе представляете? Что я должен делать? Где? Когда? И почему я? Да и кто из вас решил стать мамой? Ой, какой-то бред, что я говорю?”
Валерия как то сразу сникла, опустила плечи, вся съёжилась, и тихо произнесла:” Мариночка, я же тебе говорила, что это безумие – предлагать такое ему.” Она заплакала и пошла вперёд.

Марина стала по-деловому объяснять Валерке, как они предполагают это осуществить. И что он должен попытаться сделать это каждой из них, и уж как повезёт, а у кого у первой получится, и если забеременеют обе, то это ещё большее счастье для них.
Валерка слушал весь этот фонтан слов и думал лишь об одном: как выкрутиться побыстрее из этой ситуации.
Он произнёс успокаивающе бодренько: “Девчонки, это слишком серьёзное предложение, и я должен подумать. Дайте мне неделю, я вам позвоню.”

Все последующие дни Валерка был, как во сне. Он работал, ел, гулял с сыном, но все мысли его возвращались к тому разговору в парке.
Через четыре дня ему позвонила Марина. Поздоровавшись, она спросила о том, какое решение он принял. Валерка, помедлив секунду, на выдохе ответил, как выстрелил: “Нет!” Потом добавил, стараясь смягчить удар: “Мне очень бы хотелось вам помочь, но жить потом с мыслью, что где-то растёт без меня мой ребёнок, я просто не смогу. И именно поэтому я говорю: “Нет”.
Раздался в трубке щелчок, Марина повесила трубку.

PC

Франция. Ницца, городской пляж. Начало осени. 2011 год.

Валерий Андреевич прилетел из Питера на недельку в гости к сыну, который,  женившись на француженке, уже почти 12 лет живёт здесь, в Ницце.

Валерий Андреевич пришёл на пляж с шестилетним внуком. Внука зовут ВаллерИ. Это имя дали сыну, как объяснила невестка, из уважения к русскому дедушке. Уже 10 лет прошло с тех пор, как Валерий Андреевич развелся с женой. У неё теперь новая семья. А он так больше и не женился.
Осеннее солнце ещё ярко светит, но уже не было того летнего изнуряющего зноя. Валерий Андреевич любовался тем, как его Валерка (так, на русский манер, он называл своего внука), вместе  с белокурой девчушкой лет пяти строят песочный замок. Вдруг, совсем рядом, он услышал женский голос, произнёсший на русском языке:”Валерия, доченька, нам уже пора уходить.” Валерий Андреевич оглянулся.  Голос принадлежал высокой красивой молодой женщине. Её слова относились к играющей с его Валеркой девочке.

Валерий Андреевич обратился к женщине: “Здравствуйте! Вы меня, пожалуйста, извините, но меня удивило такое редкое женское имя, Валерия. Я встречал его лишь один раз в жизни и было это в, тогда ещё, Ленинграде. У меня была знакомая Валерия, замечательнейшая женщина. Да, у неё ещё была подруга Марина. Они жили в центре города, на канале Грибоедова, совсем рядом с Невским проспектом. Они очень любили друг друга. Это была замечательная пара”.

– Ой! Вы говорите по русски? Как здорово! А я тоже из Питера.
Послушайте, а ведь мою маму зовут Валерия. Так может моя мамочка и была вашей знакомой. Ведь и мы жили на канале Грибоедова. Так вы были, возможно, знакомы с нашей необычной семьёй? Меня и назвали в честь мамочки Марины. Марина Валерьевна – представилась блондинка.

-А как они теперь? Столько лет ведь прошло….

– Мама Мариночка умерла в прошлом году, летом.

-Примите мои соболезнования. Вы живёте здесь в Ницце?

– Нет, я приехала всего на неделю, чтобы провести её с мамой Валерочкой. Мы с мужем работаем в Париже. Мы оба заканчивали московский институт международных отношений.
Ой! А мамочка Валерия же здесь! Она с минуты на минуту должна придти сюда. Мы собирались кататься по морю, на кораблике. Да, вон же она идёт!

Валерий Андреевич стоял, словно  окаменевший. Это была она. Всё так же стройна, всё так же красива.

Они стояли друг перед другом, не находя слов. Всё вокруг исчезло. Были только глаза. Их глаза.

Из этого состояния их вывел детский голосок: “Мамабабушка, мамабабушка, а можно этот мальчик поедет с нами кататься? Его почти как и меня зовут Варелик, он только плохо говорит ещё по-русски, но он очень хороший!”

Взрослые посмотрели на детей. Маленькая Валерия, держала за руку смущённого ВаллерИ…

Мальчик произнёс, обращаясь к Валерию Андреевичу:”Grand-pеre rеsoluble” и тут же смутившись смешно повторил по русски: “Большой папа, разреши?”

Фото из интернета. Огромное спасибо автору.

(Всего 77 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

8 комментария к “Валерий и Валерия”

  1. Уважаемый автор, а тег “реальные истории” о чем свидетельствует применимо к данному рассказу?
    Один из героев – Вы?
    Или одна из героинь – Ваша близкая знакомая и рассказ написан фактически с ее слов?
    Или отсутствие в тексте инопланетян, роботов и попаданцев – само по себе достаточное основание, чтобы отнести произведение к жанру реальных, а не фантастических историй?

    1
  2. Вы поставили столько мне вопросов к ночи, что меня “растеряли” совсем.
    Одна из героинь, это близкая родственница- племянница сестры мужа свекрови брата сестры моей бабушки.
    Так как же я не могу считать это фантастикой.
    А с другой стороны на это посмотреть, так все люди на земле, в какой-то степени родственники, тогда это реальная история.
    Ох, такие вопросы мне и к ночи…….))
    Всего вам доброго за ваш интерес к героям моего рассказа!
    Мир вашему дому!

    0

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг