Встреча первая, в общаге. Часть первая.

Ограничение ответственности…
Представленные Вашему вниманию сочетания букв не имеют ярко выраженного эротического или порнографического характера. Однако, они не рекомендуются людям не достигшим совершеннолетия, равно как и полноценной половой зрелости, а также имеющим психологические или сексуальные проблемы.

Если в процессе чтения Вам показалось, что Вы узнаете места действия, персонажей или события… Перекреститесь, и пусть это останется Вашей тайной, дабы не смущать действующих лиц и автора.
Приятного, Вам, чтения...

Шнурки на кроссовках я ни когда не завязываю, такая вот привычка… Опять же портвейн, слегка нарушил координацию движений… Еще может быть шутник, привязавший шнурок к гвоздику в пороге… В общем, цепь случайностей или как вариант, тренировочные стрельбы Амура.

 

В результате, оченно аккуратно вылетев, из привязанного кроссовка, не оченно аккуратно «приложившись» головой к косяку, я аккуратно приземлился в общем коридоре, так сказать, по ходу движения. До начала событий, во рту у меня была сигарета. Поэтому в последней точке, я представлял фигуру истинно верующего с воздетыми руками, до уровня плеч, вытянутыми губами не то для даров, не то для поцелуя и естественно на коленях. Логика подсказывала, что закончится все, должно было лбом об пол, но… Амур оказался парнем тренированным и скорострельным…

 

Остановился я, уткнувшись лбом, во что-то мягко – податливое, а губами поцеловав нечто тряпичное. В себя же пришел скорее от радостного, чем возмущенного восклицания:
– Везет же мне! Замри!– гарантированно, произнесенного не мной.

 

Инстинктивно посмотрев себе «под ноги», вплотную к своим коленям я увидел маленькие босые ступни в сланцах с тщательно ухоженными пальчиками и наманикюренными ноготками. Без сомнения ноги были женские. Этот утешительный, для меня вывод, подтверждался крепкими икрами, ямочками над коленками и чуть полноватыми, явно женскими бедрами. Согласитесь, имея хорошо выраженные, и глубоко сформировавшиеся гетеросексуальные наклонности, оказаться в такой позе, да еще с вытянутыми для поцелуя губами, перед «лицом» одного с тобой пола… Не то чтобы неприятно, но, скажем, не характерно и смутительно.

 

Двигаясь по инерции, я не только «коротко» поцеловал девушку в интимную часть тела, но и, стараясь удержаться, обхватил руками бедра. Так что мои ладони уютно и «по хозяйски» проскользив по теплой, чуть влажной коже очутились прямо под попкой. Наверное, со стороны казалось, что сейчас я притяну незнакомку к себе для более продолжительных и качественных ласк.

 

Беспокойство вызывали всего несколько обстоятельств. Слегка шумело в ушах и уже не от портвейна. Ноги насколько мне было видно женские, стройные и… голые, а видно мне было почти от того места, откуда ноги и растут. К тому же под мигом взмокшими пальцами, я чувствовал бархатистую, теплую кожу. И совсем было не понятна реплика про везение. Опять же около трех часов ночи, на мужской стороне общежития встретить девушку, да еще, судя по всему «легко» одетую. Будучи всего лишь первокурсником, в середине октября, я свято верил в правила о том, что после одиннадцати особей противоположного пола с «чужой» половины выгоняют с сообщением об «инциденте» в деканат. И уже пару раз наблюдал, как зверствует студком над нарушителями.

 

На все, про все ушло пару секунд, а мы пока не двигались и молчали. Я слегка ошарашенный, а девушка, по какой то своей причине. И явно не из-за испуга, свое первое слово она сказала, да так что я боялся поднять глаза. А деваться было не куда. Судя по длине ног, я был сантиметров на пять выше. Значит, вставая, все равно встречусь с ней глаза в глаза. Пользуясь затягивающейся паузой, я стал медленно поднимать голову.

 

Еще раз, осмотрев стройные, точеные ножки мне пришлось признать, что бедра не полноваты, а просто широки от природы и их хозяйка занимается каким то спортом. Под чуть порозовевшей кожей (с чего бы) угадывались в меру крепкие мышцы. Краем глаза отметил полы распахнувшегося халатика, который до этого просто запахивался и придерживался хозяйкой. Хотя, судя по длине на пару миллиметров ниже полоски трусиков между ног, он предназначался не для сокрытия прелестей хозяйки от чужих глаз, а совсем даже наоборот, для того что бы на них обязательно обратили внимание. Тряпочка, в которую пришелся мой «поцелуй», была узенькими белыми трусиками, прикрывавшими лобок девушки. Губами я ткнулся в верхнюю часть, аккуратно подровненного треугольника волос, прикрытого тонкой тканью. Резинка трусиков проходила по бедрам на чуть выступающих косточках, и между ними и плоским животиком виднелись две небольшие ложбинки уходящие вниз, за ткань. Выше резинки притягивал взгляд ровными линиями плоский животик, по-спортивному подтянутый и притягивающий не только взгляд, но и руки. Почти идеально круглая и не очень глубокая впадина пупка только усиливала желание прикоснуться. Повитуха, завязавшая такой «узелок» отлично знала, как лет через пятнадцать-двадцать будет действовать на мужиков ее мастерство. Посмотрев выше, надеясь увидеть продолжение, наткнулся взглядом на руки девушки, обнявшие небольшие грудки ладошками, сложенными «лодочками». Жест этот больше походил на ласку, чем на желание прикрыться. Над ладонями виднелись соски, прижатые большими пальцами к внутреннему ребру ладоней. Груди чуть поднимались над ладошками и плавно закруглялись… (с моей, без сомнения, отличной наблюдательной позиции…) за «горизонт». Из-за «горизонта» были видны чуть вьющиеся локоны. Правильный овал лица и небольшой наклон головы, ко мне, подчеркивал линию шеи и красиво очерченный подбородок. Не много пухлые губки, чуть более широкие, что бы быть просто «бантиком», вздернутый носик и глаза полуприкрытые длинными ресницами.

 

Все говорило о том, что девушка скорее получает удовольствие от ситуации, чем негодует на «выпавшего» на нее не очень трезвого и слегка помятого придурка. Пока я приходил в себя, незнакомка открыла глаза, и пристально глядя на меня сверху вниз, произнесла:

– И это все?! – такой полувопрос, полуутверждение…

 

Все еще плохо соображая, я отпустил руки и уставился прямо перед собой. Как раз в тот момент, что бы увидеть как девушка поддев трусики сзади двумя пальчиками с каждой стороны, потянула их вниз. Проведя пальчиками до места где ножки сходятся, образуя восхитительную складку, пальчики чуть натянули материал и двинулись вверх, на обратном пути подтягивая трусики, давая мне возможность увидеть половые губки обтянутые полупрозрачным материалом, натянувшемся впереди от такого движения. На материи появилась тонкая влажная полоска, по всей длине ложбинки между губками. Похоже, красавица потекла (с чего бы). Глянув вверх я, увидел груди не много провисшие под своей тяжестью, без складок под ними. Снизу груди смотрелись двумя идеальными полушариями. На вершинах небольшие темно красные ореолы и почти плоские, чуть темнее маленькие соски.

– Ладно вставай, потом рассмотришь…– и девушка сделала шаг назад.

 

В этот момент до меня до КОНЦА дошло, что я стою на коленях перед почти голой женщиной. Именно женщиной, потому что после подтягивания трусиков стал явственно чувствоваться терпкий аромат возбужденной женщины. Почувствовав смущение и от своей позы, и от неуклюжести, а главное от внезапной эрекции, которую скрыть в обтягивающих джинсах не было ни какой возможности, я начал вставать с колен, бормоча какие то извинения. Девушка окинула меня взглядом, от которого не укрылись ни покрасневшие уши, ни бугор на джинсах.

– Впечатление я произвела! Пять секунд и так встал! Да и ты тоже… – незнакомка весело, прервала мое бормотание, – Нетушуйся! Пойдем, покурим. Ты ведь курить шел? – и пошла вперед по коридору, где метров через пять была дверь в общую довольно большую душевую, и по совместительству курилку.

 

Подобрав кроссовок, я поплелся следом, не отрывая глаз от края халатика из-под которого при каждом шаге показывалась упругая попка, уже побывавшая у меня в руках. Жаль не долго. Это зрелище вызывало всякие фантазии, от которых член напрягался все больше, что не давало отвести глаз от края халатика. Представив себя с сильнейшей эрекцией входящим в душевую под взглядом незнакомки, я начал судорожно поправлять член, что бы он был более-менее скрыт молнией джинсов.

– Правильно, правильно! Хуй должен стоять, значит надо направить его вверх. Даже шикарная эрекция в другую сторону и смотрится плохо и неудобства доставляет,– девушка обернулась, подмигнула мне и скрылась в курилке. И уже оттуда добавила: – Только не переусердствуй, а то кончишь…, раньше времени.

 

Действительно член, упираясь в джинсы, причинял неприятные ощущения, правда, почти не заметные на фоне других переживаний. Справившись, наконец, и устроив его в вертикальное положение, где каждый новый прилив фантазий к голове, и крови к паху вызывал только легкое движение ширинки, я вошел в курилку.

 

Справа и слева вдоль стен, друг напротив друга стояли кушетки. На одной из них, заложив ногу на ногу (видимо девушка поняла, что я видел, как намокли ее трусики), вполоборота ко мне, сидела эта красавица. Шатенка года на три старше меня, отличная фигура, правильные черты лица, вьющиеся волосы, спадающие с одной стороны почти до груди. По-прежнему распахнутый халат, позволял видеть всю ножку, вплоть до резинки трусиков обхватывающих бедра. Сложенные на колене руки, и немного сведенные плечи, чуть прикрывали халатиком внешние части грудей, закрывая соски, и оставляя открытыми часть ореолов вокруг сосков, внутреннею округлость грудей, и ложбинку между ними. Положение рук и предплечий приподнимало груди, от чего они казались больше чем при «виде снизу» Вся поза демонстрировала ожидание с ноткой превосходства, вроде: «Ну, и что дальше?» Сама же девушка внимательными карими глазами разглядывала меня, еще более откровенно, чем полминуты назад я её. Хотя она была практически обнаженной, а я в джинсах, рубашке с завернутыми рукавами и… в одной кроссовке, было полное ощущение, что меня уже раздели и по частям сравнивают с неким эталоном. И сравнение сильно не в мою пользу. Я потоптался в дверях, и смутно чего-то опасаясь присел напротив незнакомки.

– Да уж, экземпляр… Хотя появление было очень эффектным, – результат осмотра девушку похоже, разочаровал, – Будем надеяться, дальше будет лучше…

 

Что будет дальше, я представлял плохо. Не смотря на то, что у меня уже были женщины и я, как мне казалось, кое-что понимал и умел, мне все никак не удавалось справиться со смущением. Что бы как-то протянуть время, я достал пачку сигарет и протянул красавице сидевшей напротив.

– Не курю, и тебе не советую.

Глубоко вздохнув, зацепившись за первое связное предложение, я решился на продолжение разговора:

– Минздрав?

– Нет, просто Марина. А тебя я знаю, на вашем зачислении протокол вела. Дима, абитура.

– Почему абитуриент? Зачислили значит студент, – мне, почему-то стало обидно.

– Просто пока не сдашь первую сессию – абитура, а дальше как себя покажешь. У нас и на четвертом курсе абитура есть.

– Не понял, это как? Четвертый курс, а еще вроде и не поступил… Ни одной сессии, так быть такого не может, за четыре то года.

 

Обстановка разрядилась, завязался хоть и слегка глуповатый, но разговор. Эрекция, не смотря на то, что я во все глаза пялился на Марину, поутихла. Чему способствовали наши позы, нога на ногу. Боялся я одного, если Марина изменит позу… Халатик распахнется больше, откроет грудь, сосочки, которые, кажется, еще больше потемнели. Ножки снимет одну с другой… Так стоп. Обратно в реальность.

 

– … просто в нашем институте, из-за профессии, эти слова используются по прямому назначению.

– Какие слова?

– Дима вернись, – Марина не меняя позы, щелкнула пальцами, – потом рассмотришь, я же обещала, – и красавица слегка повела плечами, на момент приоткрыв соски.

– Какие слова? – пришлось мне повторить, что бы «вернуться»

– Ну лох, в натуре, тот же прикол. Ну а сами лохи встречаются и здесь, надо же их как-то звать, вот и зовем абитурой. Бесправный, часто глупый человек, которого все могут, а многие и хотят обмануть. Понял?

– Ну вроде как, Вы вежливо указали на мои ошибки… Абитура, лох…

 

Возникла пауза, во время которой мы внимательно разглядывали друг друга. Я прикидывал свои шансы трахнуть эту красавицу, прямо здесь и сейчас, как говорится по обоюдному согласию, что бы не было лишнего шума. Будучи «честным мальчиком» я понимал: шансов маловато… Мысли девушки были похоже близки, судя по тому что она чуть не облизывалась задерживая взгляд ниже пояса джинсов, но просто отдаться явно не собиралась. Ей было и так не плохо, один на один с какой то своей фантазией, а я был удачным, но совсем не обязательным приложением.

 

И тут мне в голову пришла мысль, махом перекрывшая и эрекцию, и зарождающуюся обиду: Марина то возбуждена не на шутку, и аромат, и порозовевшая кожа, мокрые трусики… А я лох, как есть лох. Ведь кто-то ее довел до такого состояния. И мне совсем не хочется на второй месяц учебы получить конфликты со старшекурсниками, к тому же из-за их баб с которыми мне при любом раскладе ничего не светит.

 

Лихорадочно прикуривая совсем забыв, что мне этого делать не советовали, я быстро соображал: Что у этой красули, есть или муж или друг, к бабке не ходи… Встречаться мне с ним совсем резона нет, тем более здесь и сейчас… Надо вежливо и пошустрому ретироваться… Извинившись перед девушкой, хоть я вроде и не виноват, ну просто «для протокола» и в дальнейшем даже не смотреть в ее сторону.

 

Марина продолжала меня разглядывать все так же, что-то для себя обдумывая.

– Ты кажется, занервничал, с чего бы?

– Вот думаю, – я решил признаться в своих сомнениях, – куда бы мне провалиться если появится Ваш муж?

– Боишься?

– Не боюсь, но лишних приключений не хочется. К тому же абитура, бесправный нечеловек.
– То что не боишься – это хорошо. А встреча с моим мужем если и состоится то года через три, сидеть на этой лавочке слишком долго придется.

– Не муж, так друг…

– Любовник, хочешь сказать. То же не попал. А что это у тебя ход мыслей так круто поменялся? Сначала место выбрал откуда лучше смотреть будет, как я ножки раздвигаю, халатик распахиваю. Потом резко муж, любовник…

– Вы ведь в таком виде и состоянии откуда-то или куда-то шли…

 

Марина подалась вперед, отчего груди показались из халатика, провиснув двумя полусферами увенчанными ореолами сосков всего сантиметра три в диаметре. Сами соски скорее просто угадывались по более темному участку кожи, а не выделялись конусом венчающем грудь. Ноги девушка по-прежнему держала закинутыми друг на друга. Сосок левой груди скользнул по колену, Марина вздрогнула и откинулась назад, запахивая халатик.

 

Мне хотелось сидеть и дальше смотреть на эту девушку, как говорится без комплексов. Просто смотреть на её движения, иногда приоткрывающие картинки к моим эротическим фантазиям. Но что-то изменилось. Вроде бы ничего не оставалось, как попрощаться и уйти.

 

– Извините, Марина, я пожалуй пойду.

– Сбегаешь? Струсил или просто обиделся? Ну счастливо, иди дрочи абитура…

Поколебавшись и прислушавшись, нет ли кого в коридоре, я решил объяснить свое поведение:

– Знаете, Марина, еще в коридоре я заметил, что Вы возбуждены, а раз я к этому не имею отношения, то пожалуй Вам лучше вернуться к тому кто Вас так «завел».

– Самоуверенный, внимательный, брезгливый, как-то уж больно хитро заботливый и к тому же глуп – интересное сочетание.

Комментарий сказанный мне уже в спину, заставил вернуться на место напротив девушки.

– Вроде я ни чего, Вам не сделал, а Вы говорите со мной будто я враг всего человечества и Ваш персонально. А пару минут назад, могу спорить, Вы готовы были мне отдаться, даже без формального знакомства.

 

Такое положение меня стало напрягать. Когда Марина открыла рот, что бы мне ответить, я с какой то злостью добавил:

– Сучка, ты.

– Вот это уже другое дело, – Марина рассмеялась, – раз уж ты передумал уходить давай сыграем?

– Во что?

– Вариант стрип-покера, вопрос-ответ.

– У меня преимущество, больше одежды…

– А я и не собираюсь раздеваться и тебя не прошу.

– А в чем смысл игры?

– Процесс, Дима, процесс… Ну может после особенно удачного вопроса или ответа я изменю позу.

(продолжение будет. Дней через несколько…)

(Всего 88 просмотров, 1 сегодня просмотров)
9

6 комментария к “Встреча первая, в общаге. Часть первая.”

  1. Однако я чувствовал, что под личиной лешего скрывается философ с романтическим уклоном. Вижу, что не ошибся.
    Хоть и не совсем понятно, в какой исторический отрезок проходила юность героя, сюжетная задумка мне кажется очень увлекательной. Состязание двух неординарных личностей это всегда интересно, особенно когда подаётся со знанием дела. Завязка получилась неплохо. Посмотрим, как всё будет развиваться.
    Ну а сейчас- на грешную землю, немного холодного душа.
    Я хоть и сам лентяй, но такого как вы ещё поискать нужно. Вложить уйму труда и души в рассказ, чтобы потом выдать его нам с такой кучей ошибок- это суметь нужно.
    Валенок, здесь что, литературное произведение или заготовка дров на зиму? А кто всё это редактировать и исправлять будет, Пушкин? Только не рассказывайте нам про тяжёлое детство и деревянные игрушки. Уж в Советской школе нормально учили русскому языку. Прямо вижу, как по вам скучает грозная училка с плёткой в руке. Ну а если училка в далёком прошлом, то ГУГЛ вам в помощь, вкупе со словарями. Особенно по части знаков препинания.

    1
    1. Про ошибки и особенно знаки препинания, нет мне никакого оправдания. Правда Ваша.
      Стараюсь уделять больше внимания “сюжетной” части. Тем более, что все мои текстики так или иначе основаны на реальных событиях. Даже в конкурсной зубодробительной фантастике есть определенная связь с реальностью.
      С этой историей другая проблема есть. В былые времена показывал ее и целиком, и частями как здесь. Читатели делились пополам. Одним было “много букв” сразу. Другим было неинтересно из-за прерывания. Как то тут получится?

      в какой исторический отрезок проходила юность героя,

      В тексте есть довольно четкое указание на “исторический отрезок”: студком, разделение “мужской” и “женской” частей общаги, но уже на фоне достаточно свободных нравов… 😉 Такой “винегрет”, на моей памяти, был всего пару лет. Раньше или позже какого то индигриента не было.
      Да и моя более-менее подробная биография (с датами и локациями) тоже уже не секрет… 😉

      1
  2. Такой “винегрет”, на моей памяти, был всего пару лет.

    Да было у меня предположение о весёлых горбачёвских временах, но уверенности не было.
    А студком- выборный общественный орган из числа жильцов общежития, который занимался вопросами обустройства и соблюдения порядка в общежитии. Однако такой орган существует с конца шестидесятых годов по настоящее время. Как он может указывать на временной отрезок?
    И поэтажное распределение женского и мужского контингента- обычная практика многих вузов и предприятий что в старые, что в новые времена.

    Теперь по поводу того, как выглядит кусок текста такого размера? По-моему, приемлемо. Однако не делайте паузу между частями больше двух дней, чтобы интерес не остыл.
    Насчёт затянутости сюжета скажу так: меня напрягла очень долгая сцена коленостояния с обнимашками. Уж вы девицу и так, и эдак описывали, как будто только что привезли Венеру Милосскую, и экскурсовод взахлёб её описывает. Всё хорошо в меру.
    И ещё. Не применяйте при описании человека миллиметры да сантиметры- здесь арифметика неуместна. Применяйте литературные приёмы. Они общеизвестны: гипербола, метафора, аллегория и прочие писательские штучки, без которых не обойтись.

    В заключение немного хохмы.
    Раскинулись ляжки у Машки
    И клитор торчит словно риф.
    Товарищ, кончай обнимашки,
    А то от восторга сгоришь.

    1
    1. Товарищ, кончай обнимашки,
      А то от восторга сгоришь.

      Вот можно сказать я и «сгорел».
      Замечания постараюсь учесть. Однако, если меня «понесло» байки травить, то как говорится не в коня корм.
      Про исторический отрезок получается так. За пару лет до событий представить девушку на мужской стороне общаги, в неположенное время, было просто скандалом. На следующий год студкомы уже занимались только «парко-хозяйственной» деятельностью. Морально-нравственные заботы их заботить резко перестали.
      Вторую часть выставил. Ошибки и недочеты те же. Ругайте… 😉

      1

Добавить комментарий