Зависимость

Рассказ «Gangbang Junkie» от автора fastandsloppy с literotica.com

 

Клэр знала, что сейчас «три сорок». Она знала это, потому что несколько секунд назад посмотрела на часы, но все равно глянула еще раз. Было «три сорок».

Она уже вышла из всех служебных программ, но открыла пару электронных таблиц, чтобы создать видимость работы на экране. Клэр вытащила из магнитного держателя справа от телефона скрепку – необычную, покрытую красной нескользящей пластиковой пленкой – и разогнула ее, сделав почти прямой. Она постучала тонким, красным стержнем по дужке своих очков у виска и позволила себе еще раз взглянуть на часы: «три сорок пять».

Клэр вздохнула и положила испорченную скрепку на стол. Ее руки едва заметно дрожали.

Она опять посмотрела на часы: все еще «три сорок пять».

В это время Марта вошла в комнату, держа чашку кофе обеими руками и осторожно потягивая напиток сквозь пар. Клэр всегда удивлялась, как Марта могла пить кофе в такой поздний для этого час. Ей нравилось воображать, что Марта нуждается в кофеине, чтобы бодрствовать днем, потому что каждую ночь она погружается в тайный мир изнуряющего порока: проблемы с алкоголем, героиновая зависимость, бойцовский клуб. Забавно, да?

Клэр было бы очень приятно узнать, что у ее босса есть неизвестная ей «темная сторона».

– Ты получила подписи на документах для Эйба? – поинтересовалась Марта.

–  Да. Они уже отправлены с курьером.

– Хорошо.

– Я уезжаю сегодня в четыре… – Клэр вновь взглянула на часы, было уже «три сорок восемь». – Но я подумываю о том, чтобы просто уйти прямо сейчас.

Марта пожала плечами:

– Думаю, десять непродуктивных минут не разорят фирму. Повтори, какие у тебя большие планы?

Клэр замерла перед тем, как повторить ложь, которую она использовала для ненужного никому оправдания.

– Сегодня я присматриваю за детьми моей сестры, – сказала она.

– Ого, – отозвалась Марта, взглянув на сотрудницу с легким подозрением. – Судя по тому, как ты весь день ерзала на стуле, я подумала, что у тебя может быть горячее свидание.

Клэр почувствовала, что слегка краснеет.

– Нет, мы с Дейвом закончили. На этот раз навсегда, – честно ответила она.

И в самом деле она основательно сожгла все мосты.

– Есть и другие парни, кроме Дэйва, верно?

Клэр поморщилась и пожала плечами. Она ненавидела свидания: фальшь, неловкость, скуку.

– Сколько тебе лет, двадцать шесть? – спросила Марта.

– Скоро двадцать семь.

– В твоем возрасте следовало бы заводить бурные романы и совершать пьяные ошибки с музыкантами…

– Это не совсем мое…

– Позвольте мне открыть тебе один секрет, – сказала Марта, облокотившись на стол.

Клэр не могла не смотреть прямо в декольте своего босса. Ей было жаль, что у нее нет такой груди.

– Ты знаешь, как я познакомилась с Чаком?

Клэр покачала головой и чуть наклонилась вперед к лицу Марты. Ей не терпелось услышать, как та подцепила себе в мужья высокого, красивого – хотя, к сожалению, уже сильно лысеющего – врача-дерматолога.

– Я была примерно твоего возраста, может, немного моложе. Мы познакомились на вечеринке и сразу какая-то искра проскочила между нами. Мы нашли гардеробную и просто сделали это там. Потом мне пришлось спросить его имя.

Марта легкомысленно рассмеялась и в ее глазах появилось какое-то мечтательное и отстраненное выражение.

Клэр ничего не сказала. Она посмотрела на часы. Было уже почти четыре.

– Извини, Марта, мне действительно нужно идти, – сказала она.

Настала очередь Марты слегка смутиться.

– Послушай меня, я, кажется, снова переживаю дни моей бурной молодости. Но, помни, что я сказала. Когда-нибудь, когда состаришься, ты вспомнишь все ошибки, которых не совершала. И ты еще пожалеешь об этом.

– Господи, Марта, – засмеялась Клэр, ожидая, пока компьютер выключится. – Мои родители убьют тебя, если услышат, какие ты даешь мне такие советы.

Марта выглядела удивленной и задумчивой.

– Знаешь, Клэр, мне кажется, я никогда раньше не слышал от тебя даже слова “трахаться”.

Конечно, она была права. Клэр не ругалась. Она не ругалась, не курила, не пила спиртного за обедом, не носила облегающую, откровенную одежду и не спала со своими коллегами. Она почти не разговаривала с остальными сотрудниками, за исключением тех случаев, когда к ней обращались напрямую, но это мало кого беспокоило. Она знала, что за глаза ее называли “кошачьей леди”, но не потому, что у нее была кошка – у нее не было домашних животных – а потому, что она воплощала в себе старомодный, социально неприспособленный стереотип, согласно которому неизбежные кошачьи компаньоны естественным образом входили в женскую жизнь.

– Не то, чтобы меня это задевало. Это просто странно, – сказала Марта.

– Мне кажется, это была самая долгая неделя, – сменила тему Клэр, поднимая из-под стола свою сумочку и большую хозяйственную сумку с ярким подарочным пакетом в ней.

Ей нужно было выбраться из офиса, пока она от волнения не наделала каких-нибудь глупостей.

– Желаю хорошо провести выходные, – пробормотала Клэр, неловко толкнув дверь и немного завозившись в проходе с большой сумкой.

– Все-таки постарайся повеселиться, – сказала Марта ей в спину, когда дверь кабинета закрылась.

Створки лифта открылись, и трое настороженно выглядевших руководителей быстро замолчали, когда Клэр вошла. Когда двери закрылись, она повернулась спиной к ним и посмотрела на свое расплывчатое отражение в полированной стали.

Ей показалось, что она выглядит, как карикатура на саму себя: худая и высокая, с короткими и блеклыми каштановыми волосами и черными очками в толстой оправе. Мужчины позади не обращали на нее внимания. Клэр знала, что она даже не была «на радаре» у таких парней.

Этаж за этажом лифт то и дело останавливался, впуская все больше людей, выскользнувших из офисов пораньше на выходные. При каждой задержке Клэр едва не гудела от нетерпения. Когда они, наконец, добрались до первого этажа, она вихрем пронеслась через вестибюль, в душе благословляя свои удобные туфли, скользнула через вращающиеся двери и едва успела вскочить в уходящий автобус.

По мере того как автобус петлял по городу, она все больше терзалась от нетерпения. Клэр бы с удовольствием взяла такси, но у нее был слишком скудный бюджет. Теперь она сожалела о своей экономии. Остановки казались бесконечными, а движение – зловещим в своей медлительности. Наконец, увидев из окна автобуса нужный отель, Клэр вздохнула с облегчением. Она вышла на углу и прошла последние полквартала рысью.

Минуло много времени с тех пор, как Клэр делала это в последний раз: восемь месяцев, еще до встречи с Дэйвом. За это время отель Dolcett, казалось, стал еще грязнее, а его клиенты еще неряшливее. Клэр прижала пакет к груди, расплачиваясь наличными за короткий отдых в номере с ванной. Всего пять баксов за час пребывания, это идеально подходит для девушки с временными финансовыми затруднениями.

Комната находилась на втором этаже. Здесь было грязно, как всегда: облупившаяся краска, сильный запах гнили и табачного перегара, грязное постельное белье и рваные ковры. Не обращая на это внимания, Клэр быстро разделась и открыла коробку в подарочной упаковке, на которую украдкой посматривала весь день. Она разорвала пакет, скрывавший несколько удивительных предметов ее альтернативной жизни, и вытащила небольшую спринцовку и маленький футляр для контактных линз. Она пошла в ванную, чтобы начать свое превращение, и закрыла за собой дверь.

Когда Клэр появилась снова, то брезгливо промокала нижние губки и попку гостиничным полотенцем, смущенно моргая из-за непривычных пока контактных линз, благодаря которым ее серые глаза стали темно-карими. Все еще голая, она сделала семьдесят пять приседаний, семьдесят пять прыжков на месте и швырнула на пол пару полотенец, чтобы сделать полсотни отжиманий. Закончив, она оглядела себя: мышцы напряжены, тело упругое, кожа чуть розовая. Она вылила каплю лавандового масла на ладонь и начала втирать его в себя, позволяя своей коже впитывать его, пока та не стала выглядеть влажной и блестящей.

Потом Клэр взяла новый лифчик. Это было дорого; гораздо дороже, чем она могла себе позволить, если собиралась когда-нибудь съехать от родителей. Черное кружево с атласными бретельками подтягивало ее сиськи до самой выгодной высоты. Она также надела подходящий по стилю пояс с подвязками и, конечно же, черные сетчатые чулки. К ансамблю прилагалась и пара трусиков, но сегодня они ей не понадобятся.

Клэр вытащила из коробки маленькое черное платье в обтяжку и надела его. Осторожно подправила макияж, сделав его немного тяжелее вокруг глаз и заменив остатки бледно-сливовой помады терпко-красной. Бросив на пол пару черных туфель на высоких каблуках, она надела их. Преображение было почти закончено и, наконец, Клэр взяла парик в руки. Это было что-то новенькое для нее. Она выбросила предыдущий – дерзкий каштановый, с прической в стиле «боб» – когда поклялась себе никогда больше так не поступать. Этот новый парик был того же сочного каштанового оттенка, но длинный, чуть волнистый и изумительно красивый. Ее дыхание даже стало порывистым при взгляде на него.

Самое смешное, что именно парик привел Клэр сюда, а не наоборот. Она увидела его в витрине, купила импульсивно и дрожала от волнения всю дорогу домой, точно зная, куда он приведет ее. Вскоре после покупки Клэр обнаружила, что не может думать ни о чем другом, кроме парика и своей маскировки. Она становилась все более беспокойной и раздражительной. Она не могла ни спать, ни есть. Она вымещала свое разочарование на Дэйве с нарастающей интенсивностью и иррациональностью.

Уходя в тот последний раз, он сказал, что она, очевидно, сошла с ума.

Осторожно надевая парик на голову, Клэр подумала, что, может быть, в самом деле немного сошла с ума. Но она решила, что ей все равно. Уже не в первый раз у нее возникло ощущение падения, падения, падения…

Она оглядела себя в грязном зеркале, связалась по телефону с заказом такси и назвала адрес отеля.

– Позвони мне, когда будешь здесь, – сказала Клэр.

Таксист перезвонил через пятнадцать долгих минут.

Когда она вышла из комнаты, в коридоре болтались трое грубоватых чернокожих ребят, передавая друг другу тлеющий косяк. Клэр посмотрела на них, но быстро отвела взгляд, когда заметила шесть пар глаз, жадно изучающих ее. Не оглядываясь, она быстро пошла к лестнице. Они следили за ней? Что, если они пойдут следом? Если их руки протянутся прямо сейчас, чтобы схватить ее, затащить в комнату, привязать к кровати и трахать снова и снова, всю ночь напролет; иногда по очереди, иногда сразу?

Задумавшись, Клэр слегка споткнулась на верхней ступеньке лестницы.

– Осторожно, не сломай свою хорошенькую шею, Белая Леди, – сказал один из курильщиков, и его голос донесся ей вслед из коридора.

Остальные засмеялись. Она уже не обращала на них внимания.

Клэр быстро спустилась в вестибюль и направилась на улицу к ожидавшей ее машине.

– Добрый день, – сказал водитель.

Его глаза внимательно изучали ее в зеркальце заднего вида.

Клэр протянула ему визитную карточку, на которой был только адрес.

– Отвези меня туда, – сказала она, не ответив на приветствие.

Клэр всегда ездила в клуб на машине. Это было не слишком дорого, и она любила приезжать с шиком. Короткая поездка из отеля была одной из любимых частей ритуала. Также было и сейчас, когда ее нервозное ожидание достигло наивысшей точки, и она отдалась своему беспокойному удовольствию.

Теперь они были уже совсем близко. Клэр достала телефон и набрала номер.

– Да? – произнес мужской голос.

– Я в такси. Мы уже почти у ворот… Эй, какой у тебя номер машины? – крикнула она водителю.

Водитель выкрикнул вслух цифры и буквы.

– Ты это слышал? – переспросила она человека на линии.

Он подтвердил.

Клэр пришлось указать таксисту на короткую подъездную дорожку к пологому пандусу, заканчивающемуся стальной дверью гаража. Она открылась, когда машина направилась к ней. За дверью пандус круто спускался в гараж, но Клэр остановила водителя у тяжелой стальной двери и серьезного охранника возле нее. Она расплатилась, и охранник помог ей выйти из машины и пройти дальше. Дверь с лязгом захлопнулась за ней. Ее сердце бешено колотилось.

– Привет, дорогая, – сказала жизнерадостная женщина средних лет за стойкой администратора.

– Я давно здесь не была, – сказала Клэр, положив кончики пальцев на сканер.

Женщина проверила свой компьютер и протяжно присвистнула.

– Почти девять месяцев. Хотела завести ребенка или что-то в этом роде?

– Попытка моногамии, – судорожно пожала плечами Клэр.

Женщина выразительно нахмурилась.

– О, мне так жаль, дорогая. Что ж, давай проверим тебя, чтобы ты сразу могла заняться делом, милая.

Это была рутина: быстрый забор крови, базовый медицинский осмотр, личные вопросы, а затем: «Пожалуйста, подождите, пока мы вам не сообщим результат».

Клэр устроилась в удобном кресле в приемной и впилась ногтями в потные ладони.

Вошла группа молодых людей в костюмах и сгрудилась в углу. Они, казалось, нервничали, глядя на нее из другого конца комнаты. Интересно, во сколько им обошлось предстоящее удовольствие? Вход обычно стоил двести для одного парня, но только сто, когда он был частью пары с женщиной. Одинокие женщины ничего не платили. Иногда Клэр жалела, что здесь бесплатно пропускают девушек в клуб. Может быть, если бы приходилось платить, она бы больше не возвращалась. Может быть, тогда ей удалось бы избавиться от этой зависимости.

– О’кей, мисс, – сказала женщина от стойки администратора. – Все чисто.

Сердце Клэр сильно заколотилось в груди, когда она поднялась на ноги. Парни в углу смотрели на нее с завистью и – да! – с желанием. Она подмигнула им, входя в раздевалку.

Они скоро будут там, и она собиралась быть готовой к этому.

В раздевалке было несколько парней, снимающих свою повседневную одежду, и мужчина с женщиной, шумно трахающиеся в душе. Клэр стянула с себя крошечное черное платье, сунула его в сумочку и пристроила её в шкафчике. Она в последний раз взглянула на свое отражение. Великолепная – в туфлях на высоких каблуках, чулках, пояске и лифчике – она толкнула дверь на выход.

Только сейчас Клэр почувствовала себя живой, с каждым шагом ощущая, будто парит в воздухе, двигаясь по клубу. Один только запах – пота, секса, дезодорантов и дезинфицирующих средств – заставил ее мгновенно потечь от воспоминаний о предыдущих визитах. Сейчас было еще рано, пятничная суета только начиналась. Она знала, что через час здесь будет полным-полно народу. Даже с учетом того, что цены были завышены, чтобы заманить женщин и отпугнуть мужчин, на танцполе всегда было гораздо больше парней, чем девушек.

Конечно, все выглядело именно так, как Клэр и ожидала. Именно «орда семьянинов», отчаянно желающих всадить свой хрен в какую-нибудь анонимную шлюшку, прежде чем выдержать два дня пресной пригородной домашней жизни, делала пятницы такими сексуально несоразмерными с другими днями. Следовательно, такие пятничные вечера привлекали особый тип девушек.

Клэр оглядела зал, и несколько парней с надеждой переглянулись и посмотрели ей в глаза. Она притворилась, что ничего не заметила, и направилась в глубь клуба. Клэр прошла мимо плотной группы мужчин, собравшихся вокруг нескольких женщин, стоящих на четвереньках; «пригородных» жен и матерей с бледными, покрытыми ямочками ягодицами и бельем от Target. Они стояли так, что лицо каждой женщины находилось между задницами ее соседок. Парни хихикали, как школьники, когда двигались вдоль этой линии, трахая рот, трахая киску, и снова рот, и снова киску. Женщины стонали и вздыхали, ощущая себя на чужих членах, принимая их один за другим спереди и сзади.

Клэр прошла мимо, здесь слишком людно. Девушка сама предпочитала быть в центре внимания, когда играла.

Проходя мимо бара, Клэр увидела мужчину, с которым тусовалась несколько лет назад, впервые попав сюда. Он подтолкнул своего приятеля и кивнул в ее сторону. Краем глаза она видела, как они поднялись со своих мест, чтобы последовать за ней. Клэр снова сделала вид, что ничего не заметила, и подошла к просторному помосту, возвышающемуся в задней части клуба.

Невысокая платформа была круглой и застланной ковром из черного меха, на ней стояли три черные кожаные оттоманки, расположенные на равном расстоянии друг от друга.

На одной из них мужчина средних лет трахал молодую черную девушку в миссионерской позе, а остальные были не заняты. Клэр подошла к ближайшей. Она стояла спиной к залу. Кто-нибудь наблюдал за ней? Неужели все они смотрят?

Ее сердце бешено колотилось, когда она заняла эту позицию. Клэр расставила ноги пошире и глубоко наклонилась, опершись на оттоманку всем своим весом, ее лицо было скрыто темно-каштановым париком. Ее кожа была словно наэлектризована ожиданием, пока она застыла в таком положении: ноги прямые, мышцы напряжены, задница поднята, киска влажная, открытая и готовая…

Из-за спины донеслись мужские голоса.

– А вот и она. Черт, ты только посмотри на это…

– Это качественная пизда.

– И все еще свежая.

– Хе-хе, недолго осталось, быть такой…

Клэр почувствовала, как руки коснулись ее, ощупали и побежали вверх по внутренней стороне ее бедер, чтобы погладить влажную киску. Она чуть поежилась от прикосновения незнакомца.

– Она уже ко всему готова! – прокомментировали сразу несколько голосов.

Губы незнакомца, как наждачная бумага, прижались к ее киске. Его язык метнулся вперед, чтобы коснуться клитора и исследовать ее дырочку. Клэр разочарованно вздохнула, она никогда так не кончала. Кунилингус ей давно надоел.

– Просто трахни меня! – услышала она свой хриплый голос.

Вокруг раздавался смех множества разных голосов. Сколько их было сейчас? Клэр почувствовала острый укол страха, но когда открыла рот, то лишь громко ахнула от нахлынувшей похоти.

– Черт, у этой гребаной сучки течка!

Пальцы раздвигали ее половые губы. Твердый член скользнул вверх по ее блестящим складкам и медленно вошел в ее тело. Она извивалась от удовольствия, чувствуя, как первое проникновение этого вечера наполняет ее.

Он неторопливо двигался, трахая её.

– О, черт, она тугая. Попробуй-ка, каково это, чувак.

Они поменялись местами. Новый член вторгся в нее, чтобы жадно пройтись туда и обратно, затем еще и еще, наконец, каждый по очереди побывал в ней. Один из них сел на подушку перед лицом Клэр. Он откинул ее волосы в сторону, и она обнаружила, что его толстый член блестит перед ней, все еще липкий от ее собственной сырости. Она подняла лицо и открыла для него рот.

Ведомая двумя членами, спереди и сзади, Клэр теперь стояла на четвереньках на оттоманке. Большой палец ткнул ее в анус, затем два пальца, щедро заряженные смазкой, широко раздвинули ее сфинктер. Девушка застонала, не выпуская член изо рта.

Ее двигали, располагали, как им надо, многочисленные сильные руки. Клэр опустили сверху на чей-то член, и она села на него по самые яйца. Следом сзади стал пристраиваться еще один мужчина. Она застонала и задергалась, когда он медленно вошел в ее задницу. Слезы потекли из ее глаз от боли, вызванной тем, как ее раздирали изнутри, но, как всегда, возбуждение вспыхнуло и быстро выжгло боль интенсивным, экстатическим удовольствием. Они начали двигаться в унисон. И Клэр кончила драматично, яростно. Затем она кончила снова и снова, и так далее, пока не начала бороться за возможность дышать с двумя членами, которые теперь по очереди возникали у ее рта.

Клэр делала с ними все, что могла. Из двух пенисов у ее лица вытекло много преякулята. Взяв обе головки в рот одновременно, она потерла их языком, ощущая дикую набитость своего рта. Клэр почувствовала, как они задергались одновременно. Они закачали в ее рот поток спермы, который вырвался из ее губ и потек куда-то вниз.

Мужчина под ней начал брыкаться и трястись, извергая поток горячей спермы во влагалище. Ее тело задрожало, когда Клэр представила, как его извивающиеся струи вторгаются в нее, пытаясь заразить, изменить, разрушить ее. Сегодня она была в самой безопасной части своего цикла, хотя, как хорошая католическая девушка и приверженка ритмического метода, она знала, что каждый впрыск спермы был головокружительной игрой с ее дальнейшей жизнью на кону.

– Господи, да!!! Спускай мне в пизду, – выдохнула она, снова кончая сама.

Клэр отодвинулась от своих партнеров в сторону, но по-прежнему стояла лицом вниз, высоко задрав задницу. Один за другим мужчины подходили и закачивали в нее свою сперму, наполняя ее скользкой субстанцией. Она ощущала, как толстые струйки семени стекают по ее бедрам и сворачивают в спущенные сбившиеся чулки. Клэр представила себе, как ее матка погружается на самое дно ее разверзнутой дырочки.

И снова она кончила.

Наконец, наступило затишье. Клэр приподняла голову: теперь было больше пар, меньше агрессивных групп мужчин. Сколько времени прошло? Сколько мужчин использовали ее? Она почувствовала, что падение в бездну начинает овладевать ею.

Сожаление и отвращение где-то в глубине души начали нарастать.

– Вот это грязная пизда, – восхищенно произнес мужской голос позади нее. –Ты хочешь вычистить ее?

Женский голос безмолвно проворковал что-то в знак согласия. Затем к ней прикоснулись пальцы, а губы и язык начали ласкать ее липкую плоть, и гладкое, женское лицо двигалось к ее сырой, растраханной вульве. Ее голова повернулась, когда она скользнула над застывшей под ней женщиной. Та шумно прихлебывала из распухших покрасневших губок. Клэр громко застонала.

Пытаясь схватить Клэр за волосы, чтобы оттянуть ее голову назад, мужчина, расположившийся позади нее, случайно сорвал парик. Она схватилась за него и приподнялась на колени, чтобы натянуть чужие волосы обратно. Женщина, жадно сосущая ее киску, зашипела, когда Клэр почувствовала, как вязкая слизь внутри нее вытекает, чтобы заполнить перевернутый рот женщины.

Клэр посмотрела вниз и поймала взгляд женщины.

– Марта!? – сказала она, когда изумленные глаза начальницы посмотрели на нее, узнавая.

Она повернула голову, чтобы увидеть мужа Марты, Чака, позади нее, пристраивающегося, чтобы заполнить ее задницу своим членом.

Клэр почувствовала, что ее разум расслабился. Обычная волна сожаления и отвращения испарилась. Теперь, когда Марта и Чак знали ее секрет, пути назад не было. Она быстро представила себе выходные, обеды и вечера в качестве их добровольной секс-игрушки.

Но будущее подождет. Прямо сейчас член Чака давил на ее сфинктер, а язык Марты кружил вокруг клитора.

И снова она воспарила… оживая.

(Всего 84 просмотров, 1 сегодня просмотров)
0

Добавить комментарий