Воздаяние. Часть 1: «Acceptable»

Взаимная конкуренция между Хогвартс и Слизерин в последнее время обострилась настолько, что ради повышения успеваемости воспитанников, а значит, и общего престижа школы, предпринимались самые смелые, неожиданные, а порой и отчаянные меры. Так с нового учебного года среди учеников, достигших совершеннолетия, в качестве эксперимента была внедрена весьма необычная практика.

Будущим профессиональным волшебникам и волшебницам предлагалась возможность обменивать полученные за свою успеваемость оценки на плотские ощущения и связанные с ними эмоции и переживания. Предложившие эту идею преподаватели исходили из того, что взрослеющему телу и душе очень важно уметь сопоставлять результаты, достигнутые на поприще образования, с тем, что можно, так сказать, ощутить со собственной шкуре.

Применяемые издревле в педагогической практике телесные наказания – вещь довольно примитивная, а главное – однобокая. Они представляют собой лишь своего рода систему штрафов за те или иные упущения и недоработки. Было решено привнести им в противовес и некий позитивно окрашенный мотиватор. Но все рассмотренные ранее системы поощрения выглядели рядом с ними уж слишком несогласованно и как-то притянуто.

Например, никакая денежная премия или иного рода вознаграждение, скажем, в виде интересной поездки или игры не шли ни в какое сравнение с унижением от публично полученной порки розгами. Да и времена нынче не те, чтобы так неосмотрительно обходиться с неокрепшей психикой вчерашних подростков.

В свете сказанного была предложена основанная на элементарном волшебстве система, которая позволяла студенту на время погрузиться в некое подобие виртуальной реальности, где в тех или иных индивидуально подобранных для субъекта обстоятельствах принять телесное наказание или же поощрение, в зависимости от достигнутых в обучении результатов.

Сам по себе термин «телесное поощрение» едва ли был вообще ранее доступен для понимания в подобном контексте. Теперь же стало возможным не только причинять страдания воспитуемому за провинность, но и наоборот поощрять его всяческими тактильными удовольствиями и наслаждениями. Кроме того, можно было тонко сочетать одно с другим, чтобы максимально точно соотнести уровень успеваемости с физическими ощущениями и эмоциональными переживаниями. А учитывая строжайшую конфиденциальность такого процесса, совершенно нет надобности заботиться о каких бы то ни было рамках или нормах приличия.

В доступном только для субъекта магическом окружении, в которое он попадал, воссоздавалась именно та ситуация и именно те обстоятельства, в которых ему или ей хотелось или надлежало оказаться. Разумеется, рядом тут же возникали образы предметов, людей, животных или иных существ, при помощи которых воссоздавалась атмосфера и разыгрывалась сцена поощрения, наказания, а порой и тонкого сочетания обоих этих понятий сразу.

Тонко чувствующая характер ученика волшебная система имела доступ к самым потаённым уголкам его памяти и подсознания. Это позволяло максимально точно подобрать обстановку и ситуативный сценарий развития событий, который в дальнейшем сопоставлялся с полученной за учёбу оценкой и приводился в исполнение.

Пока это был только эксперимент, и участие в нём было исключительно добровольным. Само собой, доступно это было исключительно студентам, достигшим восемнадцати лет, ведь никто и не скрывал откровенно сексуального подтекста этой своеобразной системы монетизации полученных оценок. Но Гермиона, со свойственным ей духом авантюризма, с нескрываемой улыбкой на лице приняла озвученное её наставницей миссис Макгонагалл предложение.

В день совершеннолетия в присутствии старших товарищей и преподавателей Хогвартса, посвящённых в детали этого неоднозначного нововведения, ей был вручён доверительный именной медальон. Только при его наличии и правильно сотворённом особом заклинании «Воздамус» можно было оказаться в мире иллюзий, где и получить истинное воздаяние за свои результаты в учёбе.

Всю неделю девушка носила заветный медальон у себя на груди, пряча его под одеждой от посторонних глаз. Согласно полученным инструкциям, пользоваться им можно было только по субботам и исключительно в полном уединении, чтобы никто случайно или намеренно не нарушил интимности переживаемых событий.

Какими они будут, эти события, Гермиона не знала. Но, будучи натурой, склонной к экспериментам, она позаботилась о том, чтобы в течение отчётного периода в её табеле успеваемости появились отметки из всего диапазона – от «Outstanding» (Превосходно – англ.) до «Dreadful» (Отвратительно – англ.).

Ученицей она была прилежной и успевающей почти по всем дисциплинам. Так что с целью получения низшей оценки ей пришлось на уроке зельеварения нарочно перепутать ингредиенты, да так, что всё помещение тут же заволокло едким дымом и пришлось эвакуировать на улицу учащихся даже соседних классов. Но цель была достигнута.

В субботу утром с замиранием сердца мисс Грйенджер незаметно для всех юркнула в Выручай-комнату, где её никто не сможет найти и побеспокоить. Устроившись поудобнее на старомодном диване, она закрыла глаза и держала в одной руке доверительный медальон, а в другой – волшебную палочку. Прежде чем ею взмахнуть, нужно было решить, за какую именно оценку она желает прямо сейчас получить воздание.

– Эх… Будь, что будет, начну с середины! – прошептала себе под нос девушка и тут же почти выкрикнула: – Воздамус!!!

Открыв глаза, Гермиона поняла, что находится в какой-то коморке. Потолок был низким, а все окружающие предметы казались совсем маленькими, почти кукольными. Оглядевшись, она поняла, что интерьер этого тесного и довольно утлого жилища она когда-то уже видела.

– Здравствуйте, мисс Грейнджер! – спокойно прозвучал сзади знакомый голос.

– Добби!.. Ах, ну, конечно… Я что, попала к тебе домой?

– Совершенно верно. И Добби очень рад Вас здесь видеть. Как Вы поживаете? Сегодня прекрасная погода, не правда ли?

– Да-да, погода замечательная… Но я не понимаю, как… зачем я здесь?

– А чего же тут непонятного? Вы пришли сюда, чтобы получить воздаяние за удовлетворительную оценку Вашей успеваемости по астрономии. Не огорчайтесь, бывает и такое. Как бы то ни было, Добби – домашний эльф – всегда готов услужить. Раздевайтесь, пожалуйста…

– Как, вот так вот сразу?! – смутилась гостья.

– Не вижу повода для промедления. Впрочем, если Вам угодно вначале просто поговорить, Добби к Вашим услугам…

– Знаешь, не хочу злоупотреблять твоим гостеприимством, но… видишь ли, я здесь сегодня впервые, так что буду тебе признательна, если ты хоть немного посвятишь меня в детали и правила всего этого… эээ…

– Несомненно, Добби ответит на любые Ваши вопросы. Задавайте их без стеснения.

– Ну… Расскажи, к примеру, что конкретно меня сейчас ждёт? И, кстати, мне нужно полностью раздеваться?

– У Добби нет секретов! Всё ясно, как белый день. За полученную оценку «Acceptable» (Удовлетворительно – англ.) девушкам полагаются анальные ласки, проникновения и иного рода стимуляции. Не сомневайтесь, Добби это отлично умеет! – низкорослый эльф расплылся в добродушной широкой улыбке.

– Ээээ… – снова протянула озадаченная перспективой молодая волшебница.

– Что касается второго Вашего вопроса, ответ – нет, полностью можете не раздеваться, но джинсы, пожалуй, снимите обязательно. Ведь Добби понадобится Ваша попа!.. – эльф многозначительно вытянул вверх указательный палец и изобразил на лице лукавую гримасу.

Немного помедлив, обескураженная девушка нехотя расстегнула молнию на джинсах и собралась было уже их стянуть. Она замешкалась, пытаясь нащупать пальцами резинку от трусов, чтобы не сразу предстать голой перед своим давним знакомым. Однако с удивлением обнаружила, что нижнего белья на ней под джинсами нет, хотя была готова поклясться, что надевала трусики, когда сюда собиралась.

– Ну да… разумеется… всё ведь не по-настоящему!.. – успокоительно буркнула Гермиона себе под нос и решительно оголилась снизу по пояс.

Она стояла перед этим добродушным эльфом и не знала, как себя вести. Её рука то накрывала гладко выбритый лобок, то вновь отстранялась. Повисла неловкая пауза, во время которой хозяин коморки не мигая и молча пялился на обнажённые девичьи прелести.

– Ох, мисс Грпйнджер!.. Как же Вы похорошели с тех пор, как Добби видел Вас без одежды в последний раз!..

– Что значит «в последний»?!. – лицо Гермионы вытянулось от возмущения. – Хотя нет!!! Не говори мне ничего, я не хочу этого знать! – Гостья даже на всякий случай закрыла руками уши, чтобы ненароком не услышать каких-то новых откровений.

– Как пожелаете.  Но Добби говорит правду, поверьте! Ваша восхитительная щелочка всегда была очаровательна, но сейчас она просто великолепна. Очень жаль, что сегодня её ласки в наши планы не входят. Добби и в этом мастер, он будет с нетерпением ждать, когда Вы снова к нему заглянете за воздаянием с более высокой отметкой. А сейчас расположитесь, прошу Вас, на моём скромном ложе животом вниз, так Вам будет удобнее…

Эльф засуетился и принялся перетаскивать огромную по его меркам подушку от изголовья приземистой кровати к середине. Затем он подбил её несколькими энергичными пинками и услужливо похлопал ладонью по тому месту, куда гостье надлежало лечь животом.

Гермиона послушно приняла предложенную ей позицию. Лицом она уткнулась в матрас, колени немного раздвинула – только так она могла разместиться на этой крохотной кроватке. Её лобок и низ живота оказались на мягкой прохладной возвышенности. В такой позе красивая голая попка очень откровенно выпятилась вверх. Гладкие шарики её булочек расступились, обнажив в неглубокой ложбинке туго сомкнутое тёмно-розовое колечко девичьего ануса.

Добби ловко запрыгнул на кровать и приблизился вплотную к тёплому и готовому ко всепроникающим ласкам юному женскому телу. Он провёл кончиком указательного пальца вдоль изящной линии, окаймляющей низ ягодицы и плавно превращающей её контур в складку половой губки. Затем обильно наслюнявил свой тонкий узловатый перст и одним уверенным движением полностью ввёл его девушке в попку.

От неожиданности гостья приподняла голову и шумно вдохнула воздух широко раскрытым ртом. Всё её тело при этом вздрогнуло, напряглось и подалось вперёд. Эльф предвидел такую реакцию. В ответ он положил на низ поясницы девушки свободную руку и слегка надавил вниз и назад, призывая ученицу принять прежнее положение. Тем временем его палец покинул девичью попку почти полностью.

Когда Гермиона вернула свой зад на центр подушки, анальное проникновение пальцем повторилось. Но теперь она была к нему готова и не стала отстраняться. Плавные возвратно- поступательные движения стали теперь уже регулярными. Она чувствовала, как скользят внутри её нежного ануса твёрдые костяшки эльфийского указательного пальца.

Следующие пару минут Добби со знанием дела неспешно пялил девичью попочку, то покручивая внутри неё, то шевеля внутри фалангами, чтобы как можно лучше подготовить задний проход девушки к более чувственным наслаждением. Свободной рукой он поглаживал её чуть подрагивающие от принимаемых ласк нежные булочки.

– Вам нравится, мисс Грейнджер? Вы ведь не боитесь Добби и доверяете ему, верно? – сказал он, наконец, тихо и вкрадчиво.

– Нравится… Конечно, Добби, я доверяю тебе. Полностью!.. – отозвалась она через какое-то время. – Делай со мной всё, что ты задумал…

Голос Гермионы звучал как-то сдавленно и приглушённо. Сделав ещё несколько монотонных и таких томно-приятных для юной попочки фрикций, мужской палец покинул её. Через пару мгновений расслабленное всё это время колечко плавно сжалось, скрыв за собой зияющую бездну тёмно-розового тоннеля.

Спустя мгновение обе мужские пятерни легли на оголённые булочки, слегка впились в них пальцами и немного раздвинули в стороны. От этой манипуляции возбуждённое девичье очко вдруг заиграло, то сжимаясь, то расслабляясь. Выбрав момент, когда оно почти полностью разжалось, опытный ловелас тут же приник к нему ртом и направил внутрь свой проворный язык.

Молодая волшебница сначала не поняла, что происходит. А когда догадалась, не поверила, что такое возможно! Она явственно ощутила, как к ней в попку вползает что-то мягкое, тёплое и скользкое. Оно сильно отличалось от узловатого пальца, к которому она уже успела привыкнуть. Умелый язык эльфа медленно, но верно проникал всё глубже, заполняя собой задний проход бесстыжей девчонки.

– Оххх… Что же ты творишь со мной, Добби… – шептала она, закрыв глаза и млея от неожиданно нахлынувшего наслаждения.

Добби ничего не мог сейчас ответить, поскольку язык его целиком был введён в девичью попу. Продолжая раздвигать её белые булочки, он мастерски одаривал свою молодую гостью анально-оральными ласками. Его язык был достаточно длинным, упругим и сильным, чтобы проникнуть девчонке в зад на всю длину. В нужный момент он становился то невероятно мягким, голубящим её изнутри, то неожиданно проворным, бередящим и щекочущим.

Гермиона млела и сопела, уткнувшись носом в старенькую простыню. Руки её расслабленно лежали вдоль туловища, бедра были полураздвинуты. Попку она изо всех сил старалась как можно больше расслабить, чтобы сполна ощутить те необычные ласки, которыми одаривал её умелый язык Добби. Его длинный и тёплый нос постоянно тёрся где-то в области копчика, добавляя пикантности всему этому действу и какого-то особенно возбуждения.

Только сейчас девушка осознала, что кофта, которая на ней была надета, куда-то исчезла. На ней вообще не осталось никакой одежды, даже носков на ногах она не чувствовала. Юное тело было полностью обнажено, беззащитно и предоставлено для самых глубоких и бесцеремонных анальных проникновений.

Положение было весьма постыдным, но осознание того, что никто и никогда об этом не узнает, вселяло уверенность и необузданное желание ещё больше придаваться этому стыду. Она лежала очень тихо, прислушиваясь к совершенно новым для неё невероятным ощущениям. Лишь мерное девичье сопение и изредка шумные выдохи через рот раздавались в коморке.

– Добби очень нравится Ваша попка! – изрёк Эльф через некоторое время, закончив продолжительный сеанс глубокого анилингуса. – И теперь она готова к более страстным и чувственным ласкам.

– И что же это будет? – разомлевшая гостья приподняла голову и посмотрела назад. – Оггоо!!!

Ученица Хогвартса впервые сейчас увидела инструмент Добби, который тот достал из-под своего балахона. Его вид и размер ошеломили девушку, она никак не ожидала, что у такого скромного и щуплого с виду существа может между ног оказаться такое!

– Одну минутку, мисс Грейнджер. У Добби уже почти всё готово!

Он тем временем с невозмутимым видом натирал свой вставший член густым маслом из какого-то флакончика. Его ствол имел длину порядка восьми или девяти дюймов и был не менее полутора дюймов в диаметре (1 дюйм = 2,54 см, – прим.авт). Поверхность органа блестела от нанесённой на него смазки. Пунцовая головка была тоже обильно умаслена и выглядела набухшей и очень упругой.

Эльф снова приблизился к покорно подставленной для проникновений девичьей попе. Он стоял позади девушки в полный рост, и это позволяло ему сейчас поднести свою эрегированную залупу прямо к её с новой силой заигравшему очку. Тугой стояк ещё даже не коснулся женской плоти, а Гермиона уже ощутила исходивший от него жар.

– Ааааахх… – вырвалось из уст юной волшебницы.

В следующий миг обе руки эльфа снова легли на белоснежные половинки девичьей попки, сжали их и потянули немного вверх и в стороны. Его горячая и упругая елда упёрлась в створ ануса. Мужское естество с нарастающим усилием стало требовать, чтобы его впустили внутрь.

Податливое после предварительных ласк колечко тотчас расступилось, и скользкий от масла стержень стал плавно, но настойчиво овладевать похотливой бесстыдницей через её заднюю дырочку. Неискушённая в анальных утехах девчонка зажмурилась, ощущая, как дюйм за дюймом горячее и твёрдое живое тело входит в неё, распирает и заполняет попу изнутри.

Первые ощущения оказались весьма болезненными. Ноющее распирание нарастало по мере того, как шомпол Добби всё глубже вползал в тесную заднюю норку девушки. В какой-то момент ученица даже взвыла от боли, которую терпела сейчас за свой не слишком-то высокий балл, полученный по астрономии.

Приводящий в исполнение этот сценарий воздаяния домашний эльф склонился над своей жертвой. Его движения постепенно набирали скорость и амплитуду. Он упёрся обеими руками в её мягкие ягодицы и начал двигать задом, водя членом глубоко в попе у Гермионы. Вскоре её тело стало ритмично сотрясаться от ощутимых толчков.

Круглое симпатичное личико с закрытыми глазами и приоткрытым ртом елозило взад-вперёд щекой по простыне, покрытое прядями спутавшихся каштановых волос. В скором времени боль стала отступать, и сопровождающие анальную долбёжку сдавленные девичьи стоны обрели совершенно иной окрас. Каждое проникновение толстого и горячего гостя в тугие недра молоденькой попки несло с собой всё более сильную волну сладострастия.

Юная волшебница чувствовала, как эти волны отдаются приятными спазмами где-то внизу живота и разливаются по всему телу отголосками вожделения и похоти. Её безволосая, очень красивая, но лишённая всяческого внимания киска тёрлась совершенно лысым лобком о подушку и неистово текла. Но Добби был сосредоточен сегодня исключительно на попе этой незаметно повзрослевшей нимфетки.

Отливающий глянцем от нанесённого масла внушительный мужской орган подобно челноку швейной машины нещадно штопал девчонку в задницу, входя в неё почти вертикально. Под таким углом проникновения получались максимально глубокими и несли начинающей колдунье максимум воздаяния за её успехи в учёбе.

Так продолжалось ещё несколько минут. Монотонные и приглушённые поначалу стоны Гермионы постепенно становились всё более громкими и страстными. Девушка стала приподнимать ноги, сгибая их в коленях. Её руки тоже пришли в движение. Она судорожно хватала пальцами, сжимала и теребила край потрёпанной простыни.

– Ауу… Ммм… Ммм… Ммм… Да-а-ах… – раздавалось приглушённо в стенах тесной коморки.

В порыве страсти девичье тело выгнулось дугой. Девушка выпячивала попу всё выше навстречу немилосердно пялящему её агрессору. Эльф заметил это, он напрягся ещё больше и увеличил скорость и глубину своих толчков. Следующие несколько вторжений сопровождались особенно громкими вскриками лежащей под ним голой девчонки и звонкими шлепками твёрдого мужского живота по мягким девичьим ягодицам.

Введённый в попу по самые яйца упругий поршень, наконец, замер и стал обильно извергаться горячими струями спермы. Ещё никто и никогда не кончал Гермионе прямо в попочку, и эти ощущения очень впечатлили её. От бьющего внутри неё фонтана липкого и густого семени эмоции просто зашкалили, и она тоже затряслась в оргазменных судорогах, продолжая стонать и выкрикивать имя Добби…

Открыв глаза, юная волшебница обнаружила себя сидящей всё на том же старомодном диване в Выручай-комнате. Она испуганно осмотрелась по сторонам. Убедившись, что никого рядом не было и нет, немного успокоилась. Затем проверила, на месте ли доверительный медальон и волшебная палочка. Оба магических артефакта лежали рядом с ней на сидении дивана.

Повода для беспокойства не было, но потребовалось некоторое время, чтобы осмыслить это только что пережитое воздаяние. Посидев в раздумье ещё некоторое время, девушка попыталась встать, но тут же снова плюхнулась попой на мягкий диван – голова кружилась сильнее, чем казалось сначала. Кроме того, начав двигаться, она поняла, что трусики у неё под джинсами на месте, вот только промокли они основательно.

Со второй попытки ей с трудом удалось встать на ноги. Заплетающейся походкой она направилась в свою комнату, чтобы принять душ и сменить нижнее бельё. После этого она ляпнулась спиной на кровать. Прокручивая в памяти пережитые события, ученица Хогвартса уже с нетерпением ждала следующей субботы. Она непременно решила в следующий раз монетизировать свою самую высокую оценку. От этих мыслей и предвкушений её свежие трусики снова намокли…

(Всего 171 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

5 комментария к “Воздаяние. Часть 1: «Acceptable»”

Добавить комментарий