Высокоморальная семейка

Моя старшая сестра Даша пришла сегодня из книжного клуба чуть позже обычного и сразу же стартовала с места в карьер – из школы прислали результаты единого тестирования. Я отчетливо слышала, как она процокала своими каблучками и железным тоном позвала меня сначала у дверей в нашу с Кристиной комнату, а потом проследовала прямо на кухню, видимо, уловив оттуда какие-то звуки.

Даша была старше нас с Ником почти на десять лет и выполняла в нашей семье функции мамы, которая сбежала сразу после рождения младшей дочери – Кристинки. В силу папиного мягкого характера именно Даша воспитывала нас с Кристей, ругала за плохие отметки и всячески стыдила, если мы не слушались.

— Алиса! – громко воскликнула она, появившись в дверях. Папа сидел за столом, читал газету и пил холодную газировку. Я тоже собиралась глотнуть прозрачный освежающий напиток, но сначала мне хотелось глотнуть кое-что другое. Папочка был абсолютно обнажен, а вот я была в чулочках, трусиках и футболке. По сути, надела я их для того, чтобы потом эротично снять, когда отец кончит мне в ротик и я, задрав футболку, размажу его сперму по своим сисечкам. Ему больше нравилось так. Впрочем сейчас, из-за июньской жары, папа, возможно, согласится, если я предложу делать ему хорошо ротиком полностью голенькая. Надо в следующий раз спросить, а то у меня уже рефлекс – если папа на кухне с эрекцией, то я, не задумываясь, беру с вешалки специальный комплект белья и ныряю под стол.

И так уже месяц, с тех самых пор, как моя младшая сестренка Кристинка справила свой восемнадцатый день рождения. Я и Никита, мой брат-близнец, родились на десять месяцев раньше и, соответственно, получили доступ к нашему семейному секрету еще в прошлом году, когда стали совершеннолетними, а Даша и вовсе занималась этим с отцом уже больше девяти лет. А вот Кристина оставалась в неведении дольше всех. Надо сказать, что это были одновременно восхитительно приятные и мучительные десять месяцев – с одной стороны, я получала уйму удовольствия от минетов и куни, да и было прикольно обманывать ничего не подозревающую маленькую сестренку, с другой – заниматься этим исключительно по ночам, или когда Кристинка уходила на учебу было весьма напряжно.

Папа с Дашей сразу же объяснили нам с Никитосом, что инцест отвратителен в основном из-за повышенного шанса рождения детей с мутациями, а так в нем ничего ужасного нет, если заниматься исключительно оральным сексом. В первую же ночь я получила свой первый оргазм, при чем не во время куни, а когда я сама делала фелляцию родному отцу. Было нестерпимо приятно чувствовать, как папин член как будто горячее нежное животное ластится к моему язычку, так и норовя проникнуть глубже, как он дрожит и пульсирует в момент извержения и как его сперма потом течет в горлышко… Он накончал мне полный ротик, я несколько секунд сидела, надув щечки, не зная что делать. Потом Даша просто сказала “Глотай” и погладила меня по головке. Про свой первый опыт я, возможно, расскажу подробнее в другой раз.

И с этого момента мой мир наполнился новыми яркими красками, которые периодически взрывались фейерверками, когда папа или Никита извергались мне за щечку, на язычок или в горлышко. Больше всего я полюбила глубокий минет – нет ничего приятнее, чем трепыхаться на члене, чувствуя, как он сдавливает горло и нет возможности даже вдохнуть. Но ни папа, ни Никита не считали такой способ основным, хотя и знали что он мне нравится. “Хорошего понемножку”, говорил папа с лукавой улыбкой, в очередной раз растягивая мою щечку своим дрожащим пенисом. А я только мычала и кивала, благодарно сглатывая его липкую ароматную сперму.

Месяц назад, после посвящения Кристинки, стало еще интереснее. Во-первых, мы перестали скрываться, а во-вторых, у Крис оказались очень нежные губки, проворный язычок и симпатичная пися. Я вдруг открыла, что лесбийские ласки могут приносить почти такое же удовольствие, как и минет, нет, с Дашей тоже было хорошо, но она была весьма искушенной в этом деле и предпочитала давать, а не получать. С Крис было совсем иначе – она воспринимала все виды оральной любви так остро и свежо, что мы с ней могли кончить, даже не коснувшись друг друга в сокровенных местах, хватало поцелуев и лапанья за сисечки, если момент был подходящий.

И наконец в третьих, и это было самое замечательное, то, чего я не видела ни в одном порно-ролике, ни в одном хентае – папа решил провести голосование за установку камер по всей квартире. Он планировал поставить их три десятка и запустить целый сайт, который будет все это транслировать в прямом эфире и более того, уже связался с японским бизнесменом Моцумото, который собирался все это оплатить в случае успешного голосования.

Я и Кристина с Дашей не задумываясь проголосовали за, а вот Никита неожиданно засомневался, ради него папа поставил блок по стране, то есть из ближайших знакомых на сайт с трансляцией наших утех никто зайти не мог, по крайней мере, без использования сторонних программ. Только тогда Никита согласился, правда, настоял, чтобы в квартире осталось несколько мертвых зон, которые не фиксировала ни одна камера. Впрочем, самые минетные местечки все равно простреливались насквозь – столы, кровати, кресла, ковры и даже балкон.

Японский бизнесмен, по сути, был нашим главным меценатом в начале, он неплохо знал английский, и проблем с коммуникацией почти не возникало, так как Даша училась на преподавателя английской литературы. Но уже через пару недель зрителей были десятки, если не сотни. В основном они писали в чат иероглифами, и, чтобы зрители могли контактировать с нами и выдавать задания, господин Моцумото решил прислать нам переводчика. Переводчик оказался совсем молодым японцем по имени (или фамилии, мы так и не поняли) Касивадзаки, который едва закончил университет. Дело свое он знал неплохо, мог переводить буквально на ходу, но гораздо более важным фактором была его готовность участвовать в, так сказать, нашей семейной жизни. Поняли мы это не сразу, и на “совращение” переводчика ушла где-то неделя. Возможно, как-нибудь в другой раз я расскажу и это в подробностях.

Переводчик приходил каждый день, обычно вечером, но иногда он был у нас с самого утра и даже оставался ночевать, если его дополнительные трудовые часы оплачивали японские зрители. Касивадзаки, или Кася, как мы его иногда ласково называли, вносил равновесие в нашу семью, если без него у нас было три девочки и два мальчика, то с ним – ровно три разнополых парочки, которые все время менялись партнерами.

Но уже четыре дня Кася был в отпуске. Оказалось, что молодой человек не был у себя дома в Японии уже больше пяти лет, и после первой же зарплаты он выпросил у папы недельный отдых. Надо сказать, что без переводчика мы не могли понять, что пишет в чате большая часть зрителей, машинный транслейтор даже близко не понимал японскую сексуальную терминологию и жаргонные словечки, так что без Каси нам стало трудновато. Впрочем, мы уже знали, что в целом нужно японцам и старательно стеснялись на камеру, высовывали язычки и с кавайной улыбкой демонстрировали два пальца – знак победы – в камеру, после того, как папа или Ник покрывали наши лица своей густой спермой.

Вот и сейчас меня в процессе занятия оральным сексом снимали как минимум три камеры. Я старательно насаживалась ротиком, мыча и булькая, понимая по пульсации члена и поднятию папиных яиц, что финиш уже близок. Но Даша очень уж была настроена на серьезный разговор.

— Алиса! – снова грозно сказала она.

— Умммфмгх! – ответила я, доводя папочку до исступления. Он приподнялся на стуле, схватил меня за волосы и принялся размашисто трахать, да так, что его морщинистая мошонка шлепалась о мой подбородок каждый раз, когда член полностью исчезал в ротике. Я ощущала, как и всегда в таких случаях, как напрягаются все мои мышцы и где-то в глубине души рождаются те самые “бабочки в животе” – неясное острое волнение, от которого во всем теле сладкая истома и нежность. Единственное, о чем я жалела – так это о том, что папа не стал в этот раз сразу брать меня за волосы и сношать в ротик, а сначала несколько минут уделил традиционному минету, в котором он был пассивной стороной.

— Алиса, нам нужно серьезно поговорить! – мне послышалось, или Даша прицокнула каблучком? В этот момент папа кончил. Я судорожно втягивала папин сок, стараясь не выпустить ни капли. Потом вспомнила, что глотать пока не нужно – ведь мне еще надо размазать вязкое горячее молочко по сисечкам. Да и Даша вряд ли откажется от поцелуйчиков со спермой. Спохватившись, я с чвякающим звуком снялась с члена и вылезла из-под стола, вызвав волну донатных бибиканий из ноутбука, который стоял на полочке рядом.

Раздосадованная гневная мордашка Даши заставила меня хихикнуть, в результате чего я едва не расплескала сперму. Но от поцелуя она, как я и рассчитывала, не отказалась. Мой язык проник в ротик старшей сестренки, а ладошки оказались на Дашиных сисечках, едва скрытых коротким обтягивающим топиком. Папина сперма сгустком перекочевала в Дашины уста, откуда она выпустила ее на мои заранее оголенные сисечки. А затем я указательными пальчиками растерла ее по соскам и животику, попутно сняв чулки и фуболку. Аккуратно сложив одежду стопочкой, я приготовилась к неприятному разговору, попутно слушая мелодичный перезвон донатов из ноута.

Папин член все еще стоял. Он с улыбкой смотрел, как я обнажаюсь и, когда я осталась в одних трусиках, восхищенно покачал головой. Я покрутилась на месте, давая папочке насладиться и своей попой, и сисями, которые еще блестели от отцовской спермы, и длинными стройными ножками. Но отец перевел свой взгляд на Дашу, приглашающе указав на член и минетный коврик у стола, на котором еще виднелись вмятинки от моих коленок. Дашуля, как это часто у нас бывает, решила поиграть в недотрогу – и на камеру для японцев, и для собственного удовольствия.

— Вот еще! Пап, оденься, тут же Алиса! – Даша картинно сложила руки на груди и, поджав губки, взглянула на папу.

— Но ведь она только что… – папа прекрасно знал правила игры, и вел себя так, словно понятия не имел, что происходит. Я подошла к столу и отпила папиной газировки.

— Ты воспользовался ее наивностью! Бедный ребенок стал жертвой твоей извращенной фантазии! – я, в подтверждение Дашиных слов, съежилась и прикрыла груди ладошками, будто только что осознав, что произошло.

— Но ведь… Я же просто кончил ей в ротик!

— И ты так спокойно об этом говоришь?! Это же твоя родная дочь! Маньяк! – воскрикнула Даша, беря меня за руку и выводя из кухни.

— Так вот, – ее голос снова стал ледяным, когда мы оказались в гостиной и сели на диван. – Пришли результаты тестирования. Ты не добрала один балл до проходного балла на факультет социологии. Придется идти на журналистику.

Я разочарованно вздохнула. Впрочем, возможно, журналистика – это не так уж страшно?

— Ну, значит стану репортером. Буду брать у папы и Никитки… – я сделала многозначительную паузу… – интервью.

— Да уж… Ты должна была понимать, что от этого экзамена зависело твое будущее!

— Ну… А с чего вдруг вообще ты принимаешь решения за нас, Даш?

— Потому что кто-то должен быть старшим! Папа не может на вас, шалопаев, повлиять, к тому же он сейчас занят нашим предприятием – работа сайта, настройка камер, реклама, все это требует времени и сил.

— Вот, кстати, про предприятие! Зачем вообще нам с Ником куда-то поступать, если мы в будущем будем работать дома? Разве существует более приятная работа, чем эта – ты получаешь удовольствие, а люди готовы платить за наблюдение за тобой в этот момент!?

— Нууу… Едва ли это долго продлится… Мне вот уже почти тридцать…

— Ну и что? Перейдешь в категорию милфочек! – хихикнула я, тут же получив от сестры чувствительный удар в плечо.

— Эй, ты думай, что говоришь. Дело не только в возрасте. Ты думаешь японцы постоянно будут донаты слать? Вот им надоест, что у нас контент однотипный и все, финита ля комедия!

— Ничего себе однотипный! Мы и задания их выполняем, и голенькими готовим, и танцуем, да и вообще…

— Это все может быстро наскучить… – Даша махнула рукой. – Нельзя складывать все яйца в одну штанину. Надо обеспечить запасной аэродром. Я в крайнем случае пойду преподавать английскую литературу. Папа вернется в офис. А вы с Кристей и Ником что будете делать?

Я снова вздохнула.

— Кстати, как сдал Ник?

— А он тебя на два балла опередил – точно проходной барьер плюс один. Так что будете с ним на разных факультетах. Придется тебе без члена обходится по полдня, не то, что в школе.

— Вообще-то в школе мы с Ником сексом не занимались. Как-то обходилась, – я пожала плечами, умолчав о том, что для оральных целей я еще в начале выпускного класса совратила отличника из параллели. Геша давал мне в ротик по первому требованию почти на каждом уроке, благо, учились мы в разных классах, поэтому выходили не вместе и никто ничего не мог заподозрить. Плюс выгода была двойная, так как Геша с удовольствием делился со мной не только спермой, но и домашним заданием.

Геша был крайне удобен – во-первых, влюблен в меня до беспамятства, во-вторых, его полностью устраивали такие минетные отношения. Подержаться за руки в подсобке, поцеловаться, кончить в ротик – он был просто без ума от счастья, даже несмотря на четко поставленное мной условие, что об этом никто не должен знать. В последние дни Геша ходил как в воду опущенный, так как я четко дала ему понять, что на каникулах не смогу незаметно выскользнуть из дома для встречи. Мы с самого начала наших отношений, если их можно так назвать, ни разу не ходили на свидания, все встречи ограничивались школьной подсобкой, где хранились веники и швабры. Заполучить ключ от подсобки было нелегкой задачей, но об этом как-нибудь в другой раз.

— Ну вот и отлично, – улыбнулась Даша. Но тут же поспешно стерла улыбку, вспомнив о своей роли. – Ты ведь понимаешь, что просто так это оставить нельзя. Ты несерьезно отнеслась к учебе, и это повлияло на твою судьбу. Я не хочу, чтобы в дальнейшем при обучении в ВУЗе ты совершила эту ошибку еще раз. Поэтому… последует наказание.

— Что?? – я не поверила свои ушам. Интересно, как они с папой меня накажут? Выпорют? На секунду я почувствовала возбуждение, представив себя лежащей на коленях у папы, с голенькой попой, на которую вот-вот опустится тяжелый ремень.

— Паап! – Даша позвала отца. Он, раскачивая увесистым членом, ввалился в комнату, но Даша тут же его осадила, объяснив ситуацию. У папы немного подупал от таких новостей, он сел рядом и они с Дашей начали думать, как меня наказать.

— Только не бейте меня ремнем! – пискнула я, испробовав тактику Братца Кролика с терновым кустом. Но папа и старшая сестра не обратили на меня никакого внимания.

— Надо лишить ее того, что она обожает больше всего на свете! – воскликнула Даша, посмотрев на меня.

— Ну, можно забрать у нее телефон или компьютер!

— Да ну, она в телефоне почти не сидит, да и компьютер стоит без дела. Нет, надо действовать радикально!

— Только не ремень! – в который раз я попыталась обратить все в свою пользу, делая вид, что очень боюсь порки.

— Доча, успокойся, никто не будет тебя бить, – папа ласково потрепал меня по загривку. Я грустно уставилась на него, гадая, что же в итоге они придумают. И то, что в конце концов родил воспаленный Дашин мозг было поистине чудовищным.

— Я знаю! Давай запретим ей делать минет!

Я оторопела. Даша ударила не просто по больному месту, она буквально вышибла почву у меня из-под ног. За последние десять месяцев не было еще ни одного дня, чтобы кто-то из мальчиков не воспользовался моим ротиком. Напряжение мышц горла на пульсирующем члене, сладкие спазмы удовольствия, терпкий вкус спермы и размеренные влажные звуки – я практически жила этим, купаясь в нежных и сильных волнах радости, которые мне дарила каждая фелляция. И они собираются… Собираются… Я почувствовала, как в горле образуется ком, а на глаза наворачиваются слезы.

Едва сдерживая рыдания, я пробормотала:

— Нет… Нет!!!

— Да, доча, именно так! – папа поджал губы. – Но мы сразу установим правила – это только на три дня.

— Три дня???!! – с ужасом заорала я. – Три дня я не выдержу!

— Выдержишь, Алиса, – Даша успокаивающе погладила меня по спине. – Зато в следующий раз ты будешь серьезнее относится к учебе.

Я зарыдала, положив голову на плечо сестре. Наверное, мне надо было оттолкнуть ее и сбежать, но мы и так были в моей комнате – куда еще бежать, да и к тому же я вдруг почувствовала и свою вину. Мне всего-то не хватило несчастного одного балла, буквально еще одно правильно решенное задание – и этого разговора не было бы! А так… Но тут Даша нанесла еще один удар.

— Она-то выдержит… А вот ты, пап… Или Никитка…. Если Алиса придет ночью и начнет умолять – вы ведь наверняка сдадитесь перед ее умильной мордашкой!

— Нуу… – папа задумчиво посмотрел на меня. – Да, такое может быть! – признал он и вздохнул.

— Нужна какая-то гарантия!

— И что же вы сделаете? Сигнализацию на мой ротик поставите? – дерзко ответила я.

— Слушай, есть идея! – папа аж придвинулся поближе. – А что, если мы отправим Алису на три дня к моим родителям в область? Им как раз нужна помощь по хозяйству, да и в целом с прошлого лета мы у них не были!

“О нет, это действительно гарантия. Только если…” – у меня появилась одна мысль.

— Да! Полностью согласна, пап. Я вот еще подумала – нас сейчас без Каси пятеро, нечетное число, поэтому мы не можем равномерно распределять роли в шоу. А через три дня он как раз из Японии вернется, аккурат одновременно с истечением срока Алисиного наказания. Идеально выходит. Так что прямо сегодня им звони, желательно чтобы уже завтра первой же электричкой она была у них. Постоит раком на огороде три дня, испытает все прелести сельской жизни, может, что-то дойдет! – мне показалось, или в голосе Даши я почувствовала ехидство?

Я отстранилась от Даши и нашарила телефон. Только один человек мог меня спасти! И, когда Даша с отцом ушли на кухню звонить бабушке с дедушкой, я лихорадочно набирала Гешу. Только бы он сразу ответил, вдруг им придет в голову и телефон у меня забрать!

— Геш, привет. Срочно нужна твоя помощь!

— Алиса, для тебя я готов на что угодно! – именно эти слова я и ожидала услышать. Радостно улыбнувшись, я начала излагать Геше свой план…

(Всего 319 просмотров, 1 сегодня просмотров)
9

4 комментария к “Высокоморальная семейка”

  1. Новая “Бесконечная история”? Навеяло от нескольких фраз, наподобие:”Возможно, как-нибудь в другой раз я расскажу и это в подробностях.” Неплохо, но как читаешь и резко узнаёшь что вся родня друг с другом на “короткой ноге” немного сбивает с толку.

    0

Добавить комментарий