За гранью обыденности

Илья думал о дочери. Жена уехала в очередную командировку, и дома они были вдвоем. Его любимая маленькая дочурка сейчас принимала утренний душ. Илья перевернул дольки томатов на сковороде и посыпал их солью и мелко нарезанной зеленью. Дочь. Танюша. Она так быстро выросла. И оформилась. И грудки у нее такие… Как раз в ладонь поместятся. А вода сейчас их ласкает и стекает дальше, вниз… Со второго этажа он услышал приглушенное пение, опомнился и быстро разбил несколько яиц в сковороду.
Еще совсем недавно его девочка была маленькой и при любых невзгодах любила забираться на папины колени, тесно прижимаясь к его груди. Сейчас же она превратилась в молодую женщину, стройную, красивую, трепетную лань. Ей недавно исполнилось восемнадцать… Она только перешла на второй курс. Наверное, у нее уже были мальчики… Все-таки универ – такое место, где невозможно не иметь влюбленностей… И все же… Таня… Его девочка… С каким удовольствием бы он прижал ее к себе, поласкал ее нежную кожу… Ох, яйца горят! Илья быстро выключил огонь, разложил завтрак по тарелкам и разлил кофе по чашкам.
– Таня! Завтрак готов!
Татьяна не так давно начала оформляться и в ее теле наконец-то появились женственные изгибы. Мягкое махровое полотенце нежно убирало влагу с кожи, Таня с удовольствием провела по маленьким острым грудкам, животу и бедрам. У нее было прекрасное настроение, и даже подготовка к коллоквиуму по истории не могла омрачить этот выходной. Девушка натягивала футболку и короткие шортики, когда услышала, как отец зовет ее к столу.
– Иду, пап! – Крикнула она, приоткрывая дверь своей комнаты.
Илья бросил взгляд на лестницу и засмотрелся на стройные ножки. Шортики и футболка почти не прикрывали тела. Да-а-а… Танюша совсем скоро вырастет эффектной женщиной.
Девушка подошла к отцу, крепко обняла его и чмокнула в щеку.
– Доброе утро, папочка! Так вкусно пахнет!
Илья с удовольствием обнял дочь, прижал к себе крепче, провел ладонью по спине. Хоть немного почувствовать ее близость… От кожи исходил едва уловимый аромат цитрусового геля для душа. Илья вздохнул и отпустил дочь.
– Садись, пока не остыло. Булочку с маслом будешь?
– Па-а-ап, ну какая булочка??? – Таня юркнула на свое место.
– Ох, вам с мамой никакие диеты не нужны, природа вас богато одарила! – Мужчина окинул взглядом дочь, пододвигающую к себе тарелку.
– Богатство надо сохранять и приумножать! – С умным видом девушка подняла указательный палец вверх.
– Это кто тебя такому научил? – Со смехом Илья сел напротив дочери.
– О, это Катарина Леонидовна! Наш препод по бухучету.
– У вас со второго курса бухучет? – Илья не спеша ел яичницу и рассматривал дочь. Блестящие светлые волосы, голубые глаза, розовые пухлые губки… Она так была похожа на мать, но было в ней что-то еще. Что-то такое, что начало его привлекать в ней как женщину, а не как дочь. Он желал ее уже два года, она снилась ему, мечталась, и он боялся назвать ее именем жену в самый интимный момент.
– Умная женщина, эта ваша Катарина Леонидовна…
– Ага, и красивая… – кивнула Таня.
– Прожуй сначала, а то бухтишь, как твой плюшевый мишка, у которого сели батарейки. – Засмеялся Илья. Таня отложила вилку и откинулась на спинку стула.
– Пап, ну она реально красивая. Ей всего тридцать два. За ней пол-универа бегает. А парни-то младше нее.
– Понятно, – улыбнулся мужчина. – А у тебя парни есть? – Девушка взяла кофе, чтобы скрыть смущение.
– Да не очень-то…
– Почему?
– Да в универе они все какие-то… Или молодые слишком, или… – девушка совсем опустила взгляд в чашку.
– Или…?
– Пап, было вкусно… Я пойду… У меня еще коллоквиум завтра… – Илья быстро перегнулся через стол и положил руку на кисть Тани, удерживая.
– Погоди. Прости, я не хотел тебя смутить. Понимаю, это личное. Просто хочу, чтобы у моей дочурки было все хорошо, – Илья погладил дочь по голове.
– Ничего, пап, – улыбнулась Таня. – Ты чем сейчас займешься? У тебя же вроде выходной сегодня?
– Да ничем особенным. Думал позаниматься на тренажерах, потом немного поработаю на бирже. А ты? Весь день лекции читать будешь?
– Да вроде бы… Больше планов не было. – Илья встал и начал собирать грязную посуду со стола.
– Ну, захочешь развеяться, я к твоим услугам.
– Договорились, пап! – Таня встала из-за стола, обняла отца со спины, прижалась щекой к плечу. – Спасибо за завтрак! Было очень вкусно!
Илья замер, запоминая всколыхнувшиеся чувства.

***

Таня с изумлением смотрела на играющие мышцы на спине отца. Кто бы мог подумать, что подтягивания на обычном турнике так завораживают! Это было настолько приятное зрелище, что девушка не смогла произнести ни слова, лишь молча смотрела, как капельки пота все больше покрывали спину ее отца. Мысли у Тани потекли в странную сторону, она заметила стройность мужской фигуры, сильные руки, развитую мускулатуру, подтянутый пресс… Возможно, всему виной тот факт, что отец занимался лишь в коротких шортах, больше напоминающих нижнее белье?..
С удивлением Таня отметила, что прикусила нижнюю губку и, не отрываясь, смотрит на отца, а внизу живота разливается жар. Такого у Тани не было, в универе на тренировках она никогда особо не заглядывалась на парней. Девушка четко осознала, что чувствует желание. Именно такие ощущения у нее были, когда она осталась на ночь со своим теперь уже бывшим парнем. Таня шумно вздохнула, когда отец закончил подтягиваться.
Илья размял руки в стороны и повернулся. Дочь стояла в дверях, с закушенной губой и порозовевшими щеками, и вовсю рассматривала Илью.
– Привет, конфетка. Ты чего здесь? – Илья остро почувствовал присутствие дочери, по коже пробежались мурашки. Хотелось крепко обнять ее, прижать к стене и целовать, пока она не застонет от желания.
– А… Я… – Таня засмеялась. – А я забыла! Ты так красиво подтягивался! – Илья начал растяжку ног.
– Да ничего такого… – Таня подошла к отцу.
– Пап, со всей ответственностью заявляю: ты шикарно выглядишь! – Илья выпрямился, оглядел себя и улыбнулся.
– Спасибо, дочь!
– О, пап, я вспомнила, зачем пришла! – улыбнулась Таня. – У меня уже пестрит в глазах от дат исторических событий. Я решила с тобой позаниматься. Только переоденусь… – Девушка быстро выпорхнула из подвала, переоборудованного в тренажерный зал.
Илья опять улыбнулся, его взгляд замер на небольших округлых ягодицах дочери. Да-а-а… Тренировка будет веселой… Надо бы посвободнее шорты одеть… Мужчина поднялся к себе, поменял одежду, подумал, что, может быть, стоит одеть футболку, но потом решил вернуться в зал так, как есть.
Первое, что увидел Илья, зайдя в зал – попка дочери на сиденье велосипеда. Перед его мысленным взором промелькнули эротические картинки двигающейся наездницы по его напряженному стволу… Мужчина прошел на беговую дорожку. Интенсивный бег позволит ему немного отвлечься.

***

– Пап, что на обед приготовить? – Татьяна выходила из зала, стирая с лица пот.
– Дочь, на твой вкус, ладно? Я пока не голодный. – Илья мечтал поскорее попасть в душ и снять напряжение последнего часа. – Я в ванную.
– Хорошо. Я тоже сначала в душ, а потом пойду готовить. Захочешь, присоединяйся.
– Договорились, конфетка. – Улыбнулся отец.
Намыленный член плавно скользил в ладони мужчины, в его воображении сейчас Таня ласково обнимала губками его ствол. Темп увеличился, Илья застонал, и резкая струя выстрелила в кафельную плитку стены. Тихий стук в дверь прозвучал для Ильи слишком громко, вырывая из приятных грез.
– Пап, все хорошо?
– Э… Да, Танюш, – мужчина быстро смывал пену со своего тела.
– Я буду на кухне. – Илья прислушался к удаляющимся шагам дочери, закрыл кран и начал вытираться.
Он еще вытирал мокрые светлые волосы, когда вышел из душа, выбрал чистую футболку, плавки и шорты, оделся и спустился вниз, на кухню. Таня в коротком платьице мелькала от разделочного стола к плите. Илья потянул носом – пахло жареным мясом и свежими овощами.
– О, пап, я делаю стейк и салат, ты не против? – Ее мокрые волосы были заплетены в косу, которая упала с плеча, немного покачнулась и заняла свое место между лопаток.
– Да, солнце. Как подготовилась к коллоквиуму? – Илья подошел к дочери.
– Ой… Ну, я все прочитала, на все вопросы ответила. Должна завтра неплохо выступить. Но эти даты… Бесят! И препод еще противный…
– Чем противный? – улыбнулся Илья и облокотился бедром о стол.
– Да он, когда вещает с кафедры, так ее оглаживает… Как будто… -щёки Тани окрасил румянец.
– Не понял… Кафедра – это же помост такой…
– Да, но и тумба такая, на которую листики можно положить, чтобы подсматривать, это тоже кафедра, – улыбнулась Таня и тряхнула головой. Коса снова начала извиваться вдоль спины. Илья приказал себе перестать думать о дочери, колено-локтевой позе и наматывании ее длинной косы на кулак.
– А может, он извращенец? – усмехнулся мужчина.
– Не знаю, – пожала плечами девушка. – Не хочешь порезать овощи на салат?
– Давай сюда.
Илья и Таня легко перекидывались фразами, пока готовили, а потом обедали. Затем у каждого нашлись дела, и они разошлись по комнатам. Ближе к вечеру мужчина стукнул в дверь к дочери.
– Танюш… Можно?
– Да! – крикнула девушка. Она лежала на кровати на животе, подняв ножки кверху, и что-то смотрела на телефоне.
– Чем занимаешься? – Девушка перевернулась на спину, откинула телефон в сторону и села, скрестив ноги по-турецки.
– Да ничем, инстаграм смотрела, – улыбнулась Таня.
– Пошли в гостиную, поиграем или посмотрим что-нибудь.
– Пошли!
Отец и дочь выбрали шахматы, они любили играть во всевозможные настольные игры, в гостиной у них был отведен под многочисленные коробки игр узкий высокий стеллаж. Таня почувствовала, что вполне может выиграть и предложила отцу играть на желание. Илья согласился, а когда с трудом все же выиграл, то не смог спокойно смотреть на расстроенную мордашку своей дочери.
– Ну что такое? Ну что за желание ты хотела загадать?
– Я же все равно проиграла… Ладно! Еще партию! Теперь я точно выиграю!
– Э, погоди! Мы же играли на желание. Так? Я выиграл? Выиграл. Имею право на желание.
– Ну, хорошо, какое у тебя желание?
– Я… хочу… Хочу получить честный ответ!
– На какой вопрос? – азартно подалась вперед Таня, ткань платья на ее груди натянулась, обрисовав острые сосочки.
– Ты очень много смотрела на меня сегодня в спортзале. Почему? – Девушка откинулась на спинку дивана, прикрыла глаза. Ее щеки окрасились смущением. Она немного помолчала, а потом решилась.
– Ладно, проиграла, значит, проиграла. Я… смотрела на тебя… Потому что… ну…
– Без ну. – Таня вздохнула.
– Ты мне нравишься. Ну в смысле ты мой папа, но ты мне нравишься как человек. То есть как мужчина… – Последние слова Таня пролепетала севшим голосом. Илья подался вперед, поближе к дочери.
– Тебе нравилось смотреть на мое тело?
– Да.
– Тебе нравилось смотреть на меня как на мужчину?
– Да… – Таня совсем смутилась и опустила голову.
– Ты воспринимала меня как мужчину – потенциального ухажера? – Последнее слово Илья заменил, щадя молоденькую дочь. Та только угукнула, кивнув в ответ.
– Ладно, малышка, давай играть дальше.
– Пап… – они проворно расставляли фигуры на доску. – А ты не обиделся?
– Нет, солнышко. Мне приятно. А еще я мог бы тебе рассказать секрет, но не расскажу. – Улыбнулся Илья. Голубые глаза дочери засверкали любопытством.
– Какой секрет? Расскажи!
– Секретный.
– Ну, па-а-а-ап! – Протянула Таня и обхватила запястье отца. – Ну, расскажи!
– Выиграешь партию, попросишь рассказать, тогда расскажу.
Такая мотивация заставила Татьяну биться изо всех сил и выиграть партию. Она уже позабыла о своем первом желании, она только думала, что же за секрет у отца.
– Уррра-а-а-а! – Девушка запрыгала от восторга. – Рассказывай!
Татьяна вся превратилась в слух, чуть наклонилась вперед, ожидая услышать что-то интересное. Илья не спешил начать разговор. Он задумчиво складывал шахматные фигуры в коробку.
– Эй, ты чего? Не хочешь говорить? Не убирай шахматы, может, еще сыграем.
– Нет, доченька. На сегодня хватит, – он немного помолчал, а потом поднял глаза на Татьяну и начал: – Ты знаешь, что ты уже взрослая и даже совсем недавно стала совершеннолетней. Наверняка ты уже встречалась с парнями. Так вот, мой секрет, он только для тебя, его нельзя рассказывать никому, даже маме.
– Угу.
– Танюша, с некоторых пор я начал думать о тебе… не как о дочке. То есть как о дочке тоже. Но иногда… – в Таниных глазах появились искорки понимания.
– То есть… Ты думаешь обо мне… как о женщине? – улыбнулась девушка.
– Да, – Илья смело смотрел в такие же, как у него, голубые глаза дочери.
– То есть… Иногда… ты… – все-таки она покраснела, – Ты… хочешь меня?
– Да. Иногда.
– А… Сейчас? – Илья прошелся взглядом по обескураженной девушке.
– Да, хочу.
– А…
– Я думаю, тебе это стоит переварить пока. А я пойду, – Илья закинул последние фигуры в коробку, убрал ее на полку и вышел из гостиной.
Таня обдумывала ситуацию. Она понимала, что ей нравится внимание отца. Но так же она понимала и общепринятые законы. Не придя ни к какому выводу, девушка поднялась на второй этаж и замерла у двери родительской спальни. Она стукнула:
– Пап, если что, я у себя, – ответа не последовало.
Перед сном Илья зашел к дочери.
– Спокойной ночи, солнышко, – Татьяна уже лежала в постели и что-то читала на телефоне. – Что читаешь?
– Да так, форум один, – она отложила телефон в сторону.
Илья заметил, что рука и плечо голые, по крайней мере, никаких бретелек или рукавов футболки не девушке не было. Он привычно наклонился поцеловать дочь и ощутил аромат духов. Выпрямившись, он упер руки в бока и грозно спросил:
– Дочь, куда-то намылилась?
– Нет, – удивилась Татьяна.
– А почему ты не в пижаме? – Девушка пожала плечами, одеяло сползло ниже, оголив оба плеча.
– Ну так, решила попробовать разнообразие.
– От тебя пахнет духами…
– Отец! – обиженно вскрикнула Таня. – Я никуда не собралась. Я брызнула духами для тебя, чтобы нравиться тебе еще больше!
– Ох… Блин… – Илья обескураженно смотрел на дочь. Одно дело представлять ее в мечтах, и совсем другое ощутить ее пусть пока неумелые попытки соблазнить отца. Он усмехнулся. – Ну я и дурак!
– О, да! – Татьяна тоже засмеялась. Мужчина сел на край кровати.
– Значит, для меня, говоришь? – В глазах Ильи зажглись озорные огоньки. – А ты такую реакцию ожидала? – Он придвинулся к дочери, рукой обхватил ее затылок, и его рот смял ее губы в глубоком поцелуе.
Татьяна прижала пальцы к припухшим губам. Отец поцеловал ее. Поцеловал как женщину. С языком… Он крепко держал ее затылок одной рукой, а второй ласкал грудь. Ее сосочки болезненно потерлись о ткань одеяла. Блин… И после этого он пожелал ей спокойной ночи и ушел! Девушка еще долго ворочалась в кровати.
Утром она спустилась вниз, к завтраку, отец сделал овсяную кашу, добавил по ложке смородинового варенья в центр тарелок и поставил все на стол. Таня чувствовала и смущение, и неудовлетворенность, и прежнюю любовь к отцу.
– Привет, пап, – она помедлила, не зная, обнять ли привычно отца и поцеловать в щеку или нет.
– Привет, солнце, – широко улыбнулся Илья, он вел себя, как ни в чем не бывало. Таня решила вести себя так же, смело подошла к отцу, обняла и потянулась поцеловать его.
Илья подхватил дочь под ягодицы, прижал к себе и впился страстным поцелуем в ее губы. Девушка обвила его ногами, через тонкую ткань шортиков она чувствовала возбуждение отца. Илья отпустил девушку, посмотрел на стол и смущенно сказал:
– Давай завтракать, а то в универ опоздаешь. Отвезу тебя.
Завтрак прошел в тишине. Каждый думал о своём, каждый ощущал неудовлетворенное желание. У каждого были мысли о том, что они отец и дочь.
Вечером Таня зашла в родительскую комнату.
– Па-а-ап… – Илья вышел из ванной в одном полотенце на бедрах.
– Дочь? Что такое? – Татьяна подошла и обняла отца.
– Просто соскучилась.
– Таня… Ты уверена? – ее руки гладили его грудь и плечи.
– В чем? – мурлыкнула девушка. Илья решительно убрал ее руки и отошел от нее на пару шагов, придерживая полотенце.
– Дочь… Ты еще совсем девушка!
– Ну и что? Я уже была… – весь танин запал испарился, она покраснела и опустила глаза. Илья подошел и обнял ее.
– Ты моя девочка… Что случилось?
– Просто… Я… Хочу тебя! Я весь день думала о тебе! – Таня посмотрела в глаза отцу.
– Блин! – Илья взъерошил свои волосы. – Дочь, выйди. Иди в гостиную. Я оденусь, и мы поговорим.
Таня кивнула, в уголках ее глаз блеснули слезинки, и быстро вышла. Илья сжал кулак и ударил в стену, он не хотел видеть ни одной слезинки дочери из-за парня, и вот она плачет из-за него. Илья спустился вниз, присел на диван и обнял дочь.
– Мы отец и дочь, ты это понимаешь? – девушка кивнула. – То, чего ты хочешь, называется инцест. – Таня опять кивнула. Ей было так хорошо и приятно прижиматься щекой к плечу Ильи. – Вообще, об этом думать даже нельзя… И что нам с тобой делать? Я ведь тоже тебя хочу… – Мужчина задумчиво гладил распущенные волосы Тани. – Дочь…
– Пап… – Таня посмотрела на отца глазами, полными желания.
– Таня… – Илья припал к ее губам поцелуем, он больше не мог и не хотел сдерживать себя. Его руки решительно гладили плавные изгибы тела дочери, сминали ткань ее платья.
Мужчина сквозь одежду обхватил острый сосок и начал посасывать. Рукой он накрыл горячий лобок Тани и начал потирать большим пальцем половые губки. Девушка застонала. Илья оторвался от дочери.
– Нет. Я не хочу так.
– Что?
– Я не хочу брать тебя на диване в гостиной. – Разочарование промелькнуло на девичьем лице, и Илья усмехнулся, наклонился, нежно поцеловал дочь в шею. – Пойдем, это должно произойти в постели.
Они долго, очень долго поднимались по лестнице. Они целовались, ласкали друг друга и снимали одежду. К тому времени, как они зашли в спальню Тани, отец и дочь были полностью раздеты. Илья окинул горящим взглядом тело девушки, подхватил ее на руки и осторожно опустил на кровать. Полюбовался светлыми волосами, ярко-голубыми глазами, пухлыми губками…
– Я возьму тебя так, как захочу.
– Да-а-а…
Его страсть была неуемной, он брал девушку во всех позах, о каких только мечтал, и потом, уже в душе, он опять был готов насладиться ее телом, хоть и понимал, что она устала.
– Пап… А ты будешь спать у себя? Или со мной? – Татьяна игриво посмотрела на твердеющее орудие отца. Илья вплотную подошел к дочери, погладил ее по щеке:
– Дочь… Тебе нужно отдохнуть. Ты была такая узкая… И… Мне все очень понравилось, но… Если злоупотребить сейчас, завтра тебе будет больно. – Девушка вздохнула, встала на цыпочки, чтобы поцеловать отца в щеку:
– Спокойной ночи, – и ушла в свою спальню.
Утром Илью разбудили необычные ощущения. Кто-то плотно обхватил его колом стоящий член и ласкал, погружая в теплое влажное естество. Он застонал и открыл глаза.
– Таня…
Девушка выпустила член изо рта, улыбнулась.
– Доброе утро, папочка!
– Хм… Доброе… – мужчина сглотнул, когда увидел, как юная прелестница высунула остренький язычок, обвела им по головке и опустилась губками на ствол. Илья откинулся на подушку, ему было безумно приятно чувствовать ее нежные медленные ласки. Вскоре он понял, что с таким темпом оргазма ему не видать. – Дочь… Побыстрее…
Таня ускорилась, но все равно сноровки ей не хватало, тогда мужчина обхватил ее голову рукой и начал ритмично двигаться. Таня смотрела своими озорными глазами на отца и старалась проглотить все капельки отцовской спермы. Выпустив член изо рта, она улыбнулась ему, посмотрела на него, облизнулась и скривила смешную рожицу.
– А на форумах писали, что это лучший завтрак… Как-то… Не очень вкусно…
Илья заливисто рассмеялся. По его телу растекалась нега. Это было самое замечательное солнечное утро.
– Ах ты, плутовка! Проверяешь на мне всякие теории? – Сильным рывком мужчина притянул девушку на себя и быстро перекатился по кровати, подмяв ее. Татьяна улыбнулась, глядя отцу в глаза.
– А вот попробуй! – и она высунула язычок. Илья поцеловал ее, задумчиво замер, дурашливо почмокал губами.
– Да… Круассаны с соком вкуснее, – он улыбнулся дочери, та ерзала под ним. – Будешь ерзать, пропустишь завтрак…
– Так я же вроде позавтракала, – хитро улыбнулась Татьяна.
Илья встал с кровати, посмотрел на любимую дочь и ушел в ванную.
Дочь что-то напевала, расставляя тарелки с дымящимися блинчиками и ягодами. Илья подошел к ней и поцеловал в шею.
– Приходи ко мне сегодня в постель? – Таня повернулась к нему, обняла его за шею и тесно прижалась грудью.
– Обязательно, пап!

(Всего 336 просмотров, 1 сегодня просмотров)
9

Добавить комментарий