Забота о пациенте

Однажды, простудившись на работе, я не стал заморачиваться с лечением, а просто подумал, что само пройдет. Однако, когда кашель по ночам стал нестерпимым, я все-таки решил сходить к врачу. Незадолго до этого я переехал на другой адрес, и у меня появился другой участковый терапевт в больнице. На сайте было написано, что ее зовут Майорова Ирина Игоревна. Первой же моей мыслью было, что еще не встречал людей с фамилией «Сержантова» или «Полковникова». Хотя, как говорится в анекдоте, женщина не может быть полковником, она может быть только под_полковником.

Записавшись через интернет к ней на прием, я ожидал, что время живых очередей остались в прошлом, однако группа решительно настроенных бабушек и дедушек дали мне понять, что зря я понадеялся на новые технологии.

Не став качать права, я терпеливо дожидался, когда медсестра по какому-то вопросу вышла из кабинета, посмотрела список и сама вызвала меня. Первый раз попав на прием, я ожидал увидеть какую-нибудь бабушку, однако, к моему удивлению, терапевтом оказалась вполне молодая женщина, немногим старше меня. Русые волосы, немного полноватая фигура, обычное, не очень симпатичное лицо. Поздоровавшись, я сел на стул. Ирина Игоревна с любопытством посмотрела на меня, потом на мою карточку, где были записаны мои данные, в том числе где я работаю и в какой должности, и я заметил какой-то интерес в ее глазах.

— Такой молодой, а по врачам ходишь. На что жалуемся?

— Кашель, — коротко ответил я.

— Понятно, — сказала она и достала тонометр.

Я продолжал сидеть и Ирина Игоревна, усмехнувшись, сказала:

— Сразу видно, что по больницам мало ходишь. Рукав рубашки закатай, давление надо измерить.

— А, хорошо, — смутившись, ответил я и расстегнул рукав рубашки.

Пока она надевала на меня манжету, я заметил в ее движениях что-то такое неуловимое, как будто она хотела коснуться меня. На ее безымянном пальце не было кольца, что немного удивило меня.

— Давление хорошее, — сказала Ирина Игоревна, — теперь вставай, снимай рубашку.

То, с какой интонацией были произнесены последние два слова, окончательно развеяли мои сомнения в том, что почему-то я ей понравился. Сняв рубашку, я повернулся к ней спиной, и она начала слушать меня стетоскопом. Потом попросила повернуться к ней лицом. Я стал смотреть прямо в ее лицо, и видел, с каким выражением Ирина Игоревна прижимает головку прибора к моей груди. Было такое ощущение, что она хочет, чтобы я снял не только рубашку.

— Бронхит, однозначно, — сказала Ирина Игоревна, — даже снимок не надо делать, и так все слышно.

Я надел рубашку и сел на стул. Доктор начала писать в моей карточке, при этом ее левая рука, прижавшись к столу так подпирала ее массивные груди, что казалось еще немного и пуговицы сорвутся с ее белого халата.

— Выписываю антибиотики, — сказала она.

— Их надо пить до или после еды? – спросил я.

— Их надо колоть… в попу… — пробормотала Ирина Игоревна, записывая рецепт.

— А где мне делать эти уколы? – спросил я.

— Либо в нашем процедурном кабинете с 9 до 12, либо в частных поликлиниках, либо кого-то из знакомых просишь помочь.

— В процедурный кабинет и в частные я не буду успевать из-за работы, сейчас аврал, допоздна работаю… Сегодня-то еле отпросился на прием. А знакомых таких нет просто…

— Могу больничный выписать, дома полежишь, подлечишься.

— Нет, на работе сложности возникнут, лучше не надо.

— И как ты тогда лечиться собрался?

Я пожал плечами и закашлялся.

— Елена, узнай, пожалуйста, не готовы ли анализы у Сергеевой? – неожиданно обратилась доктор к медсестре.

— Хорошо, Ирина Игоревна, — ответила та и вышла из кабинета.

— Во сколько заканчивается рабочий день? – спросила меня доктор.

— Обычно работаю до пяти вечера, но уже неделю прихожу где-то в семь-восемь вечера.

— Да уж, плохо. Не бережешь себя.

— Ну… да, просто и работать надо тоже.

— Такой незаменимый что ли? Или должность обязывает?

— Нет, просто в моих же интересах все вовремя сделать.

Она помолчала, что-то записывая на клочке бумажки, а потом сказала:

— Значит так, в порядке исключения… обычно я так не делаю, но могу помочь.

Ирина Игоревна протянула мне рецепт и эту маленькую бумажку, где был написан какой-то адрес.

— Купи по рецепту все, что надо, и приходи сразу после работы. Хорошо?

— Хорошо, — немного удивившись, ответил я.

— Но только никому про это не говори… а то все пациенты будут так просить.

— Понятно, не буду, — ответил я.

В этот момент в кабинет зашла медсестра, и Ирина Игоревна сказала мне:

— Ну все, свободен, иди лечись и выздоравливай.

Я вышел, размышляя о том, что это все может значить. Ее взгляд и поведение однозначно давали понять, что она заинтересовалась мной, и мне было интересно, неужели она действительно хочет соблазнить меня в ее доме. Или это какая-то шутка или розыгрыш? Решив вести себя осмотрительно, я поехал на работу, заглянув по пути в аптеку.

Отработав весь день, я собрался к доктору. Жила она в частном секторе на окраине города. Приехав по указанному адресу, я увидел небольшой частный дом. Поставив машину перед воротами, я заглушил двигатель, и тут открылась калитка. Вышла Ирина Игоревна, подошла к моей машине и сказала:

— Я ворота открою, загони внутрь лучше, а то соседи увидят машину, будут потом меня спрашивать…

— А что такого? – не понял я. – Да и сейчас наверно видели когда подъехал…

— Лучше загони, — повторила она, — мало ли кто тут ходит у нас, вдруг заинтересуются чужой машиной.

— Да я же недолго буду… только один укол же поставить, — я сделал последнюю попытку, но Ирина Игоревна уже начала открывать ворота.

Решив не спорить с тем, кто еще будет делать мне укол, я послушался ее. Загнав машину и помогая ей закрыть ворота, я спросил:

— А вам не страшно тут одной жить?

— А куда деваться? – вопросом ответила она. – От родителей остался дом, вот и живу.

— А в центр почему не переберетесь?

— Не знаю, может и перееду когда-нибудь.

Когда мы зашли в дом, я подал ей пакет, в котором лежали шприцы и антибиотики. На ней была надета довольно откровенная футболка и по свободно колыхающимся сиськам я понял, что она не носит лифчик. Черные лосины обтягивали ее жирные ляжки, но очертания трусиков проступали через них, так что я продолжал надеяться на ее адекватность.

— Где будете делать укол? – спросил я ее, покашляв.

— Да не торопись, — сказала она, — давай поужинай, устал же после работы.

— Спасибо, не надо, — хотел было я отказаться, — дома покушаю…

— Давай-давай, — категорично сказала она, — не спорь с врачом.

Согласившись, я помыл руки и сел за стол. Ее манера разговора, не допускавшая возражений, немного раздражала. Видимо Ирина слишком привыкла так общаться с пациентами в больнице, и это давало отпечаток в бытовом общении. У меня даже мелькнула шальная мысль, что именно поэтому у нее не складывается личная жизнь. Решив, что я уж точно не буду ее последним шансом выскочить замуж, я быстро доел все то, что она предложила, и сказал:

— Больше спасибо, очень вкусно…

— На здоровье, — ответила она, — я уж не стала предлагать тебе выпить, все-таки за рулем…

— Да, я бы не согласился. Если вы хотите сами – то меня не смущайтесь. Хотя нет, вам же еще мне укол делать.

— Ой да брось, думаешь у меня рука дрогнет?

— Не знаю, наверно нет, вы же опытный доктор.

— Это значит, что я старая что ли?

— Нет, совсем нет! Я имел в виду, что у вас наверно большой стаж и хорошие навыки…

— Вот только давай ты ко мне на «Вы» не будешь обращаться. Я так точно себя старой чувствую… Зови меня просто Ирина, хорошо?

— Хорошо, — согласился я, — может уже сделаем укол, и я поеду?

— Давай, пошли.

Мы вошли в зал, где Ирина достала из моего пакета шприц, ампулу и спиртовую салфетку.

— Снимай штаны, — скомандовала она мне, набирая в шприц лекарство.

Я опять закашлялся, встал около дивана и немного приспустил джинсы, обнажив верхнюю часть правой ягодицы. Ирине это показалось мало и она сдернула джинсы почти до колен.

— Так удобнее, ничто не мешает, — сказала она.

Я неопределенно хмыкнул и почувствовал, как она протирает мне место для укола спиртовой салфеткой.

— Сейчас укусит комарик, — усмехнувшись, проговорила Ирина.

Последовал шлепок и я почувствовал боль от укола. Через пару долгих секунд она выдернула шприц и зажала место укола салфеткой.

— Держи рукой, и пошагай по комнате, — сказала Ирина мне, убирая шприц на стол.

Я хотел было одной рукой подтянуть наверх джинсы, но она сказала:

— Подожди, я помогу.

Подойдя ко мне, Ирина присела передо мной. Мой член болтался прямо перед ней, и по ее взгляду мне показалось, что она готова откусить его.

— Спасибо, я сам, — я попытался отстраниться от нее.

Шагать в полуспущенных штанах было не очень удобно, к тому же Ирина, стоя на коленях, последовала за мной, пока я не уперся в диван и упал на него. Это было немного болезненно, у меня вырвался стон, и я тут же вскочил обратно на пол.

— Больно что ли? – прошептала Ирина. – Давай я помассирую место укола, это поможет.

Не слушая мои возражения, она, так же стоя на коленях передо мной, обхватила мою задницу обеими руками и притянула к себе. Одновременно с тем, когда Ирина начала тискать мои ягодицы, она захватила мой член ртом. Я думал, что это будет бесполезно для неё, однако член, бессердечный ты предатель, подвел меня. Когда рот Ирины включил режим пылесоса, член тут же принял боевое положение. Я просто стоял и ничего не делал. Мой участковый терапевт, помогая себе руками и притягивая к себе мою задницу, просто трахала себя в рот.

Потом Ирина все же убрали руки с моего зада и, не отрываясь, стянула с себя лосины с трусами. Следующим движением она усадила меня на диван и залезла на меня. Сев на мой член сверху, Ирина начала активно двигать тазом. Одновременно она скинула с себя футболку, и уткнула свои массивные груди мне в лицо. Все сопровождалось ее страстными стонами, а я не знал, как вырваться из  ее объятий.

Решив перехватить инициативу, я смог повалить ее на диван и навалился на нее сверху. Решив все-таки не сбегать на полпути, я начал старательно загонять свой член в ее горячее мокрое влагалище. Вскоре я почувствовал, что скоро кончу. О том, чтобы надеть презерватив речи не шло – у меня его и не было, а спрашивать его у Ирины было бессмысленно, да и кто знает, что она замышляла. Положение сверху давало мне преимущество, поэтому когда я почувствовал, что кончу через пару секунд, то резко выдернул член и с помощью руки забрызгал ей весь живот спермой.

— Ах ты… — прошептала Ирина, — ах-х-х…

Я встал с нее и взял влажные салфетки со шкафа. Ирина вытерла мою сперму с живота, и вопросительно посмотрела на меня.

— Ну… я пойду? — пробормотал я.

— Стоять, — резко сказала она и встала, — сам то кончил, а я – нет. Непорядок. Придется постараться.

— Как? Не-е-е… Я уже не могу…

— Надо-надо, — сказала Ирина, подходя ко мне с угрожающим видом, — никуда не денешься…

Прозвучало это все как угроза, но я решил, что легко не сдамся.

— Хорошо, — согласился я, — только надо хоть подмыться что ли…

— Надо, — сказала она, — только у меня не городская квартира, и нет ванны. Может баню затопить?

— Нет, это же долго, — ответил я, — можно просто салфетками вот обойтись…

Мы молча привели себя в порядок, и я задумался, что мне сейчас делать. Сбежать от нее не представлялось возможным, поэтому единственным вариантом было хорошенько трахнуть Ирину, но не кончать в ее влагалище, потому что в будущем это грозило большими проблемами с ней, мало ли что она задумала. Так что надо было срочно придумать какое-то решение, которое в прямом смысле удовлетворило бы и ее и меня. Решив, что не стоит портить отношения со своим участковым терапевтом, я сказал:

— Ну так что, Ирина… Еще раз что ли?

— Ты же не против?

— Конечно нет… Как я могу отказать такой женщине… Но у меня есть одно условие.

— Какое еще условие?

— Может устроим что-то типа игры? Как будто я доктор, а ты – пациент?

— Хах, — усмехнулась она, — вроде бы все наоборот.

— Вот поэтому это и будет интересно, — сказал я. – Внесем небольшое разнообразие.

— Смотри-ка какой ты, — сказала она, — с фантазией у тебя все хорошо оказывается. Ну давай, и как будем играть?

— Давай оденемся, а потом ты как пациентка придешь ко мне прием… Я буду сидеть вот за столом…

Ирина не стала возражать, и мы оделись в свою одежду.

— Может у тебя даже белый халат есть? – спросил я.

— Конечно, — улыбнулась она, — сейчас дам, какой ты доктор без халата. Еще и стетоскоп дам.

Наконец, все приготовления закончились. Я сел за столом, а Ирина стояла передо мной.

— Добрый вечер, — деловым тоном сказал я, покашлял, потом добавил, — присаживайтесь. Такая молодая девушка, а по врачам ходите. На что жалуетесь?

— Ох, доктор, — подыгрывая мне, томным голосом произнесла Ирина, — не знаю что со мной. Помогите, пожалуйста. Совсем все плохо, сил нет.

— Обязательно поможем, — заверил я ее, — сейчас осмотрим, проведем диагностику, полное тестирование и проверку работоспособности всех узлов и агрегатов.

— Эх… ваши бы агрегаты да в мои узлы… — слабым голосом прошептала Ирина.

— Снимите футболку, надо послушать сиськи, — сказал я, взяв стетоскоп.

— Как скажете, доктор…

Ирина тут же скинула с себя футболку, обнажив пышные груди. Я начал поглаживать головкой стетоскопа по ее грудям, видя как возбуждаются ее соски, и как все тяжелей она дышит.

— Требуется хороший массаж, — заявил я.

Тиская ее больше бутоны, я решил, что можно хорошенько позабавиться, и в конце концов сделать что-нибудь такое, что она сама потом от меня отстанет.

— Я пропишу вам особый массаж, — сказал я, — он называется «сиськотрах».

Встав, я снял джинсы, и Ирина сразу поняла, что ей делать. Обхватив мой член своими грудями, она начала бойко наяривать ими.

— Очень хорошо, — сказал я. – Теперь необходимо провести осмотр тела…

Ирина тут же скинула с себя лосины и разлеглась на диване, широко раздвинув ноги. Я решил и дальше использовать стетоскоп и начал водить им по ее пушистому лобку. Одновременно с этим я начал погружать пальцы правой руки в ее текущее влагалище.

— Нужно больше витаминов, — сказал я, — например, попробуйте использовать морковку, желательно побольше размером…

Ирина еще сильнее застонала от моих слов и от трех пальцев в ее киске. Решив, что надо еще больше завести ее, я сказал:

— А теперь повернитесь ко мне задом, необходимо проверить вашу простату…

— Но у меня же нет простаты… — возразила Ирина, вставая раком и опираясь на спинку дивана.

— Это мы сейчас проверим, — сказал я, — мы должны предусмотреть все случаи…

Мои пальцы были в ее выделениях и без особого сопротивления начали заходить в ее жопу. Сначала один, потом вместе с другим. Ирина застонала сильнее от двух пальцев с своей жопе, и я сказал:

— Все понятно, требуется тщательная разработка, одновременно с двух направлений. Очень полезны свежие огурцы, но пока можно и так…

Немного надавив на ее спину, чтобы сильнее выпятить ее задницу, я сходу загнал член в ее влагалище. Одновременно с этим, положив правую руку поверх ее ягодицы, я начал понемногу заталкивать ей в анус большой палец. Понемногу наращивая темп и слушая стоны Ирины, я пытался прикинуть, что делать дальше. Я понимал, что кончать в нее нельзя, поэтому надо было искать другой вариант. Решив, что других вариантов особо-то и нет, я выдернул член из ее хлюпающего влагалища, и тут же затолкал его ей в жопу.

Ирина взвизгнула, дернулась, но я, встав над ней сверху, начал бодро трахать ее жирную задницу. Через минуту я с удовольствием кончил в ее анус, и, переводя дыхание, сел на диван, опять взяв салфетки и вытирая ими член. Ирина расположилась с другой стороны и сердито посмотрела на меня.

— И вот опять, ты смог, а я нет.

— Чего? – удивился я. – Опять? И что теперь?

— Плохо постарался, значит.

— Я уже не могу больше!

— Меня не волнует! Я должна кончить!

— Да как я это сделаю? У меня уже все, отбой…

— Черт, что за мужики пошли, все самой приходится делать!

Она соскочила с дивана и убежала в другую комнату.

— Иди сюда! – донесся до меня ее крик.

Я зашел в ту комнату, и увидел, что Ирина лежит на кровати, держа в руках розовый фаллоимитатор и тюбик, видимо со смазкой.

— Так, если сам уже не можешь, то давай руками поработай! – скомандовала Ирина.

Она выдавила смазку на кончик дилдака и растерла пальцами. Потом этими же пальцами она начала натирать себе клитор. Я взял у нее ее розового друга, и осторожно начал вводить ей во влагалище. Было забавно держать эту штуку, и мне было непонятно, сколько придется дергать ее туда-сюда, чтобы Ирина наконец успокоилась.

— Ну Максим, хоть приласкай меня чуть-чуть, — неожиданно нежным голосом попросила она.

Я немного удивился ее тону, мне даже стало немного жалко ее, и я решил, что действительно стоит оказать ей побольше внимания, а не просто работать роботом-самотыком. Не прекращая трахать ее, я подался к ней и мы впервые поцеловались. Делала она это очень странно, пройдя языком по всем моим зубам, как будто хотела заодно узнать их состояние, хотя и не работала стоматологом. Ее руки обвили мою шею и крепко прижали к себе. От этого невинного движения, я почувствовал, что мой член начинает просыпаться. Решив поддержать успех, я переключился на ее массивные груди, слегка покусав ее соски. Ирина со страстью повалила меня на бок, а потом и вовсе села сверху. Мне пришлось убрать вбок руку с фаллоимитатором.

Она взяла мой потвердевший член и вставила себе в киску, потом легла на меня всем своим весом и начала потихоньку двигать тазом.

— Подожди, — прошептал я.

Ирина замерла, а я, вытянув руку и не глядя, наощупь, пристроил кончик дилдака к ее анусу. Она поняла мой замысел, и помогла мне своей рукой, погрузив себе в жопу почти весь самотык. Ирина еще сильней распласталась на мне, чтобы я мог дотянуться пальцами до конца фаллоимитатора и начать двигать им. Она начала медленно елозить тазом, чтобы пристроиться к моему темпу. Наконец, через несколько секунд мы смогли поймать ритм и Ирина начала издавать довольные стоны.

Это продолжалось несколько минут, я чувствовал, что моя рука уже начинает болеть, но к моему счастью, по учащенному дыханию Ирину я понял, что она близко. Напрягаясь из последних сил, я трахал ее в обе дырочки одновременно и чувствовал, что уже весь вспотел от усилий и от ее жаркого тела. Вскоре я почувствовал спазм ее влагалища и услышал ее довольный стон. Мы оба замерли, и я наконец выбросил этот чертов самотык  на кровать. Ирина еще немного полежала на мне, а потом слезла и легла сбоку.

Я вздохнул с облегчением, и уже хотел встать, как она сказала:

— Стоять, а ты почему не кончил?

— Да наверно нечем уже, я и так уже устал.

— Нет, так не пойдет, так нельзя оставлять.

Я не успел возразить, как Ирина опустилась ниже, схватила член рукой и начала дрочить его.

— Может тебе тоже этим помочь? – она усмехнулась, кивнув на дилдак.

— Не-не-не, — я испуганно замотал головой.

— Ну ладно, как хочешь, — улыбнулась она, — я тебе по-другому помогу.

Она, не переставая дрочить, взяла мой член в рот и начала сосать его. Несмотря на то, что я так был вымотан, от ее старательного минета я почувствовал, что могу кончить.

— Давай-давай… — приговаривал я, придерживая Ирину за голову и не давая ее волосам опуститься вниз, чтобы не мешать ей дрочить и сосать.

Наконец, благодаря ее руке, крепко сжимающей мой член, и горячему рту, я смог кончить. Спермы было уже немного, и Ирина легко проглотила ее. Облизав напоследок мой сразу обмякший член, она сказала:

— Ну вот и все, вот и хорошо.

— Да… — пробормотал я, кашлянул разок и посмотрел на часы, — уже поздно, мне домой надо, завтра на работу.

— Оставайся у меня ночевать.

— Не-не, я все, больше точно не смогу, я лучше домой поеду.

Ирина усмехнулась, разлеглась на кровати всем своим роскошным телом, потянулась и пробормотала:

— Ничего, ты завтра ко мне еще приедешь уколы делать…

 

(Всего 198 просмотров, 1 сегодня просмотров)
10

15 комментария к “Забота о пациенте”

  1. Крутая врачиха! А от последней фразы я долго хохотал, типа «Куда ты денешься с подводной лодки». Попал ГГ в переплёт! После такого»лечения» месяц на женщин смотреть не будет. 10.

    1
  2. Хорошая иллюстрация к рассказу. Понятно, в жизни модель с фото не столь хороша, но все равно сексуально и притягивает взгляд. эротичный такой оскал)

    1

Добавить комментарий