Skip to main content

Взрослые игры. Глава 1

Каждый звук, каждый момент этого действа был хорошо знаком и прекрасно изучен мною: лёгкий шорох – это занавеска скользнула по штанге, через пять-шесть секунд должен включиться душ. Так и происходит: раздаётся щелчок, потом – журчание струек воды, и снова шуршит занавеска. Тембр журчания немного меняется, становится более глухим – это ОН залез под душ, и теперь струи падают не на занавеску и внутреннюю поверхность ванны, а на обнажённое тело. Слышно, как ОН плещется, поворачивается то одним боком, то другим, и тональность журчащего звука снова меняется. Минут через пять-семь душ выключается, занавеска вновь скользит по штанге, теперь уже сдвигаясь в сторону. Ещё один лёгкий, едва уловимый шорох: это полотенце снимается с крючка. Сейчас ОН будет вытирать себя, свои плечи, грудь, спину и ниже…

Сколько раз я стояла за дверью и с замиранием сердца прислушивалась к этим звуками! И каждый раз думала: ну вот, сейчас пришло время, сейчас заскочу в ванную и сделаю то, о чём давно мечтала! Но не хватало смелости: я на цыпочках уходила в свою комнату, когда стихали завораживающие звуки, и ОН вот-вот должен был выйти из ванной. И почему я такая трусиха? Когда я научусь бороться со своей нерешительностью?

Наверное и сегодня всё закончилось бы так же, как и раньше: я простояла бы под дверью, лелея в мыслях осуществление запретного желания, которое заставляло полыхать огнём ушки и щёчки и вызывало дрожь в коленках. И потом, в постели, предавалась бы традиционной ежевечерней мастурбации, рисуя в уме картинки на волнующую меня тему. Но судьбе было угодно распорядиться иначе: едва слышимый внутренний голос прошептал «Храбрость… тебе не достаёт храбрости…что делают люди, чтобы разбудить смелость? Что гласит народная поговорка?». И меня осенило: блин, всё так просто! Сто грамм для храбрости – вот что нужно! В холодильнике стоит начатая бутылка коньяка: сделаю глоточек, запью соком, и всё нормально будет!

Я мигом метнулась на кухню, достала коньяк, немного плеснула в чашку и разбавила апельсиновым соком. Глотнула… ничего, вполне терпимо. Несколько секунд спустя коктейль слегка ударил в голову, и в самом деле, мои страхи вроде бы слегка отступили (а может, просто самовнушение сработало). Как бы там ни было, но решимость возросла, и я вернулась на своё место, и мало того, взялась за ручку двери. «Ну, давай, давай, трусиха! Докажи себе, что ты сможешь!» подзадоривал меня неугомонный внутренний голос, «Решайся! Решайся! Решайся!». И я решилась: дёрнула дверь и буквально ворвалась в ванную комнату.

Бешено заколотилось сердце, ибо мои расчёты оказались абсолютно верны: отец стоял перед зеркалом и, держа за концы большое махровое полотенце, энергично растирал им спину. И ещё я увидела, что его пенис слегка напряжён и приподнят…ну, примерно наполовину, не больше. Наверное, папа вспомнил какой-то сексуальный эпизод и возбудился… и это возбуждение тотчас передалось мне, заставив полыхнуть огнём мои уши и щёки.

Он повернул голову, и наши взгляды встретились: его глаза вначале были полны недоумения, а когда я быстро присела на корточки, оно сменилось оторопью или ошеломлением… не знаю, какое определение буде здесь более уместным. И, не дав папе опомниться, я обхватила его член своей пятернёй; он подался назад, попытался освободиться, но? сами понимаете, когда мужчину держат за член, энергичных движений он совершать не будет.

— Алина, ты что… что ты делаешь? – чуть слышно пробормотал отец.

«Давай же! Если ты сейчас не сделаешь это, потом будет поздно, он придёт в себя, даст тебе оплеуху, и ты будешь выглядеть полной дурой!» – вновь напомнил о себе внутренний голос. Головка пениса находилась прямо передо мной, сантиметрах в двадцати от лица и, казалось, бы нет ничего проще, чтобы прикоснуться к ней губами, а потом и вовсе взять в рот; но, одновременно с похотливым внутренним голосом, проснулось другое чувство – здравомыслие, и оно попыталось всеми силами воспротивиться данному поступку.

«Остановись! Ты рискуешь напрочь испортить отношения с отцом, прежних уже не будет!» – буквально вскричало здравомыслие. Однако внутренний голос, подталкивающий меня в объятия греха, оказался убедительнее, и я сдалась: приблизила губы к паху и, зажмурившись, буквально насадилась своими губами на член.

— Ох! – выдохнул папа.

Я хорошо понимала, что вариантов развязки здесь будет два: либо отец и в самом деле даст мне подзатыльник, накричит, отругает, либо позволит продолжить…и он позволил. Не последовало ни окрика, ни ругани, папа просто молча стоял и смотрел на меня. Впрочем, его взгляд я увидела пару секунд спустя, когда открыла свои глаза: в нём, в этом взгляде, теперь не было недоумения, а было какое-то другое выражение. Папа смотрел на меня внимательно, словно в ожидании… или скорее, с желанием узнать, что же будет дальше.

Головка была тёплой, пахла гелем для душа и на вкус отдавала этим же парфюмерным средством. И, конечно же, к данным ароматам подмешивался естественный запах чисто вымытого человеческого тела… и это было восхитительно! Но ещё больший всплеск эмоций я испытала тогда, когда пенис начал быстро увеличиваться в размерах и твердеть: надо же, у папы на меня встаёт, я заставила его возбудиться! Значит он не против моих дальнейших действий!

И действия последовали: мною было просмотрено достаточно много порнушек, дабы иметь чёткое представление об оральных ласках. Я скользнула губами вдоль всего ствола (вернее, пока головка не упёрлась мне в горло), потом повела ими назад, но при этом слегка напрягла и усилила нажим. Затем снова вперёд, и опять назад… и, разумеется, помогала пальцами, массируя член синхронно с движением губ. Не могу точно сказать, сколько раз это было сделано: может быть, полминуты прошло, или чуть больше… но, наверное, я всё делала правильно, потому что папа начал слегка подаваться вперёд в такт моим движениям. А потом положил ладонь мне на макушку…

Ох, до чего же это было классненько! Я будто улетела куда-то, вокруг всё поплыло, и вроде бы даже туман какой-то появился… хотя нет, откуда в ванной комнате туман, это он в моей голове возник. Мои губы работали всё быстрее и быстрее, рука тоже… папа постанывал и в ответ также увеличивал поступательные движения своих фрикций. В какой-то момент он и вовсе схватил меня за голову обеими руками и ввёл член так глубоко, что я поперхнулась… правда, тут же спохватился и отпустил.

— Ох, Алина! Ох!

Папа издал этот возглас через несколько минут после начала всего процесса; а может, прошло гораздо больше времени, трудно сказать, ведь в подобные моменты вряд ли кто следит за временем. Член дёрнулся и исторг мне в рот порцию тёплой вязкой жидкости, через мгновение последовал ещё один выплеск, потом ещё несколько: я знала, что мужчинам не нравится, когда их партнёрша спешит выплёвывать сперму, и потому добросовестно всё проглотила. И ничего страшного не произошло, вкус непривычный, но противным не назовёшь… терпимо, в общем.

— Уф-ф-ф! – папа тяжело выдохнул, присел на край ванны и уставился на меня… а я по-прежнему стояла на коленях, но теперь смотреть в глаза отцу не могла, потому что мне вдруг стало необычайно стыдно.

— Что это на тебя нашло, Алина? Зачем ты это сделала? – тихо спросил папа.

— Не знаю… просто очень давно хотела, – я едва нашла в себе силы прошептать признание.

— И как впечатление? Тебе понравилось?

— Да…

— Пусть это останется между нами. Маме ни слова! – так же тихо, но достаточно веско произнёс отец.

*****

Мы уже полчаса сидим на диване в зале и делаем вид, что смотрим телевизор. Как будто между нами ничего не произошло… просто сидим и молчим. Папа медленно потягивает коньяк из объёмистого стакана, который вообще-то предназначен для виски; взгляд устремлён мимо телевизора, куда-то в стену, и я понимаю, что сейчас в папиной голове борются самые противоречивые мысли. Они читаются очень явственно, или скорее – ощущаются, словно во мне внезапно проснулись телепатические способности. Одна из мыслей – это вполне понятный кайф, который испытывает любой мужчина, кончивший в ротик юной девушке. В самом деле, кто из мужчин не мечтал об интиме с девушкой, которая намного моложе его? Но, наряду с этим я чувствовала и другие мысли: «Разве можно вступать в сексуальные отношения с собственной дочерью? Допустимо ли такое вообще?».

Конечно, для него это шок. И любой нормальный человек на его месте испытывал бы те же самые эмоции. Может, я зря всё это затеяла? Рассчитывала совсем на другие последствия… ну, типа того, что папа меня потом приобнимет, на ручки возьмёт, поцелует… и всё такое. Однако ситуация пошла совсем не по тому сценарию, как мне виделось по моей наивности… как-то всё слишком напряжено. Господи, что же он молчит? Хоть бы сказал что-нибудь!

— Папа! – наконец не выдержала я.

Он вздохнул, сделал ещё один маленький глоток, и не поворачивая головы, произнёс:

— Алина, давно у тебя возникло это желание, или влечение?

О каком желании шла речь, он не стал уточнять, это любому дураку понятно.

— Примерно полгода назад, – призналась я. – Утром пошла в туалет, прохожу мимо спальни, вы с мамой ещё спите: вижу, у тебя одеяло откинуто, ты на боку лежишь, а твой член торчит… наверно, это то, что мужчины называют «утренний стояк»?

— Наверно, – тихо сказал отец. – И что дальше? Тебе захотелось его потрогать?

— Да. И потрогать, и в рот взять. С тех пор только об этом и думала. Как представлю себе – так между ног сразу мокренько становится.

Папа снова замолчал, отхлебнул ещё коньяка, и потом наконец-то повернул голову ко мне:

— Алина, ты понимаешь, что теперь наши отношения примут совсем другой оборот?

— Какой?

— Ну вот, к примеру, я уже не могу смотреть на тебя, как на дочь. Сейчас мы говорим с тобой, обсуждаем эту тему, и я чувствую, как у меня встаёт… на тебя встаёт! Ты понимаешь, что теперь я буду испытывать к тебе влечение?

— Да…я понимаю… – опустив голову, пробормотала я. – Но… но разве это плохо? Разве я уродина?

— Нет, ты не уродина, наоборот: стройненькая, сексуальная, любой мужчина пожелал бы затащить тебя в свою постель. Но я ведь твой отец!

— И что? Разве у отцов с дочками это не случается? – я вдруг ощутила неожиданный приступ смелости, и мой вопрос прозвучал с явным вызовом.

— Ох, Алина, Алина! – отец поставил свой стакан на журнальный столик, взял меня за руку и потянул к себе.

Я послушно пододвинулась и прильнула к его телу; первой моей мыслью было, что папа хочет просто обнять меня… так оно и случилось, но это было не просто объятие, оно сопровождалось поцелуем. И поцелуй был вовсе не отеческим: папины губы прикоснулись к моей шее чуть ниже ушка и задержались там. Ох, какой жар ударил мне в голову! Температура будто подскочила сразу градусов этак до сорока! И ещё один удар жара произошёл, когда папа начал снимать с меня халатик, целуя плечики… блин, в голове всё закружилось, поплыло, словно я тоже хватанула приличный глоток коньяка.

— Не люблю оставаться в долгу! – тихо сказал папа.

Он уложил меня на спину и стянул трусики: теперь я была совершенно обнажена, и, признаюсь, испытывала от этого невероятно приятное ощущение. И поневоле раскинула ноги в стороны, повинуясь естественному женскому рефлексу. Папа наклонился… тёплые губы коснулись внутренней поверхности моих бёдер, поползли вверх, к заветному местечку, поцеловали его… а потом в узкое пространство между лепесточками вторгся влажный упругий язык…

 

 

 

(Всего 322 просмотров, 1 сегодня просмотров)
9

Другие рассказы автора:

736

Взрослые игры. Глава 3 ...

523

Взрослые игры. Глава 2 ...

614

Алина в параллельном мире. Гла ...

Похожие рассказы:

0

Примирение с коллегой ... Автор: Barney McKenzie

0

Под попой Госпожи Ирины ... Автор: Rasputin

423

Ад и черти. Сестра ... Автор: Maitre

25 комментария к “Взрослые игры. Глава 1”

  1. Алина, всё очень складно и атмосферно.
    Но убей бог не пойму, почему выбор героини – отец.
    (“— Алина, давно у тебя возникло это желание, или влечение?
    — Примерно полгода назад, – призналась я. – Утром пошла в туалет, прохожу мимо спальни, вы с мамой ещё спите: вижу, у тебя одеяло откинуто, ты на боку лежишь, а твой член торчит… наверно, это то, что мужчины называют «утренний стояк»?)
    Слишком коротко для импринтинга. М.б. что-то было раньше в детстве. Почему мальчики из класса или группы не интересуют? На чём базируется комплекс Электры у героини?
    Расскажи в продолжениях.

    0
  2. Отлично написано, Алина! Лично я обожаю инцест, только, соответственно, в ином, противоположном варианте, в смысле снок-мамочка. Я и много рассказов написал в данном аспекте. Так что тебе ставлю 10

    1
          1. Алиночка, мой лихой дед (отличный лётчик-ас и ловкий ловелас), я о нём написал рассказ “Дневник полковника авиации”, постоянно говорил мне “Жека, выслушай женщину и сделай всё наоборот. Тогда будет всё в самый раз”!
            Вот поэтому я обязательно буду ставить тебе оценки, леди Алина!

            1
  3. Очень проникновенно описаны переживания молодой девушки. Но лично мне хотелось бы больше подробностей как именно возникло влечение у нее к папе. И самое главное стремление перейти от фантазий к делу. Инцест не так просто писать как кажется и у Вас это получилось достойно, Алина. Заслуженная десяточка.

    1

Добавить комментарий

Сайт эротических рассказов и книг - присоединяйтесь!